ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она отвернулась, чтобы скрыть волнение.

– Древо Жизни чувствует себя лучше, – чуть погодя сказала она. – Не хватает только третьего слитка целительного золота.

– За ним нужно будет вернуться в Нубию?

– Нет, речь идет о зеленом золоте Пунта.

– Пунт… Как я это и предполагал, эта страна – вовсе не плод воображения поэтов!

– Архивные документы не дают нам возможности точно определить его местонахождение. Но во время праздника бога Мина, возможно, некий информатор даст нам главные сведения…

– «Нам»… Высказали «нам»?

– Действительно, Великий Царь нам поручил это дело. Если такая персона действительно появится во время совершения таинства в Копте, то мы должны будем его убедить дать нам эти драгоценные сведения.

– Исида… Кто я для вас – друг или только союзник? Чем дольше она молчала, тем сильнее Икер надеялся… Не изменилось ли ее отношение? Испытывает ли она какие-то новые чувства?

– Мне приятно встречаться с вами, – призналась она. – Во время вашего долгого путешествия мне вас не хватало.

Остолбенев от удивления, Икер подумал, что ослышался. Неужели его безумная мечта начинала понемногу становиться реальностью? А вдруг она разобьется?

– Могли бы мы продолжить эту нашу беседу за обедом?

– Нет. К сожалению, нет, Икер. Я должна строго соблюдать правила. По правде говоря, праздник бога Мина будет для нас скорее всего последним случаем увидеться.

Сердце Икера сжалось.

– Почему, Исида?

– Посвящение в таинства Осириса – это религиозный обряд. Дав обещание хранить тайну, я не могу вам ничего рассказать. Но все же могу сообщить, что я решилась идти в своих поисках до конца. Говорят, многие не вернулись с того пути, на который мне придется встать…

– Разве необходимо так рисковать?

Она улыбнулась своей обезоруживающей улыбкой.

– Разве существует другой путь? И вы, и я – мы живем ради утверждения непреходящего духа Маат и сохранения Древа Жизни. Пытаться избегнуть этой судьбы было бы и недостойно, и невозможно.

– Как мне помочь вам?

– Каждый из нас идет своим путем. И этот путь усеян испытаниями, которые нужно одолеть в одиночку. А там, в ином мире, может быть, мы и встретимся.

– Я вас люблю здесь и сейчас, Исида!

– Разве этот мир не является отражением мира невидимого? Нам предстоит расшифровать знаки, стирающие границы и открывающие двери. Если вы меня действительно любите, учитесь забывать меня!

– Никогда! Я умоляю вас отказаться, я…

– Это стало бы роковой ошибкой.

В этот момент Икер ненавидел Абидос, Осириса, его таинства! Но он тут же раскаялся в своей инфантильности. Конечно, Исида была права. Ничто не направляло их к обычному спокойному существованию, ничто не давало им права считать свое маленькое счастье чем-то укрытым от тревог мира. И соединиться они могут, лишь пройдя каждый сквозь неизвестное!

Они нежно взялись за руки.

45

Наконец-то и Мемфис! Скоро Медес увидит ливанца, а уж тому-то наверняка известно, что с Провозвестником. Но вот вопрос: почему это фараон задумал провести праздник в честь бога Мина именно в Копте, а не в столице, где ему уже приготовили триумфальную встречу? Этот демарш Сесостриса наверняка связан с исцелением Древа Жизни!

У Медеса был главный помощник, мастер на все руки – Жергу. Став другом Икера, он сумел добиться того, что его кандидатура предложена на пост ответственного за интендантство. Учитывая его отличную службу в Нубии, его тут же и назначили. Значит, он сможет вблизи шпионить за главными действующими лицами события и открыть причины их поездки туда.

Медеса прекрасно лечил доктор Гуа, и он снова обрел и цветущий вид, и прежнюю решимость. Никто не сомневался в том, что для Провозвестника усмирение Нубии стало жестоким ударом. Но следует ли отчаиваться? Если Сесострис не выглядел триумфатором, если его речи оставались скупыми и осторожными, то следовало опасаться врага в самом Египте!

Провозвестник был тонким тактиком и, конечно, рассматривал нападение с разных сторон. Некоторые были довольны событиями, некоторые, наоборот, расстроены. И его желание разрушить этот режим и расширить влияние своей веры оставалось не только в силе, но и обретало новую почву под ногами…

В Копте царило веселье. В тавернах не успевали наливать крепкое пиво жаждущим, среди которых было множество торговцев, наводнивших город по случаю праздника, посвященного богу плодородия Мину. Традиционные ритуалы во славу Мина, покровителя тучных полей и стад и всеобщего процветания, зажгли огонь в сердцах и глазах даже самых скромных женщин. «Да уж, боги этой земли не заставляют томиться в суровом духовном и телесном воздержании наш народ», – думал Секари, успевший отведать праздничных ласк игривой и богопослушной красотки.

Сесострис возглавлял очень древний ритуал. Одетый в самые торжественные одеяния, расшитые золотом, он шествовал в процессии, направлявшейся к храму. Перед ним шли жрецы, которые несли статуэтки с изображениями фараонов, перешедших в Вечный Восток. Рядом с Великим Царем несли изображение Мина с огромным фаллосом, символизировавшим созидательное начало неиссякаемой божественной силы. Был также и белый бык, являвшийся одновременно символом власти фараона и животным воплощением бога Мина. Этот бык служил подставкой для мерцающего светильника и вместе с тем свидетельствовал о силе.

Икер любовался восхитительной жрицей, шедшей слева от фараона.

Здесь, на празднике, Исида представляла царицу.

Статуя бога Мина была поставлена на цоколь, и тогда жрецы выпустили из клеток птиц. Птицы полетели на все четыре стороны и должны были свидетельствовать о поддержке действиями фараона небесной и земной гармонии.

Золотым серпом Сесострис срезал стебель полбы и предложил его белому быку, его отцу Мину и КА предков.

Исида, произнося заклинания возрождения, семь раз обошла вокруг фараона.

Потом появился маленького роста негр. Низким голосом он спел гимн богу Мину с такой выразительностью, что все присутствующие вздрогнули. Он приветствовал своей песней быка, пришедшего из пустыни, быка со счастливым сердцем, который должен был принести царю в дар изумруд, бирюзу и ляпис-лазурь, поскольку Мин олицетворял сейчас воскресшего Осириса, распределителя благ.

Закончилось главное священнодействие. Началась та часть праздника, которую сильнее всего ждали, – поднятие мачты Мина, на которую ловко влезали парни, решившиеся добыть подвешенные на самый верх красные кувшины, которые использовались во время церемонии закладки часовни в честь бога. Внизу девушки внимательно следили за смельчаками.

Исида отвела Икера в сторону.

– Мужчина, с которым мне бы хотелось поговорить, находится здесь.

– О ком ты?

– О певце с магическим голосом. В старинных текстах он носит имя Негр из Пунта. Он не появлялся уже много лет. Только он может дать нам точные сведения.

Жергу охотно выпил бы не один десяток кубков с крепким пивом, но решил, что повсюду будет следовать за этой парой.

Исида и Икер подошли к чернокожему карлику, когда тот отдыхал в тени пальмы.

– Я – жрица с Абидоса, – сказала Исида. – А это – Царский Сын Икер. Нам хотелось бы просить вас о помощи.

– Что вы хотите знать?

– Где находится Пунт, – ответил Икер.

Певец криво усмехнулся.

– Путь туда отрезан давным-давно! Найти его может только мореплаватель, прошедший по острову КА.

– Я был там, – заявил Икер.

Певец вскочил.

– Ненавижу лжецов!

– Я не лгу.

– Кого же ты видел на этом острове?

– Огромного змея. Ему не удалось спасти свой мир, и он пожелал мне спасти мой мир.

– Значит, ты говоришь правду.

– Согласитесь ли вы проводить нас к Пунту?

– Капитан корабля должен иметь почитаемый камень. Без него это верная гибель!

– Где этот камень?

– В карьерах Уади Хаммамат. Но любая экспедиция туда обречена на провал.

– Я выполню условие.

69
{"b":"30836","o":1}