ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Каждый день Собек-Защитник, ставший доверчивым и откровенным, говорил с Икером о делах. Несмотря на его непрерывные усилия и усилия его людей, стража ничего не могла найти. Начальник все нажимал, уверенный в том, что следы законспирированных людей Провозвестника обнаружатся, если сильно ударить.

Ну наконец-то! Возвратился Сесострис.

Он отвел свою первую аудиенцию Икеру. Уже сейчас значительная часть придворных рассматривала его как преемника фараона. Приближая Икера к трону, Сесострис обучал его всему, что делал сам, чтобы обеспечить стабильность стране Обеих Земель.

Икер склонился перед гигантом.

– Исида прошла огненный путь, – поведал фараон, и Древо Жизни воскресает!

Юноша едва сдержал свою радость.

– Она действительно в полном здравии, Великий Царь?

– Действительно.

– Значит, на Абидосе снова царит счастье!

– Нет, потому что спасение акации Осириса было лишь одним из этапов. Ее болезнь и умаление символов, лишенных энергии в течение такого долгого периода, оставили глубокий след. Твоя миссия заключается в том, чтобы их стереть.

Икер был поражен.

– Ваше Величество, но я не знаю Абидоса!

– Исида тебе покажет. Ты для нас – свежий взгляд. Это важно.

– А она согласится?

– Какими бы ни были ее чувства, какова бы ни была трудность задачи, ты должен это исполнить. Указом ты назначен Принцем, Хранителем Царской Печати и главой Двойного Дома – золотого и серебряного. Сехотеп и Сенанкх будут отныне работать под твоим руководством. На Абидосе ты будешь моим представителем, и в твоем распоряжении будут все ремесленники, которые тебе понадобятся. Нужно создать новую статую Осириса и новую священную ладью. Кроме своих целительных качеств, золото, привезенное из Нубии, послужит созданию этих произведений. Со времени болезни акации иерархия жрецов была нарушена. Но, несмотря на внешнее благополучие, все не так справедливо и гладко. Поэтому наша победа может оказаться иллюзорной. У тебя будет вся полнота власти, чтобы расспрашивать, отзывать некомпетентных и назначать тех, кого ты сочтешь достойными этой задачи.

– Вы считаете, что я на это способен?

– Пока Исида проходила этапы посвящения, приведшего ее к огненному пути, ты проходил собственный путь. И он вел тебя на Абидос, в духовный центр нашей страны. Возможно, Провозвестник угрожает ему. Даже верные служители Осириса могут оказаться ослепленными. Но ты, наоборот, не будешь рабом прежних привычек и прежних предрассудков.

– Но я рискую со всеми перессориться!

– Если твои изыскания сведутся к мирным разговорам, ты потерпишь неудачу. Придай земле Осириса ее прежнюю ясность и гармонию, успокой акацию и откажись от слабости и компромисса.

Икер предчувствовал, что его титул Единственного Друга потребует от него тяжких забот, но не знал, что они будут настолько тяжелыми.

– Великий Царь, откроется ли для меня когда-нибудь Золотой Круг Абидоса?

– Иди, мой сын, и покажи себя достойным своей цели!

52

Медес был собой доволен. В отличнейшем настроении он снова принимался за свои дела и с таким размахом, который отнимал все силы у его подчиненных, включая подсадную утку Собека. Секретарь Дома Царя очень опасался его не задействовать. Переодетый писцом стражник будет продолжать успокаивать Защитника. Разве Медес не ведет себя как ревностный чиновник, верой и правдой служащий фараону?

Супруга, пребывавшая под благотворным воздействием лекарств доктора Гуа, беспокоила его меньше. Сильные снотворные положили конец ее истерикам.

Безлунной ночью Медес отправился к ливанцу.

– Провозвестник поехал на Абидос, – сообщил ему торговец.

– Икер снова покинул Мемфис. Надо полагать, что он сам бросится в пасть к своему злейшему врагу?

– Провозвестник всегда опережает своего противника. Что ты придумал для того, чтобы дестабилизировать ситуацию в столице?

– Пожары, нападения на мирных жителей, кражи на базарах и в частных домах. Быстрые и жестокие действия создадут переполох, а Собек и его стража будут опасаться собственной тени. Кроме того, мне кажется уместным разграбить несколько приемных писцов, которые плохо охраняются. Отметь, где они расположены.

Ливанец получил сведения.

Теперь связным ему служил его привратник. В отличие от водоноса, он контактировал только с ограниченным числом подпольщиков, которые затем дальше распространяли его указания.

После успеха Провозвестника на Абидосе и ликвидации Икера нужно будет переходить к более решительным действиям.

Благодаря выздоровлению Древа Жизни, чьи листья блестели на солнце, земля Осириса позабыла о тягостных днях, еще недавно угнетавших сердца.

Хотя меры безопасности осуществлялись в прежнем объеме, на остров стало допускаться большее число временных жрецов, которые оказывали неоценимую помощь постоянным.

Едва сдерживая свою злобу, Бега продолжал подавлять своих коллег. А те, в свою очередь, продолжали считать его суровым, серьезным и полностью преданным своему долгу. Ни его речи, ни его поведение не позволяли догадываться о его истинных чувствах.

Несмотря на периоды отчаяния, Бега мечтал о мести. Только она позволяла ему переносить унижения.

Переступив порог своего скромного жилища, куда никому не дозволялось входить, он ощутил, что он не один.

– Это кто себе позволил…?

– Я, – ответил жрец высокого роста, безбородый, с бритым черепом и одетый в льняную тунику.

Бега не знал этого человека, но его голос не был ему незнаком… Когда блеснули красным огнем глаза, он так и врос в стену.

– Вы… вы не…

– Бешеный убил одного временного, – сказал Провозвестник. – Я занял его место.

– Кто-нибудь видел, как вы входили ко мне?

– Успокойся, друг мой, наконец твой час настал. Я хочу все узнать об Абидосе до приезда Икера.

– Икер здесь! Царский Сын, Единственный Друг и специальный посланец Сесостриса имеет все полномочия. Он, может быть, попытается реформировать коллегию жрецов и жриц.

Бега побледнел.

– Он обнаружит торговлю стелами и мои связи с Жергу!

– У него не останется на это времени.

– Как ему помешать?

– Убив его.

– В самом центре земли Осириса?

– Это идеальное место, чтобы нанести фатальный удар Сесострису! Царь приготовил ему трон. Не сознавая того, он стал цоколем, на котором держится будущее его страны. Нет нужды расшатывать стены этого царства, когда довольно обрушить цоколь. И тогда рухнет даже этот фараон со статью колосса.

– Остров остается под бдительным наблюдением стражи и армии…

– Они снаружи, а я внутри. Бешеный и Бина не замедлят ко мне присоединиться. Зная все, что здесь происходит, мы займем сильную позицию. На этот раз Икера не спасет никакое чудо.

Расставание было душераздирающим. Ни Северный Ветер, ни Кровавый не хотели оставлять своего хозяина. Не помогали никакие его объяснения. Секари сам пытался их успокоить, но животные выказывали несвойственную им нервозность, словно не одобряли поездки Царского Сына.

– Я потерял сон, – признавался сам Икер. – Вместо рая Абидос, может быть, станет для меня адом! Во-первых, я боюсь отказа Исиды. А во-вторых, моя миссия обречена на провал!

Вмешательство Собека помешало Секари успокоить своего друга.

– Ко мне поступил сигнал о двух нападениях в жилых кварталах и о трех поджогах. Ни один из инцидентов не может быть случайностью.

– Сеть Провозвестника оживает, – рассудил Секари.

– Он сломает себе зубы! – пообещал Собек. – Пока мои люди поведут официальное расследование, которое без огласки не останется, не мог бы ты повсюду собрать слухи?

– Рассчитывай на меня.

Начальник стражи проводил Икера в порт.

Довольный качеством и количеством персонала, находившегося в распоряжении Икера, Собек присутствовал на проводах корабля, впереди и вослед которому шли военные суда.

На носу корабля Икер не мог наслаждаться мирными прелестями пейзажа. У него было ощущение, что он плывет между двумя мирами и не может вернуться в тот, откуда прибыл, и ничего не знал о том, в который направлялся. События, пережитые с момента ужасного путешествия на «Быстром», вновь пришли ему на память. Многие загадки разрешились, но главная тайна, тайна Золотого Круга Абидоса, осталась неразгаданной.

79
{"b":"30836","o":1}