ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Осмотрим место, – предложил Секари.

Исида возглавила маленький отряд.

Она остановилась перед каменным сфинксом с туловищем льва. Это было творение египетского мастера, выполненное в самой лучшей технике.

Цоколь украшала иероглифическая надпись: «Я – хозяин Пунта».

– Нам повезло, – воскликнул Секари, – мы у цели! И обитатели острова избрали один из наших главных символов в качестве защиты своего края!

Сфинкс с головой мужчины и туловищем льва представлял фараона и бдительно охранял священные места. Не делало ли его присутствие жителей Пунта верными слугами Сесостриса?

Икер умерил энтузиазм Секари.

– Речь может идти о военном трофее.

– Иероглифы великолепны и не повреждены. Надпись лишена двусмысленности. Разве Негр из Пунта не вел себя как друг?

Аргументы Секари внушали оптимизм. И все-таки в пальмовый лес путешественники вступили с опасением. Икер вспоминал об острове КА, но этот был гораздо обширнее.

За благодатью леса начиналась безводное, гористое плато. Сухие каменистые склоны затрудняли движение. Путники двигались вслед за Северным Ветром, выбиравшим более удобную дорогу. Временами им попадались пахучие травы.

С вершины холма Секари разглядел странную деревню, стоявшую на краю озера, вокруг которого росли ладанные и эбеновые деревья. Жители Пунта использовали лестницы, чтобы взбираться в свои жилища, дома на сваях. Здесь же свободно разгуливали кошки, собаки, быки, коровы и жираф.

– Странно, ни одного человека! Неужели они сбежали при нашем приближении? А может быть, они убиты?

– Если Провозвестник добрался и сюда, – высказал предположение Икер, – то можно опасаться самого худшего.

– Давайте спустимся к деревне, – решила Исида. – Я иду первой.

Секари не оценил такого риска, но девушка и не дала ему времени оспорить свое решение.

Когда они прошли внутрь через вход, отмеченный двумя высокими пальмами, несколько сотен мужчин, женщин и детей спустили лестницы, вышли из своих домов и окружили их. Прически их были разнообразными, схенти здесь носили в складку или цветные – все это говорило о том, что жители Пунта старались быть красивыми. Все они выглядели сытыми и здоровыми. Исиду поразила одна деталь: бороды мужчин походили на бороду Осириса! Оружием никто не потрясал.

Один мужчина лет сорока подошел к жрице.

– Кто вы и откуда?

– Я – жрица с Абидоса. А это Царский Сын Икер, рядом с ним Секари. Мы приехали из Египта.

– Фараон там все еще царствует?

– Нас всех отправил сюда Великий Царь Сесострис.

Вождь жителей Пунта восхищенно и недоверчиво обошел вокруг юной жрицы. Икер и Секари были готовы вмешаться.

– Когда фараон появляется, -продекламировал предводитель, – его нос – это мирт, его губы – это фимиам, дыхание его губ схоже с ароматом драгоценного притирания, ароматом летнего лотоса! Потому что наша страна, земля богов, отдает ему свои сокровища. Увы! Нас постигла болезнь, наша страна высыхает! Если луга и леса снова не зазеленеют, Пунт исчезнет. Феникс больше не пролетает над нашей землей. Только женщина, обладающая почитаемым камнем и играющая на систре, может нас исцелить!

– У меня есть такой камень, я приехала, чтобы поднести его вам и исполнить музыку систра, чтобы рассеять злые чары.

Пока вождь жителей Пунта касался спасительным минералом каждого из своих соплеменников, Исида заставить петь инструменты богини Хатхор.

Насколько хватало глаз зазеленели поля и берега рек.

Все подняли головы: над деревней как раз кружила голубая цапля с блестящим опереньем.

– Снова появилась душа Ра, -радостно улыбаясь, воскликнул предводитель. – Ароматы возродились, Древо Жизни распрямляется на вершине Холма Начала Начал. Осирис правит тем, что существует, днем и ночью…

– Ты упомянул о Древе Жизни? – удивилась Исида.

– Феникс рождается на ветвях ивы, в Гелиополисе. Его тайна отражается в акации Абидоса.

Царский Сын был поражен. Откуда этот островитянин мог все это знать?

Островитянин простерся перед Исидой.

– Чудесные ароматы страны Пунт возродились благодаря женскому солнцу, посланнице золотой богини, питающейся пением и танцами. Пусть они будут возданы твоему КА в этот счастливый час, когда снова зазеленела земля богов!

Все жители Пунта, независимо от возраста, были людьми приветливыми и веселыми и, само собой разумеется, знали толк в праздниках. Нашим путникам удалось наконец забыть о заботах и закружиться в безудержно ликующем хороводе под радостные приветственные песни.

Секари наслаждался обществом двух юных красоток, чьи прелести сулили ему весьма приятное времяпрепровождение, но при этом опасливо поглядывал на вождя островитян, который, впрочем, смотрел на происходящее весьма доброжелательно.

Икер не отрывал глаз от Исиды. Она так сияла от счастья, что покорила сердца всех жителей деревни.

Супруга вождя острова украсила ее ожерельем из аметистов, малахитов и сердоликов, а также поясом из раковин, отлитых из зеленого золота особого качества.

Золото Пунта, необходимое для выздоровления акации!

Надпись на поясе поразила Икера: коронационное имя Сесостриса!

– Посланцы царя уже приезжали сюда? – спросил Икер у главы острова.

– Ты первый.

– А этот предмет?

– Он из нашей сокровищницы. Тебе известно тайное имя Пунта? Остров КА. Созидательная сила мира не знает человеческих границ. А сейчас ты и твои спутники вдохнете ароматы земли богов.

Жители острова принесли много раскрашенных яркими красками ваз и открыли их. Распространились ароматы ладана, мирта и различных видов фимиама. Они поднялись над всем островом…

– Так умиротворена Великая в магии – змея из блестящего металла на лбу у фараона, – объявил глава острова. – Под покровительством этих ароматов справедливые могут появляться перед повелителем того мира. Созданные оком Хора эти чудесные ароматы стали лимфой Осириса. Когда изготовитель притираний курит фимиамы Пунта, он создает божественную материю, используемую при бальзамировании ожившего в храме золота.

Икер больше не понимал смысла этих загадочных слов. Но Исида, наверное, оценит их важность. Разве она не привела его сюда, чтобы он услышал эти откровения?

– Поздравим наших благодетелей, как они этого заслуживают, – приказал хозяин острова. – Наполним кубки гранатовым вином.

По мнению Секари, гранатовый сок, получаемый из спелых зерен, давал напиток посредственного качества, если не считать его способность предупреждать дизентерию. И все же он не стал чваниться. Разве после такого волнительного путешествия не стоило осушить кубок?

На свежем воздухе был устроен пир, во время которого каждый ел и пил столько, сколько ему хотелось, за исключением Исиды и Икера, ни на мгновение не забывавших о своей миссии.

– Зеленое золото Пунта необходимо для жизни Египта, – сказал Царский Сын предводителю острова. – Дадите ли вы нам позволение увезти несколько слитков?

– Конечно, но мне не известно, где находятся старые рудники.

– Кто-нибудь это знает?

– Сборщик коры.

48

Сборщик коры, вооружившись теслом и корзиной, медленно собирал каучук. Приучившись беседовать с деревьями и слушать их разговоры, он вовсе не жаждал компании людей. Заметив его настороженность, если не сказать враждебность, Секари сел в нескольких шагах от него и положил на землю свежий хлеб, кувшин вина и сушеное мясо. И, словно он был один в целом мире, стал обедать.

Сборщик коры прекратил работу и подошел.

Секари молча протянул ему хлеб и мясо. Тот, немного поколебавшись, согласился взять угощение.

Не без осторожности согласился он и выпить.

– Бывает, конечно, вино и лучше, но и это ничего, – сказал Секари. – Ну как день?

– Мог быть и хуже.

– Судя по высокому качеству твоих продуктов, тебе, должно быть, хорошо платят. В Египте любят притирания. А притирания из Пунта принадлежат к категории высочайшего класса. Это просто роскошь! Но, увы, наша страна может исчезнуть.

73
{"b":"30836","o":1}