ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Быть полезным своей стране — разве это не высшая радость? Извините, не хочу терять ни мгновения.

Медес вернулся к себе и тотчас же отправил слугу разыскивать Жергу по всем амбарам, где тот распускал свои павлиньи перья перед подчиненными. Жергу поспешил в дом к патрону.

— Действовать нужно сегодня ночью, — сказал Медес. — Сесострис в своем кабинете будет один.

— А стража?

— Смена караула будет около часу ночи. В течение нескольких минут коридор, ведущий к личным покоям царя, останется без присмотра. Пусть твой ливиец войдет через служебный вход и идет прямо к цели.

— А если он встретит неожиданное препятствие?

— Пусть уничтожит его. Покажи ему этот план внутренних покоев дворца, и пусть он сохранит его в своей памяти. Потом план сожги. Как дела с его братом?

— Решены окончательно.

— Предупреди твоего бандита и проинструктируй его.

Жергу действительно побаивался этого квартала. Там царила гнетущая атмосфера, и это так отличалось от привычной веселости Мемфиса! Горы мусора дымились на солнце, источая болезнетворный запах, от которого воротило с души. Бездомные собаки рылись в нем, пытаясь найти что-нибудь съестное.

Даже под яркими солнечными лучами укрытие Изрезанного выглядело зловещим.

— Выходи, — приказал Жергу.

Дверь продолжала оставаться закрытой. Жергу в беспокойстве подошел ближе.

— Выходи немедленно!

В нескольких шагах от Жергу угрожающе стали собираться крысы. И в тот момент, когда Жергу решил бросить в них куском засохшей глины, чьи-то руки схватили его за горло и приподняли в воздух.

— Мне хочется тебя задушить! — проревел Изрезанный.

— Отпусти, — успел прошептать Жергу, — я принес тебе первый взнос.

Рабочий опустил египтянина на землю.

— Если ты соврал, тебе конец.

Жергу держался руками за горло. Этот идиот чуть не свернул ему шею!

— Где деньги?

Главный инспектор амбаров порадовался своей осторожности. Предвидя реакцию головореза, он захватил с собой маленький мешочек с великолепной ляпис-лазурью.

— Камни стоят очень дорого! И это всего ли маленькая часть от общей платы... Ты ее получишь, если исполнишь обещанное сегодня ночью.

Ливиец восхищенно гладил камни.

— Никогда ничего подобного не видел... Сегодня вечером, говоришь?

— Я покажу тебе план царского дворца и объясню, как туда пройти. Если тебе все удастся, то для тебя настанет сказочная жизнь! Вот тебе короткий меч, им и воспользуешься.

Офицер, которому было поручено в течение шести часов командовать силами безопасности дворца, пользовался собственной методой, а не приказами Собека, к которым относился с недоверием. Он отправлял младшего офицера предупреждать стражников о времени смены караула, и те друг за другом выходили из дворца в порядке, обратном тому, в котором туда заходили. Так офицер мог не только сосчитать их, но и узнавать в лицо. Затем он расставлял по местам другую группу своих людей.

Солдат, охранявший служебный вход, был рад, что покидает свой пост. Поясница отчаянно ныла, и стоять было невыносимо трудно.

Едва он скрылся из виду, во дворец тут же проник Изрезанный, готовый убить любого, кто встретится у него на пути.

Сириец был поражен.

Как опытный вояка, прошедший подготовку у Кривой Глотки, он уже добрый час наблюдал за постом и дожидался маневра, который должен был организовать подставной стражник. Тогда наступала очередь действовать для сирийца...

Но, по всей вероятности, появившийся стражник не входил в состав караула.

Кем же он тогда был и что ему было нужно? В руке короткий меч, крепкая шея и плечи, суровый взгляд... Ничего обнадеживающего ...

И вдруг сириец понял: переодетый стражник!

А если есть еще и другие, спрятавшиеся во внутренних коридорах? Единственное средство узнать это — прибить вот этого, а потом убедиться самому.

Внезапно послышались приказы, а за ними раздался топот бегущих ног...

Это запланированная диверсия!

Капитану только что сообщили о попытке проникновения в кабинет визиря. Все солдаты должны были немедленно броситься на помощь.

Никого...

Изрезанный медленно двигался по коридорам, припоминая план расположения помещений. Его работа казалась ему такой легкой, что он улыбнулся.

И как раз в этот момент длинное лезвие сильно и точно резануло его по горлу.

В предсмертном прыжке грузчик выбросил вперед руку с коротким мечом, пытаясь достать грудь своего врага. Но сириец увернулся и с удовольствием наблюдал, как умирает тот, кого он принял за стражника.

Боевик двинулся дальше.

Ни стражи, ни солдат. Как и планировалось, дворец на это краткое время был пуст.

Вот, наконец, и кабинет Сесостриса.

Теперь фараону жить недолго! Сириец до конца дней своих сможет хвастать таким подвигом!

В тот момент, когда он уже собирался толкнуть дверь, в его живот больно ударила чья-то голова, которая была тверда, как камень. Дыхание перехватило, и сириец опрокинулся навзничь. Ударом ноги противник сломал ему правую кисть, заставив бросить оружие.

Но долгие часы тренировок не прошли даром — сириец научился действовать в самых крайних ситуациях. Не обращая внимания на рану и боль, он вскочил на ноги и левой рукой сбоку ударил только что напавшего на него человека.

Используя свое преимущество, сириец хотел было нанести еще удар, но его противник оказался стремительнее. Предвидя атаку, он сделал маневр в сторону и мгновенно захватил сирийца сзади за шею. Если бы тот не был ранен, ему было бы проще избавиться от этого захвата. Рана сильно мешала сирийцу в неравной борьбе, которая очень быстро кончилась жутким хрустом шейных позвонков.

Вздохнув с облегчением, победитель оттащил труп в узкий проход, куда складывали белье для стирки.

Перед главным входом во дворец царила суета. Но даже в обстоятельствах, когда стража оказалась в расстроенном порядке из-за ложной тревоги, офицер не утратил контроля над ситуацией.

— Мы можем войти? — спросил мастер-мясник, рядом с которым с замиранием сердца стоял Икер. — Великому Царю не доставит удовольствия остывшее блюдо.

— Идите, — приказал офицер, не желавший из-за чересчур ревностного отношения к службе навлечь на свою голову неудовольствие монарха.

Да, разумеется, стражники еще не были расставлены в тех коридорах, что вели к царским покоям, но ведь мастера-мясника знали все.

Сердце Икера готово было выскочить из груди, он ничего не видел вокруг себя — ни дворца, ни людей. Его взгляд сосредоточенно впился в спину проводника. Тот шел уверенной походкой и вел Икера к цели, которая так часто казалась ему недостижимой. Упорство и удача, в конце концов, устранили все препятствия.

— Вот и кабинет фараона, — сказал мастер-мясник.

Перед тем как убить царя Египта, предстояло выполнить лишь одну пустяковую формальность. И снова Икер поблагодарил судьбу за то, что она заставила его получить военную подготовку в провинции Орикса. Рука Икера не дрогнула, когда он одним ударом оглушил мастера-мясника.

На блюде, спрятанный на самом дне, лежит его короткий меч. Если бы стражники стали обыскивать людей, кто бы догадался заглянуть в пищу?

Писец вытащил короткий меч и застыл перед дверью. Он должен был позабыть о чувствительности, думать только о мести, только о том, что он убивает не человека, а чудовище.

Нужно было действовать быстро, очень быстро, не оставив фараону времени на реакцию.

Когда Икер открывал дверь, низкий могучий голос буквально пригвоздил его к месту.

— Входи, Икер. Я тебя ждал.

29

Кабинет монарха, залитый мягким светом, падавшим от многочисленных светильников, был огромным. Сесострис сидел в позе писца, на его коленях был развернут папирус. Пристальный прямой взгляд буквально сверлил Икера.

— Входи и закрой за собой дверь.

Икер, парализованный неожиданно раздавшимся низким спокойным голосом, повиновался.

— Раз уж ты хочешь убить меня, то тебе нужно другое оружие.

44
{"b":"30837","o":1}