ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сборщик коры отведал сушеного мяса.

– Что, ситуация сложная?

– Даже более того.

– А что произошло?

– Злые чары. Нужна срочная помощь. Наша единственная надежда – ты.

Сборщик коры поперхнулся. Секари постучал ему по спине.

– Зачем ты смеешься надо мной?

– Я вполне серьезно. Поиски, предпринятые жрицей с Абидоса, которая, кстати говоря, здесь присутствует, показали, что спасти нас может только зеленое золото Пунта. А кто нам может дать его? Ты.

Секари выждал длинную паузу.

Причины обращения к нему мастер отрицать не стал. Задумавшись, он медленно жевал мясо.

– По правде говоря, – сказал он наконец, – не я должен это сделать. Но я должен хранить молчание.

– Никто и не просит тебя выдавать тайны. Позови своего друга, и я объясню ему сложившуюся ситуацию.

– Он никогда не скажет.

– Разве ему безразлична судьба Египта?

– Как знать!

– Прошу тебя, дай мне шанс убедить его.

– Это бесполезно, уверяю тебя. Ни один из твоих аргументов до него не дойдет.

– Почему же он такой бесчувственный?

– Потому что это – вожак царствующей здесь стаи бабуинов. Он сердит, агрессивен и кровожаден. Только мне удается работать здесь, не вызывая его ярости.

– Он действительно владеет сокровищем?

– Согласно легенде, эта большая обезьяна охраняет Золотой Город с начала времен.

– Тогда покажи мне место, где ты его обычно видишь.

– Но ты оттуда живым не вернешься!

– Вернусь. У меня дубленая шкура.

Не дойдя приличного расстояния до опасной обезьяны, сборщик коры отказался идти дальше. Секари, Исида и Икер в сопровождении осла и собаки сами отправились через заросли. Внезапно Северный Ветер и Кровавый легли, поджав хвосты в знак полного подчинения.

Огромная обезьяна, загородившая отряду путь, угрожающе подняла палку, которой, видимо, привыкла орудовать. У нее была серо-зеленая грива, образующая нечто вроде клаава, а мордочка и ладони были красными.

Зная, что смотреть прямо в глаза бабуину нельзя, потому что для него это означает опасность, Икер опустил глаза.

– Ты – царь, – произнес он. – Я – сын фараона. Ты – воплощение Тота, бога писцов. Я – писец. Не оставь страну Обеих Земель! Мы – не воры и не гонимся за прибылью. Золото предназначено Древу Жизни. Оно как лекарство позволит Древу выздороветь и зазеленеть.

Глаза животного исподлобья перебегали с одного на другого из не прошеных гостей. Секари чувствовал, что он был готов наброситься на них в любую минуту. Своими клыками он мог бы убить и хищника. Когда приближается стая бабуинов, даже голодный лев оставляет свою добычу.

Но обезьяна стала быстро карабкаться на вершину дерева…

Секари промокнул взмокший лоб. Осел и собака поднялись с земли.

– Смотрите! – воскликнула Исида. – Он ведет нас!

Действительно, обезьяна, оглядываясь на своих гостей, стала перепрыгивать с дерева на дерево, явно приглашая за собой. Она не только решила показать дорогу, но и выбирала более удобный для пешеходов путь, огибая болотистые или слишком густые участки леса. Когда растительность стала редкой, обезьяна исчезла.

Удивленный Секари обнаружил мощеную дорогу. Согнувшись, путники пошли по ней, и попали к жертвеннику, уставленному приношениями.

– Здесь определенно есть люди, – высказал свое мнение Секари.

Дробильные машины, кирки, бойки, мельничные жернова, емкости для мытья – все это не оставляло сомнений в том, что здесь кто-то трудился. Секари обследовал колодцы и неглубокие подземные галереи, в которых легко было вести добычу металла. Все было в хорошем состоянии, словно мастера все еще продолжали этим пользоваться.

– Но обезьяны не имеют обыкновения превращаться в рудокопов!

– Власть бога Тота превосходит наше понимание, – сказал Икер.

Остается надеяться, что они не присвоили себе все золото! Я не вижу ни унции…

Тщательные поиски успехом не увенчались. Безрезультатно.

– Странно, – заметил Икер, – нет ни молельни, ни часовни. А ведь каждая рудная разработка должна находиться под покровительством божества!

– Еще более странно, – подхватил Секари, – что нет в этом лесу ни одного насекомого, ни одного пресмыкающегося и даже ни одной птицы!

– Иными словами, это место околдовано.

– Если здесь побывал Провозвестник, то мы в западне…

– Не думаю, – сказала Исида. – Царь бабуинов нас не предал!

– Тогда как объяснить все эти странности? – спросил Секари.

– Это место само себе покровительствует, потому что находится вне обычного мира.

Такое объяснение Секари не убедило.

– Но, как бы там ни было, следов золота нет!

– Мы не способны их разглядеть. Возможно, дневной свет скрывает их пеленой.

– Если мы останемся здесь на ночь, то нужно развести огонь.

– Это бесполезно, – решительно сказала Исида. – Ведь ни одно дикое животное нам не угрожает. А с такими сторожами, как Кровавый и Северный Ветер, мы сразу узнаем о малейшей опасности.

Пока Исида пыталась лучше представить себе хранителя здешних мест, оба молодых человека отправились изучать окрестности.

Тщетно.

На закате они вернулись к Исиде.

– Ни одного каменного жилища, – пожаловался Секари. – Ну ладно, приготовлю-ка я постели из листьев.

– Давайте лучше не будем спать, – предложила Исида. – При свете луны, небесном воплощении Осириса, тайна откроется. Смотрите, этой ночью будет полнолуние! Это око неба нам все осветит.

Несмотря на усталость, Секари тоже решил не спать. Не в первый раз ему как секретному агенту фараона по особым делам приходилось обходиться без сна.

Икер сел рядом с Исидой. Ему выпало счастье наслаждаться этим неожиданным счастьем, позволившим ему жить рядом с ней!

– Вернемся ли мы в Египет?

– Но только с зеленым золотом! – строго ответила жрица. – Пунт – это лишь один из этапов нашего пути, и мы не имеем права его провалить.

– Исида, вы когда-нибудь переживали такое опасное испытание?

– Мне не известен ни день, ни час, и решение мне не принадлежит…

Он осмелился взять ее за руку.

Она ее не отдернула.

Когда его нога легко коснулась ее ноги, она не протестовала.

Страна Пунт становилась для Икера раем! Он молил, чтобы время остановилось, чтобы он и она стали статуями, чтобы ничто не менялось в этом невыразимом блаженстве! Он боялся шевельнуться, боялся дышать, чтобы не разрушить это чудесное общение.

Но вот луна изменила блеск. Ее сияние стало таким сильным, что его можно было сравнить с солнечным. Это была уже не серебряная луна, а золотая. Она наводняла своим светом шахту и только ее.

– В небе происходит превращение, – прошептала жрица.

В трех шагах от них земля засияла изнутри, озаренная огнем из глубин.

Северный Ветер и Кровавый сидели неподвижно. Секари, не мигая, пытался не упустить ни малейшей подробности этого завораживающего спектакля.

Исида сильнее прижалась к Икеру. Боялась ли она или молча признавалась ему в своих истинных чувствах?

Он не спрашивал ее, боясь разрушить этот прекрасный сон. Золотой свет снова уступил место серебряному. Луна успокоилась, земля тоже.

– Давайте копать, – приказал Секари.

Он подобрал две кирки и протянул одну из них Икеру.

– Чего ты ждешь? Я что, один должен здесь вкалывать?

Царский Сын был вынужден оторваться от Исиды, и этот разрыв привел его в отчаяние. Ведь согласившись на эту близость, разделив с ним эти моменты нежности, не отвергнув его любовь, она, должно быть, говорила ему о том, что у них есть будущее!

Друзьям, однако, не пришлось копать глубоко.

Они обнаружили семь больших кошелей.

– Искатели используют точно такие же! – заметил Секари. Жрица открыла один из них.

Внутри лежало золото Пунта! В шести других было то же самое.

В деревне египетские моряки наслаждались всеобщим вниманием. Их баловали и лелеяли. Они проводили время в застолье, пили, ели и ворковали с красавицами-островитянками и рассказывали им небылицы. Обычно это были легенды о собственных подвигах, о том, как они усмиряли море, или о невиданных рыбах, выловленных ими в одиночку. Растаяв от восхищения, девушки верили всем и безоговорочно.

74
{"b":"30836","o":1}