ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Записывая, Икер чувствовал, как его переполняет ощущение лучезарного счастья. Он вспоминал слова своего преподавателя, генерала Сепи, о тех качествах, которые желательно иметь писцу, чтобы вступить в сферу творчества. Для этого нужно уметь слушать, слышать и владеть огнем. Сегодня, этим волшебным утром, Икер получил урок от самого фараона, и этот урок был призван обучить его.

— Целью мудреца, — продолжал Сесострис, — является достижение полноты, которую иероглифы символически изображают как жертвенный стол, хотеп, слово-синоним «заходу солнца» — удивительному мгновению, в котором создание завершается еще до начала нового путешествия. Мы очень далеки от этого блаженства, Икер. Нам придется оставить эту усладу Вечного Жилища, чтобы снова каждый день сталкиваться с удручающей реальностью.

Складывая свои принадлежности, писец подумал о предсказании, услышанном от капитана «Быстрого»: «Твоя судьба — стать жертвой». Заложник ускользнул от морского бога, но не поджидают ли его еще более страшные испытания?

Царь и писец немного прошлись по пустыне.

— Египет в смертельной опасности, — поведал фараон Икеру. — Его духовное наследие может исчезнуть, если таинства Осириса не будут отправляться. Злой умысел нацелил свой удар на Древо Жизни — акацию Абидоса. С помощью различных действий мы остановили процесс увядания и даже способствовали тому, чтобы зазеленели две ветви. Но, возможно, это недостаточный и слабый результат и всего лишь временное явление. Мы знаем, что нам нужно найти целительное золото, потому что только оно одно может спасти акацию. Поэтому я и отправил генерала Сепи на его поиски.

— Моего учителя?

— Великим писец становится только тогда, когда становится человеком дела, любящим свою родину. Несмотря на все наши усилия, нам пока так и не удалось определить, кто же тот преступник, использующий силу Сета в борьбе против древа Осириса. Решив разрушить Египет, этот демон тьмы является опасным и действенным противником.

— Не он ли — начальник Бины и тот, кто прошлой ночью подослал во дворец двух убийц, чтобы убить вас?

— Отличные вопросы! Теперь остается только найти на них подходящие ответы. На них и на другие тоже. Ведь произошли и другие серьезные инциденты, например убили служащего, контролировавшего въезд в Египет иностранцев, и чиновника, отвечавшего за мир в Ханаанской земле. Возможно, эти убийства также являются злодеяниями того же демона. Ты когда-нибудь слушал о Провозвестнике?

— Нет, Великий Царь.

— Этот подстрекатель увлек на путь восстания горожан Сихема. Его потом убили сами жители. Но очаг, как мне кажется, не потух. Благодаря нашей новой национальной армии генералу Несмонту удается поддерживать там порядок, но я опасаюсь действий мелких групп бандитов, хорошо обученных и потому неуловимых. Долгое время мы думали, что таинственный человек, которого мы ищем, — это один из правителей провинций. Нынче же мы подозреваем ханаан или песчаных разбойников. Эти последние только и думают, что о грабеже караванов. Их рейды трудно предугадать. И все же нужно свести к минимуму причиняемый ими вред и обнаружить среди них одного или нескольких лидеров, которые сумели бы отвести огненный удар Сета.

Икер ожидал, что вот сейчас ему будет поручена конкретная опасная миссия.

Решение Сесостриса поразило его как удар грома с ясного неба.

— Я назначаю тебя царским писцом на личной службе у фараона. Это звание позволит тебе появляться при дворе.

По Мемфису ручьями растекались слухи один противоречивее другого. Одни утверждали, что подмастерье мясника зарезал царя, другие говорили о том, что на дворец напали ханаане, третьи уверяли, что вооруженные банды все еще ведут бой с внутренней дворцовой стражей и продвигаются к личным покоям царя.

Пересуды разом успокоились, когда Сесострис появился перед храмом Птаха в сопровождении Икера. Монарх не только был жив, но и сам совершал полуденный ритуал, и ему прислуживал новый царский писец.

Мастер-мясник с перевязанной головой с радостью узнал во вновь назначенном высокопоставленном чиновнике своего помощника. Он был уверен, что получил удар от одного из бандитов, пытавшихся проникнуть в кабинет фараона, и теперь радовался назначению Икера. Молодой человек, конечно же, бросился на помощь царю, и тот вознаградил его за проявленное мужество.

Усиление охраны и прибытие многих высоких чинов, среди которых был Хранитель Царской Печати Сехотеп и Великий Казначей Сенанкх, заставляли народ предполагать, что сейчас состоится какое-то важное событие. Любопытные и ротозеи со всех сторон ринулись к входу в храм в надежде, что скорее других узнают важную новость.

Когда приехал визирь, ни у кого не осталось и малейших сомнений в том, что событие действительно произойдет.

На огромном дворе прямо под открытым небом выстроились постоянные и временные жрецы, а также высокопоставленные чиновники. Все перешептывались, пытаясь узнать, что сейчас огласит царь. Во-первых, остался ли он невредимым? Во-вторых, какие репрессии он назначит? О, разумеется, Ханаанскую землю оккупируют еще плотнее и жестче! А может быть, в Мемфисе будет установлен комендантский час? Не будем забывать и санкций против стражников и тех военных, которые не сумели обеспечить монаршую безопасность! А кто знает, может быть, виновные уже выявлены и арестованы?

Когда Сесострис вышел из святилища, все взгляды устремились на него. Он и так был гигантского роста, а в двойной короне, символизирующей единство Верхнего и Нижнего Египта, казался еще выше.

Никаких следов ранения, никаких признаков недомогания...

— Пусть писец Икер встанет рядом со мной.

В сомнении юноша вышел вперед и преклонил колено в знак почитания.

— Пусть визирь Хнум-Хотеп поднимет его с колен.

Первый министр, удивленный, что видит писца в такой ситуации, взял его за руку и сделал ему знак подняться.

— Я назначаю Икера единственным воспитанником Дворца, — объявил фараон. — Он получает титул Царского Сына.

Сесострис прошел через двор, за ним последовали визирь и Икер.

Содержание заявления и его краткость поразили присутствующих.

Один из собравшихся, потеряв сознание, внезапно рухнул навзничь. Это был Медес, который отказывался верить своим глазам и ушам. Нет, не может быть, это не Икер, только не он! Жалкий ученик писца, похищенный из забытой богом деревушки Медамуд и предназначенный стать жертвой! И как только этому сироте, о существовании которого было известно лишь нескольким неграмотным крестьянам, удалось выжить и проделать путь, дойдя до самого фараона? Один из подручных, ложный стражник, который куда-то исчез, уверял же Медеса, что Икер мертв!

Если он чудом спасся, что же он расскажет царю? Похищение, путешествие в страну Пунт, кораблекрушение, нападение, странничество... Это все пустяки, потому что о существовании Медеса Икер ничего не знает и у него нет никаких следов, которые могли бы на него указать.

Икер, ничтожный мальчишка, обреченный насмерть! Царский Сын! Этот кошмар можно рассеять только одним способом: любыми средствами уничтожить Икера!

31

У визиря не было для царя ни одной хорошей новости. Во-первых, расследование о двух нападавших окончилось неудачей. Ни один из стражников и солдат из дворцовой стражи не знал этих людей, а так как нельзя было обратиться к Собеку, чтобы тот порыскал по городскому дну Мемфиса, то, возможно, никто так никогда и не узнает, откуда явились эти двое убийц. Во-вторых, расследование относительно «Быстрого» подходило к концу, но и оно зашло в тупик. Ни один корабль с таким названием в Мемфисе не строился.

— Но ведь нужно же было для корабля достать лес, использовать плотников, подделать документы, набрать экипаж! — настаивал Сесострис. — Такие дела не проходят абсолютно незамеченными!

— И снова я вынужден признать, что нам сильно недостает Собека-Защитника. Но ведь, обличая чиновников в правонарушениях, я и сам оказался в довольно сложной ситуации. Если бы я не обвинил его, то нарушил бы свои обязанности!

47
{"b":"30837","o":1}