ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Капитан, показалась речная стража, — предупредил капитана помощник.

— Ты в этом уверен?

— Она дает нам сигнал остановиться.

Капитан в ярости бросил завтрак и побежал к носовой части судна.

Действительно, быстрый кораблик с десятком вооруженных людей на борту уже перегородил ему дорогу.

— Обязательная инспекция, — проинформировал офицер.

— Чей приказ?

— Начальника стражи Собека-Защитника.

Репутация этого человека была всем хорошо известна, и капитан понимал, что с ним лучше не шутить. Поэтому он выполнил маневр, пристал к берегу и пустил представителей стражи на свой корабль.

— Что происходит?

— Изменились правила навигации, — ответил офицер. — Ты должен подождать и до завтра не ходить в Мемфис.

— Ты поплатишься головой! Ведь у меня расписание!

— К тому же мы должны осмотреть груз.

— Но мои документы в порядке!

— Это мы как раз и проверим... Незамедлительно...

— Это не в моих правилах!

— Тогда, пока мои ребята делают свою работу, покажи мне свои бумаги.

Капитан повиновался.

На вечерней заре последовало решение.

— Ты нарушил правила, — решил офицер. — Состояние твоего корабля плохое, груз слишком велик, команда слишком мала. Конечно, ты можешь плавать и дальше, но мы назначим тебе высокий штраф.

Как только стражники ушли, капитан стукнул кулаком по бортовому ящику для хранения коек.

— Я этого так не оставлю! Собек не имеет права изменять правила навигации по собственному усмотрению. Я напишу визирю!

Старик говорил без умолку, но рассказчик он был замечательный. Теперь Икеру было известно о Мемфисе все. Он прошел по всему порту, побывал в центре города, в его северном и южном пригородах, полюбовался храмами Хатхор, Птаха и Нейт, походил по Анкх-Тау — Жизни Обеих Земель, — где возвышались святилища в память усопших фараонов, поплавал по каналам, забрался на старинную белокаменную цитадель и пообедал в лучших тавернах, что стало ему платой за прошения к властям, которые он составил для своего хозяина и его друзей.

Несколько раз Икер и его экскурсовод издали смотрели на дворец. Вокруг дворца стояли на посту многочисленные стражники.

— Что, фараон опасается покушения? — спросил Икер.

— Египет объединился и живет теперь мирной жизнью. Но это не всем нравится. Семьи бывших правителей провинций не слишком любят нашего монарха. Из-за него они утратили значительную часть своих привилегий. Визирь Хнум-Хотеп затыкает им рот, и народ этому рад. Такой царь как Сесострис — это счастье для страны!

Икер понял, что не сможет высказать ни малейшего упрека в адрес тирана, потому что старик принадлежит к числу сторонников фараона.

— Да, задача начальника всей стражи, должно быть, не из легких! — сказал он.

— Ох, мой мальчик, мы все так думаем! Но у Собека-Защитника могучие плечи. Как только его видишь, во всем готов признаться, даже в преступлениях, которых не совершал! Пока фараон будет под такой охраной, ему нечего бояться... Я бы чего-нибудь выпил... А ты?

Старик пил гораздо больше обычного, и писец с большим трудом выдерживал его темп. Поскольку алкоголь делал старика многословным, Икер благодаря ему становился настоящим мемфисцем.

Но каждую ночь во сне к Икеру возвращались одни и те же воспоминания: вот он привязан к мачте «Быстрого», потом кораблекрушение, остров КА, змей, спрашивающий его, сумеет ли он спасти свой мир, потом сказочная страна Пунт, мнимый стражник, пытающийся его убить, затем его старый учитель, который говорил ему о неразгаданной судьбе, и, наконец, она, юная жрица, — такая прекрасная, такая лучезарная и такая недоступная!

Он просыпался, вскакивал, хватался за короткий меч и, лишь когда стискивал его рукоять, успокаивался.

О, его будущее ему хорошо известно!

— Почему ты сегодня не ешь? — спросил Икера старик, не страдавший отсутствием аппетита. — Добрый завтрак — прежде всего!

— Прости, не хочу.

— Тебе не нравится, как у меня готовят?

— Нет, готовят великолепно, но у меня свело желудок.

— Кажется, мне известна причина, Икер... Твое назначение затягивается, так?

Молчание юноши было красноречиво.

— Не слишком переживай, это обычная волокита здешних чиновников. Составляя письма для жителей квартала, ты прилично зарабатываешь. И все же скажи мне, на что ты... надеешься?

Икер предвидел этот вопрос.

— Я ведь не только писец, но и временный жрец. Поэтому я должен поискать себе место в храмах.

— А, понимаю! Ты становишься высокопоставленным чиновником, и я для тебя слишком мелкая птица!

— Ну что ты, как раз наоборот. Я не знаю, как и отблагодарить тебя за твое гостеприимство.

— Ведь ты спас меня от высокого налога, это огромная услуга! Благодаря твоим письмам у меня теперь безбедная жизнь. И то, что я пользуюсь твоими знаниями, для меня — неожиданное счастье. Но я понимаю, что оно не может длиться вечно.

Икер пришел в храм Птаха, вокруг которого располагалось множество административных зданий, хранилищ, мастерских и библиотек. Жрец, которому была поручена охрана, отвел его к главному интенданту.

Юноша решил играть в открытую.

— Твое имя?

— Икер.

— Чем занимался?

— Писец и временный жрец в храме Анубиса в Кахуне.

— Это ничего не значит... Чего ты хочешь?

— Исполняя функции библиотекаря, я понял, что мне нужно, продолжая приносить пользу, повысить свои юридические знания.

— Тебе нужна квартира?

— Если можно, то да.

— Я представлю тебя тому, кто нанимает людей. Он проверит твои знания.

Это оказалось для Икера простой формальностью, потому что во время учебы у генерала Сепи он научился отвечать и на более сложные вопросы. Итак, его взяли на испытательный срок в три недели, затем полагалось два дня отдыха. Если его услуги подойдут, Икера примут.

Как только писец дотронулся до книг, его охватило давно забытое чувство блаженства. Снова погрузиться в эти богатейшие религиозные, литературные или научные тексты — какое счастье! Ему поручили сверить инвентарь, выправить в нем возможные ошибки и внести новые поступления. Это позволило Икеру оценить, что за богатства хранятся в библиотеке!

Икер почувствовал на себе чей-то вопросительный взгляд. Подняв голову, он увидел, что за ним внимательно следит начальник библиотеки, которому было поручено оценить способности нового служащего. Но Икер быстро позабыл об этом человеке, настолько увлекала его работа.

Когда чиновник хлопнул Икера по плечу, юноша вздрогнул.

— Рабочий день уже давно кончился.

— Уже?

— Работать после закрытия можно только по специальному разрешению, а выдать его тебе я не уполномочен. Если ты будешь слишком много и быстро работать, вызовешь зависть у коллег. Старайся удержаться на своем месте.

Икер без единого протеста встал и пошел за служащим. Тот отвел его в комнатушку, находившуюся в здании для временных жрецов.

— Завтра будешь принимать участие в распределении жертвенных продуктов после их освящения. Время обеда уже прошло, поэтому желаю тебе доброй ночи.

Из мешка со своими писчими принадлежностями, с которыми никогда не расставался, Икер извлек короткий меч и прижал к груди. Каждый вечер он укреплял себя в своем намерении.

Утром Икер — выбритый, вымытый и надушенный — принял из рук постоянного жреца круглые хлебцы с румяной корочкой, которые он раздал каждому из служивших за утренним ритуалом. Сам Икер последним съел жертвенный хлебец, запив его холодным молоком.

— Ты новенький? — спросил его чуть сутулящийся жрец лет тридцати. — У тебя какая специальность?

— Право.

— Где ты ему учился?

— В провинции Зайца.

— Город Тота дает прекрасное образование, но тебе придется обновить многое из изученного. Так, сейчас больше не существует правителей провинций. И всю совокупность юрисдикции осуществляет визирь, применяющий на практике законы Маат.

— Где я могу пополнить знания?

35
{"b":"30837","o":1}