ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты, Бега, чего хочешь?

— Избавиться от этого деспота и занять его место. Оно по праву принадлежит мне! Потому что я опытен, потому что я старше. Я достоин царить в Абидосе.

— Почему ты стал союзником Медеса?

Видя, что Бега смутился, заговорил секретарь Дома Царя. Он не стал скрывать совместных коммерческих планов.

— Прекрасная мысль! — согласился Провозвестник. — Только продолжайте в том же духе. Мы с вами совпадаем по многим вопросам, но вам не хватает размаха. У меня, Провозвестника, в руках истина. Я напишу последний закон, ни единое слово в котором не изменится, так как мне его продиктует Бог. Я применю закон ко всему человечеству, и те, кто ему воспротивятся, будут уничтожены. Но прежде мы должны уничтожить наше главное препятствие — власть фараона — и захватить Египет. Когда мы станем хозяевами этой страны, центра мира, то победа над другими станет для нас лишь детской забавой.

Медес не думал идти так далеко, но почему бы и нет? Жергу пойдет за Медесом. Ну а Бега так напуган, что абсолютная покорность покажется ему единственным средством выжить.

— Мы посеем ужас среди неверных, — пророчествовал Провозвестник. — Мы уничтожим проклинающих нас, мы сотрем с лица земли границы, мы заставим женщин сидеть по домам и служить своим супругам, мы завладеем золотом богов и помешаем Осирису воскреснуть!

35

Тон Провозвестника заставил вздрогнуть тех, кто слушал его слова. Из карманов своей льняной туники он вынул три куска красного кварцита.

— Свет не повредил этих камней Сета, — сказал он. — И в них еще горит разрушительный огонь, который поможет нам победить наших врагов. Вы трое, дайте вашу левую руку.

Провозвестник положил в ладонь каждому — Медесу, Беге и Жергу — по камню.

— А теперь сожмите пальцы. Сильнее! Еще сильнее!

Трое мужчин закричали одновременно. Кварцит жег им кожу, но разжать пальцы было невозможно!

Провозвестник протянул вперед руки, и боль исчезла.

— Теперь у вас на теле остался знак Сета. Вы стали его союзниками и будете подчиняться мне не рассуждая. Если же нет, то тело ваше само собой загорится и вы умрете в страшных мучениях.

Кварцит на глазах превратился в пыль. Медес, как и другие, увидел у себя на ладони малюсенькое изображение головы бога — его мордочку окапи и большие стоячие уши.

Бега задыхался. Он, служитель Осириса, стал теперь последователем Сета, его убийцы!

— Ничто больше нас не разлучит! — прибавил Провозвестник. — Наш союз скреплен.

— С какими же войсками мы нападем на фараона? — спросил Медес. — Разве он не создал национальную армию?

— Да, создал, и ею командует генерал Несмонту. Это опасная военная сила, — прибавил Жергу.

— Прямой удар, конечно, будет для нас неудачным, — признал Провозвестник, — потому что я смогу противопоставить армии всего лишь один отряд ханаан — хвастливых, плаксивых и подлых. Единственный путь — бандитизм.

— И каким оружием будем воевать?

— Моя сеть в Кахуне производит его официально — чтобы вооружать египетские силы правопорядка. Но часть его идет нам. Мы организуем кровавые точечные удары, а это заставит трепетать фараона и посеет страх среди населения.

— А невинные граждане не восстанут против нас? — забеспокоился Жергу.

— Невинных нет. Будут те, кто с нами, и те, кто против нас. Подчиняться фараону и соблюдать закон Маат — значит быть виновным. Отныне, каждый на своем месте, вы будете неустанно работать. Я хочу все знать об Абидосе, о Сесострисе, о его управлении, о его армии и его страже. Теперь — уходите.

Бега надвинул капюшон и ушел первым. Шатаясь, он спустился по трапу и скрылся в камышах.

— Не принял ли Сесострис какого-нибудь необычного решения? — спросил Провозвестник, рассеянно глядя вдаль.

— Именно, — ответил Медес. — Он выбрал приемного сына.

— Его имя?

— Икер.

— Не тот ли это парнишка из Медамуда, которого ты предопределял богу моря?

Медес снова остолбенел.

— Да, но... Откуда вы это знаете?

— Кто сообщил тебе имя этой искупительной жертвы?

— Один местный агент.

— Он действовал по моему приказу. Я развил в этом мальчишке замечательные способности противостоять силам зла. Принеся его в жертву, мы бы использовали их себе на благо. Избежав жертвоприношения и уцелев в кораблекрушении, парень получил дополнительные силы.

Из своего угла вышел молчавший до поры Кривая Глотка.

— Не этот ли Икер был стукачом у стражников и не его ли я считал сгоревшим в бирюзовых рудниках?

— Он выжил в этом пожаре и продолжил свой путь, не осознавая, какая сила его ведет. Сегодня его учит Сесострис, и он восседает рядом с фараоном.

— Успокойтесь, — сказал Медес, — он уже убрался из Мемфиса. Этого недоучку царь тайно изгнал.

— Куда поехал?

— На юг. Возможно, в родную деревню, где какое-то время еще покрасуется как герой, а потом покинет этот мир. В столице о нем больше никто никогда не услышит...

Теперь и Медес с Жергу ушли корабля. Провозвестник обратился к капитану:

— Плыви в Файюм. Смотри и слушай. Если найдешь Икера, убей его!

Ни одна из карт, бывших у Икера, не показывала места, где росла акация Нейт. Но в архивах нашлись сведения: акация была высажена на острове Себек[19] в Файюме. К несчастью, географы не указали, где он находится. Но, может быть, расспрашивая жителей провинции, юноше все же удастся туда добраться.

С отъезда из Мемфиса Секари внимательно следил за Икером. Делая вид, что незнакомы друг с другом, оба путешественника не разговаривали. Но у них был уговор, что в случае опасности Секари немедленно бросится на помощь.

Двое крестьян показались Секари подозрительными — особенно когда слишком близко подошли к Икеру. Но им, видимо, хотелось только поболтать, и никаких происшествий не было до самого прибытия в порт города Царского Сына[20]. В этом городе строители как раз перестраивали храм в честь бога-барана Херишефа — «Находящегося на своем озере», — отвечавшего за хорошее орошение полей и обильный урожай.

Повсюду велись работы: осушались болота, строились деревни и храмы, сооружались небольшие запруды, шлюзы и оросительные каналы. Значительная часть района была покрыта бескрайними лесами — настоящим раем для растительного и животного мира!

Радуясь новому путешествию, Северный Ветер весело шагал по дороге. Разыграв обычную комедию с воем и валянием по земле — ради того, чтобы Икер не стачивал его копыта, твердые как эбеновое дерево, — он гордо шел вперед и наслаждался восхищением знатоков.

— Ты ведь знаешь, что за твоими копытами нужно ухаживать и три раза в год выравнивать их при помощи специальной пилки, — выговаривал ему Икер.

Ослик предпочел не отвечать и продолжал свой путь до пункта уплаты дорожной пошлины города Царского Сына.

— Какие товары предъявляем? — строго спросил Икера начальник поста.

Икер показал свой писчий инструмент.

— Хорошо, можешь проходить.

— Я разыскиваю очень старинное священное место, где растет акация, посвященная богине Нейт. Кто бы мог помочь мне советом?

— Лучший знаток наших мест — это смотритель дамбы.

Чиновник указал Икеру, где находится дом этого человека. Пока Икер уточнял детали, Северный Ветер, сразу уразумев, куда нужно идти, отправился вперед.

Смотритель как раз сидел в саду, спасаясь от зноя в тени беседки. Икер поздоровался и объяснил, что ему нужно.

— Акация Нейт... Да, когда-то я слышал о ней... Кажется, она растет в пустынном уголке, куда изредка забредают пастухи и дикие звери. Иди на северо-восток, пусть обелиск Сесостриса I останется по правую руку от тебя. На его вершине изображен солнечный диск, символизирующий рождение света из первобытных вод... А почему ты вдруг заинтересовался этим деревом?

— Я собираю сведения о старинных священных местах вашей провинции, чтобы нанести их на карту.

вернуться

19

Себек — дословно «крокодил». — Примеч. перев.

вернуться

20

Нени-несу или Гераклиополь. — Примеч. автора.

54
{"b":"30837","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Роза и шип
Тетушка с угрозой для жизни
Ликвидатор
Секреты красоты девушки онлайн
Потому что люблю тебя
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Остров Камино
Дело о пеликанах