ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я ни в чем тебя не виню, Хнум-Хотеп.

— Мне в голову пришли две гипотезы. Если «Быстрый» был собран на берегу моря каким-нибудь подпольным судовладельцем, то мы никогда не наткнемся на его след. Если же корабль тайно делала какая-нибудь морская египетская верфь, то следы обязательно должны остаться.

Фараон велел позвать Икера и Секари.

— Великий Царь, — сказал Секари, — слоняясь по набережным, я собрал кое-какую информацию. В описании одного из убийц портовые рабочие признали Изрезанного — нелегально работавшего в порту ливийца, которому покровительствовал его брат. Этот человек был выносливым и не отказывался ни от какой тяжелой работы. За это его терпели.

— А где его брат?

— Исчез. Его дом пуст.

— И этот след оборвался, — с грустью заметил визирь. Монарх обратился к своему приемному сыну.

— Как ты считаешь, моряки «Быстрого» были египтянами?

— Вне всякого сомнения, Великий Царь.

— Поройся в своей памяти, Икер. В тот или иной момент пребывания на корабле не узнал ли ты какой-нибудь, даже самой незначительной, на твой взгляд, подробности о сооружении этого корабля?

Размышления были недолгими.

— По словам плотника из Кахуна Рубанка, части корабля были изготовлены в Файюме. У меня не было еще времени, чтобы провести свое расследование в этом направлении.

— А это направление как раз и есть верное, — высказал свое мнение Секари. — Я отправляюсь в эту провинцию.

— Минуточку, — сказал царь. — Икер, ты пройдешь сейчас с визирем в свой кабинет. Визирь расскажет тебе о твоих обязанностях царского писца.

Хнум-Хотеп и приемный сын Сесостриса ушли.

— Мне очень недоставало Золотого Круга Абидоса, — признался Секари. — И мне бы хотелось снова там возродиться. Но, увы... Что-то подсказывает мне, что есть нечто более срочное!

— Мне бы тоже хотелось, чтобы мы все собрались в городе Осириса. Но раз Египет в такой серьезной опасности, то личные желания отступают. И все же, если ты почувствуешь, что силы твои убывают, дай знать — я сделаю все что нужно.

— Я еще в силе, Великий Царь.

— Не слишком ли сильно ты рискуешь, Секари?

— Несмонту и Сепи дали мне отличную подготовку.

— То, как Собек угодил в ловушку, меня беспокоит. Это говорит о существовании хорошо организованной бандитской сети и наличии умной головы, которая умеет использовать против нас наши же собственные справедливые принципы. Несчастный Собек бьется как сокол в клетке, но бессилен доказать свою невиновность. Пойди, повидайся с ним, Секари, и постарайся найти способ начать расследование заново.

Входя в ту часть дворца, которая была предназначена для служб визиря, Хнум-Хотеп и Икер столкнулись с Медесом.

— Счастлив повстречаться с героем сегодняшнего дня, — горячо приветствовал Икера Медес. — Торжественная процедура, проведенная Великим Царем, подчеркивает исключительность ваших достоинств. Позвольте мне поздравить вас, Икер, и пожелать самого лучшего приема при Мемфисском дворе.

Молодой человек ограничился простым приветствием.

— Представляю тебе Медеса, секретаря Дома Царя, — сказал Хнум-Хотеп. — Он является одним из главных лиц в государстве, на нем лежит функция составления официальных указов и распространение их по территории царства. Это ответственное дело, и Медес справляется с ним великолепно.

— Эта похвала угодила прямо в сердце, но я сознаю, что каждый день ее нужно заслуживать заново и что малейшая оплошность непростительна.

— Замечательная прозорливость, — удовлетворенно кивнул Хнум-Хотеп.

— Если я смогу оказаться полезным Царскому Сыну, то пусть он безо всяких колебаний зовет меня. К несчастью, сейчас я тороплюсь, потому что начальник почтовой службы заболел и мне нужно срочно его подменить. Мои извинения.

Икер и его спутник поднялись на террасу, откуда им открылся великолепный вид на центр города. Озаренные ярким солнцем официальные строения и храмы выглядели словно огражденные невидимой стеной от беспорядка и несчастья.

— Ты не потратил впустую времени, проведенного в провинции Орикса! — похвалил Икера Хнум-Хотеп. — И я не жалею о том, что подготовил тебя по своей методике. Сейчас я смотрю на тебя как на своего возможного преемника, потому что своих нерадивых наследников от этого дела я отстранил. Они неспособны править... А потом в провинцию приехал царь. Этот царь — действительно великий фараон. Он научил меня смеяться над самим собой, над собственным тщеславием и собственными иллюзиями. Он заставил меня дорого заплатить за них — назначил визирем!

Громоподобный смех Хнум-Хотепа поразил Икера.

— В своей маленькой провинции я царил как абсолютный деспот, и вот я — на службе у другого, и у меня нет ни единого свободного дня! Кто мог бы такое представить? Да... Только Сесострис! Повинуйся ему, Икер, почитай его и храни ему верность, потому что он — гарант Маат и действующая десница света. Лишь он один без содрогания противостоит силам тьмы. В случае поражения наша цивилизация исчезнет. Раз фараон разговаривал с тобой, тебе известна серьезность ситуации.

— Я в вашем распоряжении.

— Обычно царским писцом становится управленец, прельщенный богатствами царства. Ты же не расположен, как видно, слишком красоваться в великолепных дворцах во главе целой когорты подчиненных! Царь предназначает тебя для других поручений. Если он распорядился об этой встрече, то для того, чтобы я предостерег тебя от огромного числа подстерегающих тебя здесь, во дворце, опасностей. Ближайших к Сесострису людей, а именно генералов Несмонту и Сепи, Хранителя Царской Печати Сехотепа и Великого Казначея Сенанкха, тебе опасаться нечего. Они полностью преданы Великому Царю.

— Разве Медес не принадлежит к Дому Царя?

— Он войдет в него. Когда-нибудь... Рано или поздно... Если только останется таким же активным и компетентным. Но есть и другие, совершенно другие: завистливые чиновники, разочарованные и желчные царедворцы! Твое внезапное выдвижение на первый план развяжет такие интриги, размаха которых ты просто не представляешь. Десятки посредственных чиновников уже поклялись погубить тебя, и они займутся этим с величайшей осторожностью, чтобы не навлечь на себя громы и молнии Сесостриса. По счастью, за тобой присматривает Секари. Ты будешь жить в апартаментах дворца и пользоваться охраной дневной и ночной стражи. Я знаю тебя и убежден, что тебе уже хочется начать без промедления работу в центральной библиотеке.

— Вы меня хорошо изучили, — улыбнулся Икер.

— Главное, не забудь о своем призвании писателя. Передача потомкам слов Всесильного — главное. Это помогает утверждать на земле присутствие Маат.

Собек-Защитник был в ярости. Если бы он удержался на своем посту, если бы его методы использовались, а его система безопасности была сохранена, то фараон никогда не стал бы мишенью для тройного покушения!

Собек был вынужден одновременно оставить и свой служебный кабинет, и казарму, где он тренировал избранную стражу. Его стражники были рассеяны по отдельным формированиям, а сам он жил в маленьком домике, у которого днем и ночью дежурил усиленный караул. Караульные совсем недавно поступили на службу и отказывались с ним разговаривать.

Узнав от своей экономки о случившемся, Собек не мог отделить свои собственные ощущения от реальности.

Когда на пороге жилища возникла фигура этого забавного человечка, у которого был скорее довольный жизнью вид, Собек спросил себя, что за манипуляцию уготовила ему судьба.

— Меня зовут Секари, я с конфиденциальным визитом.

— Кто тебя отправил?

— Фараон.

Собек хмыкнул.

— Он отказывается меня видеть!

— Следствие еще идет, и он не может вести разговоры с главным подозреваемым. Иначе его обвинят в наличии любимчиков, и это только ускорит твою погибель.

Бывший начальник всей стражи царства пожал плечами.

— Допустим... Ну, а визирю известно о твоем визите?

— Никоим образом.

— Мои двое тюремщиков не замедлят ему сообщить!

48
{"b":"30837","o":1}