ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подбородок-Башмаком обернулся и увидел перед собой старушку-жрицу — такую сухонькую и маленькую, что ее могло опрокинуть даже слабое дуновение ветра!

В порыве нахлынувших чувств Оливия склонила перед ней колени.

— Я — служанка богини и приехала из провинции поклониться ей.

— В такой поздний час?

— Мой корабль уходит завтра рано утром.

— Как же ты вошла сюда? И кто этот мужчина?

— Он — мой преданный слуга. Мы вошли через боковой вход.

— Ой-ой-ой! Стражник позабыл закрыть дверь! У тебя с собой молитвы богине Нейт, создательнице мира?

— Они записаны в моем сердце...

— Тогда соберись с мыслями, и пусть семь слов богини озарят твою душу. Я слишком устала, пойду в свою комнату, отдохну...

Старушка ушла. Подбородок-Башмаком тут же присел на табурет, потому что едва держался на ногах от страха.

Выждав время, переведя дух и заодно убедившись, что ничто больше не нарушает тишины этого уединенного места, он взял светильник и вместе с Оливией отправился в святилище.

На гранитном цоколе стоял сундук из акации.

— Вот оно, сокровище! Помоги-ка мне его вынести! Голос — на этот раз мужской — пригвоздил обоих похитителей к месту:

— Привет, Оливия! Разве ты — презренная воровка?

— Сехотеп! Но...

— Я люблю женщин, люблю легкие победы и мимолетные связи, но я — в первую очередь Хранитель Царской Печати! Поэтому я никогда не болтаю в постели, если только не подозреваю, что мне расставляют силки. Тогда самое лучше — постараться расставить свои!

Из полумрака вышли стражники.

Подбородок-Башмаком всегда скрупулезно выполнял условия своих контрактов — это было главным условием, почему его нанимали для новых дел. Поэтому перед тем, как бежать, он, как и договаривались, перерезал Оливии горло. Она как подкошенная рухнула наземь.

— Взять его живым! — приказал Сехотеп.

Один стражник, защищаясь от Подбородка-Башмаком, прорывавшегося к двери и размахивавшего окровавленным коротким мечом, был вынужден нанести удар. Меч вошел прямо в сердце. Подбородок-Башмаком упал.

Хранитель Царской Печати не упрекнул своего стражника в этом непреднамеренном убийстве, потому что прыжок бандита был неожиданным и сильным. Другого выхода не было.

К несчастью, ни бандит, ни танцовщица не успели назвать имени нанявшего их человека.

— Что будем делать с сундуком? — спросил начальник группы стражников.

— Отнеси к себе. Он пуст.

21

С момента своего назначения на должность начальника всей стражи царства Собек-Защитник мало спал. Его очень заботила безопасность фараона, а тот, к сожалению, ездил по стране часто и подвергал себя большому риску. Вообще-то Собек предпочел бы, чтобы фараон вовсе никогда не выходил за пределы своего дворца. Но не тут-то было. Сесострис не обращал никакого внимания на его советы, и Собеку приходилось постоянно приспосабливаться к ситуации, какой бы неблагоприятной она ни выглядела.

Несмотря на многочисленные обязанности, Собек выкраивал час-другой для тренировок. Раз в день он обязательно занимался с отборными частями стражи, которые составляли личную охрану царя. Их было немного, они умели быстро и эффективно работать, во время поездок не оставляли фараона одного и знали, что следует делать и как реагировать при любом типе нападения.

В это утро Собек был в отвратительном настроении. Да, конечно, нелегко было создавать хорошую сеть информаторов во всех землях объединенного Египта, особенно в провинциях, которые когда-то были настроены к Сесострису враждебно. И все же почему стража не получала никаких сведений о тех лицах, которые кичились своей оппозиционностью к правительству? Эти преступники никогда долго не оставались в тени, потому что любили, чтобы о них говорили. Ввергнуть страну в опасность, напав на ее духовный центр, — разве это, с их точки зрения, не подвиг, которым хотелось похвастаться?!

И, тем не менее, ни одного известия...

Собек ругал себя, что ему никак не удается выйти хотя бы на один след, который бы оказался полезен фараону. Он все чаще собирал начальников различных внешних и внутренних подразделений, стражи, повторяя им, что нужно умножить усилия. Будь эти заговорщики хоть сподвижниками демонов, им все равно не удастся остаться незамеченными!

После драмы, разыгравшейся в храме Нейт, Собек и Хранитель Царской Печати встретились дома у Сехотепа.

— Ты знал эту Оливию до встречи в школе танца?

— Нет. Но так как она слишком быстро уступила моим ухаживаниям, я заподозрил Оливию в том, что ее кто-то нанял. Ты расспросил уже наставницу танцовщиц?

— Она и все остальные девушки к этому делу непричастны. Сехотеп, ты слишком рискуешь. Представь, что эта девчонка могла получить задание убить тебя!

— Это не в ее вкусе. После неприятностей с Сенанкхом я был уверен, что попытаются скомпрометировать и меня тоже. Возможно, даже обесславить. Кто-то решил скомпрометировать чиновников Дома Царя и разрушить ближайшее окружение фараона. А что тебе удалось разузнать по поводу этой Оливии?

— Увы, ничего особенно интересного. Она и в самом деле хотела сделать карьеру танцовщицы.

— У нее не было постоянного любовника?

— Так, маленькие проходные интрижки. Мы разыскали двух последних ее приятелей, но их допрос ничего не принес. По всей видимости, эта Оливия была простой девчонкой.

— Это только видимость! Ведь кто-то же ее все-таки нанял!

— Знаю, Сехотеп. Случайно сотрудничество с таким закоренелым бандитом как Подбородок-Башмаком не возникает.

— Да и он, скорее всего, действовал не по собственной инициативе.

— Разумеется, нет, но установить того, кто им управлял, невозможно. Подбородок-Башмаком работал от случая к случаю и всегда заключал сделки с теми, кто больше всего платит.

— Тебе не кажется, что он получил приказ убрать Оливию?

— Вполне вероятно.

— Эх, Собек! В любой группе злоумышленников всегда есть слабое звено!

— Знаешь, Сехотеп, теперь я все больше и больше в этом сомневаюсь.

— Оба погибли? Ты уверен? — тревожно спросил Медес.

— Абсолютно уверен, начальник, — ответил Жергу.

— А у стражников было время надавить на них?

— Судя по той ярости, которая охватила в последние дни Собека-Защитника, наверняка нет. Ну и Подбородок-Башмаком как хороший профессионал исполнил условие своего договора и прирезал танцовщицу. Его убили при попытке к бегству. Если вас интересует мое мнение, то мы были на волосок от катастрофы!

— Я недооценил Сехотепа, — признал Медес. — Но как можно было предположить, что этот волокита расставит нам такую изощренную ловушку?!

— Сенанкх, Сехотеп... Уже два поражения, — горько вздохнул Жергу. — Члены Дома Царя нам не поддаются.

— Фараон ведь не случайно их подобрал! Они доказали ему свою ловкость. Но и они — всего лишь люди. И, в конце концов, мы нащупаем их слабое место.

Жергу глубже втиснулся в низкое кресло и недовольно крякнул.

— Мы богаты, уважаемы, влиятельны... Что если мы сосредоточимся на нашем богатстве?

— Кто не идет вперед, тот отстает, — заметил Медес. — Не ной из-за двух этих срывов. Главное — ослабить царя.

Жергу налил себе вина.

— Но теперь его ближайшее окружение насторожится.

— Покажем себя более изобретательными! Мне кажется, я знаю, куда нужно нанести решающий удар.

Медес поведал о своем плане. Его исполнение требовало немалых хлопот, но не выходило за рамки разумного. В случае успеха Сесострис будет действительно сильно ослаблен.

И снова совещание начальников подразделений стражи оказалось безрезультатным. Ни у одной из служб не оказалось ни одного заслуживающего внимания следа. В тавернах никто ни о чем подозрительном не болтал и не хвастался сомнительными подвигами, никто не хвалился, что поставил страну на грань катастрофы.

Один из помощников Собека показался ему смущенным.

— Ко мне пришло несколько досадных жалоб, — признался он. — Они отправлены из четырех провинций — одна с юга и три с севера.

33
{"b":"30837","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дело о пеликанах
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
Полночный соблазн
Сила других. Окружение определяет нас
Лис Улисс и долгая зима
Столп огненный
Топ-менеджер: Как построить карьеру в международной корпорации
Кобель домашний средней паршивости
Уже взрослый, еще ребенок. Подростковедение для родителей