ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бэтмен. Ночной бродяга
Что хочет женщина…
За них, без меня, против всех
Забытые
Самая неслучайная встреча
Как стать рыцарем. Драконы не умеют плавать
Семена успеха. Как родителям вырастить преуспевающих детей
Изувер
Перекресток Старого профессора
A
A

— Чем могу служить нашему новому советнику управы, чье назначение, вполне заслуженное, я бесконечно поддерживаю?

— Чтобы оценить опасность паводка, мне нужно посмотреть документы о предыдущих замерах и плотинах в нашей области.

— Хорошо, все архивы в вашем распоряжении!

Икер не ограничился только этими документами. Наконец он смог посмотреть список кораблей, построенных в провинции Файюм, и узнать имена членов экипажей.

Но никаких сведений о «Быстром»!

Как и в провинции Тота, все соответствующие документы в архиве были уничтожены. Ни одного упоминания и об экспедиции в страну Пунт.

И, тем не менее, одно доказательство все же нашлось, и вполне весомое: Икер нашел имена Черепашьего Глаза и Головореза в списке моряков, нанятых на торговый флот фараона! Стало быть, именно тиран приговорил Икера к смерти!

— Где ты прячешься, Бина? — спросил Икер, осматривая домик, в котором они встречались.

— Я позади тебя! Но не покажусь, пока ты не скажешь мне своего решения.

— Теперь мое решение окончательно.

— И ты поразишь чудовище?

— Я убью его!

— Тогда я могу выйти!

Когда он ее увидел, он ее не узнал...

Перед ним была другая женщина: искусно подкрашенная, с подведенными специальным составом глазами, в большом парике, который скрывал большую часть ее лица.

— Это ты, Бина? Это правда ты?

— Я знала, что твой ответ будет положительным. И я предусмотрительно договорилась, что приведу тебя к нашим друзьям. Но при условии, что ни один прохожий меня не узнает. Твое оружие?

— Оно со мной.

— Я пойду впереди, на значительном расстоянии. Когда войду в мастерскую, следуй за мной.

Несколько светильников освещали мастерскую, где изготавливались ножи и короткие мечи для домашних нужд и для охраны.

Сидя в полумраке, ремесленники враждебно смотрели на Икера.

— Не беспокойся, — сказала Бина. — Это наши союзники. Они привезли партию продукции, предназначенную для освободителей. Скоро наши ряды вырастут! Кахун обещан нам, Икер! И все же ничего не произойдет, пока у тирана сохраняется абсолютная власть! Покажи нам оружие, которое станет оружием справедливости.

Писец вынул свой короткий меч. Бина взяла его и отдала мастеру.

— Наточи его, да так, чтобы лезвие стало острым, как смерть.

Хотя задача, порученная новому советнику городской управы и была непосильной, Икер оказался на высоте. Его писцы, техники и специально нанятые рабочие укрепили берега каналов земляными насыпями. Каждая плотина была упрочена, каждое водохранилище уплотнено. Писец считал и пересчитывал необходимые объемы и кубатуру грунта, которые нужно было перевезти и уплотнить, чтобы сделать берега незатопляемыми. Даже если паводок будет чудовищным, жители останутся в безопасности. Писец был также занят перевозкой фуража в те места, где вдали от воды будет собран скот. И не забыл предусмотреть множество пристаней, которые позволяли бы населению перемещаться.

Всех поражала невероятная трудоспособность юноши. Внешне он совсем не был атлетом, но, тем не менее, оказался неутомимым работником и стремился все контролировать лично. По всей вероятности, правитель дал ему слишком тяжкое задание, но Икер был настойчив. Если его одолевали усталость и отчаяние, он начинал думать о ней, своей юной жрице, которая в мечтах была постоянно с ним. Тогда словно расступались тучи, темное небо прорезала молния и он вновь преисполнялся сил. Он снова брался за дело. Однако исход этой битвы был неясен.

Когда наступили дни «сверх года», завершавшие цикл из трехсот шестидесяти предшествующих дней и отмечавшие начало следующего цикла, каждый в душе замирал. Во всех крупных храмах страны служители культа произносили заклинания, предназначенные для умиротворения Секхмет, львицы-убийцы, чтобы она не насылала на Египет своих вестников и злых гениев, несших с собой несчастья и болезни.

В первый из пяти опасных дней отпраздновали рождение Осириса. Разве паводок не символизировал его воскрешение? Второй день был посвящен сыну Осириса Хору, считавшемуся покровителем царства. Но третий день мог быть началом любой катастрофы, потому что он был посвящен рождению Сета.

Бина, накрашенная и поэтому неузнаваемая, встретилась с Икером на маленькой площади в тени пальмы.

— Весь город только и говорит о тебе. Ты спас его от разрушения.

— Никто не жалел своих сил. Но Нил решит...

— Я с нетерпением жду дня Сета. Хоть бы он стер с лица земли этот проклятый Египет!

— Проклятый Египет? Что ты хочешь этим сказать, Бина?

Юная азиатка поняла, что совершила ошибку.

— Я говорю о тиране, который ведет свою страну к погибели и повсюду плодит несчастья для своего народа. Ты изменил свое мнение, Икер?

— Ты что, считаешь меня безголовым?

— Нет, конечно, нет!

— Тогда опасайся Сета. Если он поразит деспота, тем лучше. Но если он опустошит возделываемые земли и обречет тысячи людей на голод и нищету?! Разве можно этому радоваться?

— Не нужно подозревать меня! Я только хотела, чтобы сила этого бога дала силу нашему делу.

В день Сета визирь прекратил все дела.

Часы тянулись нескончаемо долго.

И, наконец, настал день Исиды, затем пришел день Нефтиды. С помощью этих двух сестер новый год родился в гармонии.

Паводок, сильный и высокий, все же не причинил больших разрушений плотинам. Жертв не было. Городская управа поздравила писца Икера с замечательной работой. Все его расчеты оказались правильными, благодаря ему Кахун и его окрестности остались нетронутыми бушевавшими водами. Можно было даже предсказать отличный урожай, что позволит доверху наполнить амбары и скопить запасы на случай тяжелых лет. По окончании празднеств, посвященных начавшемуся году, Икер получил, наконец, право на несколько часов отдыха.

— У тебя невеселый вид, — сказал ему Секари. — Надеюсь, правитель города не станет выжимать из тебя все соки, как из бурдюка с вином?

— И не думай даже, — ответил Икер. — Теперь я должен составить доклад о том, насколько пригодны хранилища Кахуна для долговременного хранения запасов. Правда, архивы облегчат мне задачу, но, тем не менее, потребуется все перепроверить, потому что технические службы имеют дурную привычку переписывать документы с ошибками.

— Кстати, об архивах... Ты нашел там то, что искал?

— У меня больше нет сомнений в том, как я должен себя вести.

— Ты — блестящий молодой человек, ты умен, ты воспитан. Я — темный человек, у меня нет образования, но я доверяю моему инстинкту и редко ошибаюсь. Зачем тебе нарываться на несчастье, когда удача держит тебя за руку?

— Счастье для меня невозможно пока я не исполню свой долг.

— Вспомни хотя бы слова мудреца: «Фараон знает все, что делается. Нет ничего ни на небе, ни на земле, что бы ему не было известно».

— Какими бы ни были сети осведомителей у тирана, правосудие, в конце концов, поразит его.

Секари опустил голову.

— Мне неприятно тебе это говорить... Но на мою помощь в этом деле не рассчитывай. Моя жизнь не была легкой, я вынес немало ударов судьбы. Здесь мне хорошо.

— Я тебя понимаю и нисколько не осуждаю. Можешь ли ты, по крайней мере, поклясться мне, что не выдашь меня?

— Клянусь тебе, Икер.

15

Рано утром прекрасный дом Медеса наполнился истерическими криками его взбалмошной супруги, чей нервный срыв завершил череду непростительных и катастрофических ошибок слуг. Во-первых, кайма, украшавшая вырез и края ее туники, оказалась отпорота, словно одежда была заказана в мастерской у каких-то там неумех. Во-вторых, мастерица по прическам оказалась настолько глупа, что заболела и отправила ей свою помощницу, а та была настолько неловкой, что не сумела правильно прикрепить дополнительные пряди к ее черному парику. А ведь достаточно было приподнять одну прядь парика, обвернуть ее вокруг большой шпильки, подцепить дополнительную прядь и поставить на место настоящую. И тогда уловок не будет видно! В ярости жена секретаря Дома Царя бросила зеркало наземь и отправила эту дуру назад, не заплатив ей!

22
{"b":"30837","o":1}