ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вечером в харчевне смотритель не преминул рассказать об этой встрече, беседуя с приятелями. Описание Икера и его осла услышал и капитан, выполнявший поручение Провозвестника. О, теперь он не упустит свою добычу!

Богатство природы несло не только благо. Если бы у путешественников не было с собой специального бальзама от насекомых, которым Икер мазал не только себя, но и Северного Ветра, то им пришлось бы в пути несладко. Если судить по указаниям старика, которого Икер встретил в пути, то дерево богини было уже где-то неподалеку. Но, идя вдоль озера, нужно было быть осмотрительным, потому что там кишмя кишели крокодилы, среди которых попадались настоящие чудовища. Один из них — этакий гигант-патриарх — как раз грел бока на песчаном берегу.

Икер спрашивал себя, идет ли за ним по этому лабиринту Секари.

Раздвинув переплетенные ветви тамариска, писец обнаружил за зарослями водную гладь, края которой терялись в ивовом лесу. На берегу сидел пастух и жарил рыбу.

Икер подошел к нему.

— Скажи, остров Себек далеко отсюда?

— Возможно, что и нет.

— Я писец Икер. Ищу, где находится акация Нейт.

Капитан — а это был именно он — походил на угрюмых людей, которые плохо ладят с себе подобными, но зато отлично знают свое дело.

— Акацию Нейт, говоришь? — повторил он. — А что тебе от нее надо?

— Мне нужно нанести ее на карту.

— Карты здесь не помогут. В этом деле лучше доверять своему нюху.

— Согласишься ли ты хотя бы помочь мне?

— Сначала нужно закончить завтрак. Хочешь есть?

Оба молча принялись за еду. Потом капитан быстро встал.

— Остров Себек находится на том конце озера, — сказал он. — Садись в мою лодку.

Он раздвинул камыши, ловко запрыгнул в лодку и поднял якорь.

— Цепляйся за мою руку, — посоветовал он Икеру. — Здесь столько крокодилов, что лучше не падать.

Икер совершил ошибку и доверился своему вожатому.

И в тот самый момент, когда писец пытался удержать равновесие, капитан сильно толкнул его.

Коснувшись поверхности воды, Царский Сын поднял высокий столб воды. Как только он понял, что произошло, и решил плыть к берегу, под ним мелькнула огромная тень царя здешних мест весом около тонны. Схватив Икера, он утащил его на глубину.

— Вот и кончена твоя миссия! — крикнул вдогонку капитан.

Но убийца не успел как следует порадоваться своей победе, потому что Секари ударил его головой в поясницу, отправив в воду.

— Помогите, — заорал капитан, — я не умею плавать!

Но даже если бы Секари и захотел спасти его, ему бы это уже не удалось. Два других крокодила тут же занялись своей отчаянно размахивающей руками добычей. Первый сомкнул свои мощные челюсти с семьюдесятью зубами на его шее, а второй ухватил за левую ногу. Одно мгновение — и чудовища разорвали посланца Провозвестника.

Секари был в ярости на самого себя.

— А я-то принял его за настоящего пастуха! Но даже если бы я и не доверял ему, то подумал бы, что он не нападет на Икера раньше, чем довезет его до акации!

Северный Ветер внимательно вглядывался в поверхность воды, по которой растекалась кровь капитана.

— Не могу оставить Икера, ныряю!

Северный Ветер загородил собой путь Секари и поднял левое ухо.

— Как это, нет? Может быть, он только ранен, может быть...

В больших глазах ослика Секари прочел решимость, но не отчаяние.

В недоумении он опустился на траву.

— Ты прав, я бы дал сожрать себя.

Теперь уже множество крокодилов дрались между собой, пытаясь поучаствовать в трапезе. Секари заплакал.

— Я не сумел спасти моего лучшего друга! Он умер из-за меня!

Северный Ветер поднял левое ухо. Секари приласкал его.

— Твоя доброта греет мне сердце, но я сам себе противен. Пошли, пошли отсюда!

И снова ослик стал ему поперек дороги.

— Кончено, Северный Ветер! Все кончено...

Но левое ухо стояло упрямо. Ослик явно не разделял это мнение.

— Ты хочешь подождать еще?

Теперь к небу поднялось и правое ухо.

— Ждать... Но ждать чего?

Северный Ветер удобно устроился на берегу, а глаза его неотрывно смотрели на воду.

36

Из-за скорости, с которой мчался крокодил, Икер даже не успел испугаться. В то мгновение, когда огромный крокодил проплывал под его телом, Икер уцепился за это чудовище и нырнул вместе с ним в глубину озера.

Пройдя через зону мутной серой воды, он оказался в подводном лесу, озаренном мягким солнечным светом. Самым естественным образом в его голове всплыли магические слова гимна, предназначенного для успокоения гнева бога-крокодила: «Ты, что поднимаешься в первобытном океане и распространяешь свет, идущий из вод, дай возродиться ему и на земле, будь оплодотворителем, повелителем пищи, найди своего отца Осириса и защити меня от опасности!»

Икер, очарованный великолепием тихо колеблющихся разноцветных растений, позабыл о дыхании. Старый крокодил поднялся на поверхность и положил свою ношу на залитый солнцем холм.

Не понимая, как он выжил, Икер ощутил, что вооружен новым оружием — силой великой рыбы[21].

Перед ним находилась необычная мумия[22]: голова Осириса, бронзовое тело крокодила, золотые зубы, одежда — плащ из меди и электрума[23]. Хозяин вод был представлен в виде нерушимой ладьи, подаренной усопшему, чтобы плавать по водным просторам мира. В несколько мгновений, забыв о самом себе, Икер пережил рождение первородного света, восставшего из глубин озера.

А на вершине холма — акация...

Увы! Ее только что сожгли. Ветви и листья стали пеплом. Пепел еще дымился. На обугленном стволе имя богини Нейт было залито красными чернилами.

— Расскажи, расскажи мне еще раз! — требовал Секари.

— Но ведь это уже десятый! — возразил Икер.

— Я подумал, что совершил непоправимую ошибку! И, кроме того, твоя история выглядит такой безумной, что я должен запомнить каждую подробность и увериться, что ты не выдумываешь ее всякий раз, как начинаешь свой рассказ.

— Разве это так?

— До сих пор — нет, но разве осторожность еще кому-нибудь помешала?

— Злой дух, который таится во тьме, уничтожил акацию Нейт. Можно поклясться, что ему известны наши цели.

— Это дополнительная причина, по которой мы немедленно отправимся в Кахун, арестуем Бину и раскроем ее заговор.

— Но сначала убедимся в верности фараону города.

— В город войди самым официальным образом, — посоветовал Секари. — Если правитель бросит тебя в тюрьму, то я спровоцирую вторжение армии. Будем надеяться, что город еще не в руках азиатов!

Бина чувствовала, что она готова. Через три дня азиаты, устроившиеся в Кахуне, возьмут в руки оружие, которое сами сделали и спрятали, и ночью нападут на сторожевые посты. Со своим помощником Ибшей, таким же решительным, как и она, Бина уничтожит всех писцов, чтобы запугать население и дать ему понять, что новые хозяева отрицают старую культуру.

После падения Кахуна Бина предпримет поход на другие поселения Файюма. Не устоит ни одна деревня. Придут новые караваны азиатов, у них будет подкрепление, и армии Сесостриса, обездвиженной в Ханаанской земле, придется потратить много времени, прежде чем она сможет действовать. И начнется опустошающая партизанская война.

Такими были указания Провозвестника, и хорошенькая Бина будет следовать им буквально.

Своей победой она была обязана женским чарам. Через каждые три месяца правитель полностью менял в Кахуне стражу. И Бина соблазнила чиновника, которому была поручена подготовка следующей смены. Ласками и пламенными речами она убедила его присоединиться к делу, обещав высокий пост в будущем командовании. Благодаря этому наивному честолюбцу, который первый же и падет от рук убийц, Бине было известно точное число солдат и их позиции.

вернуться

21

Эта сила называется am (at). Египтяне считали крокодила рыбой.

вернуться

22

Образ человека-крокодила описан по мумии, сохранившейся в запасниках музея Топкапи в Стамбуле. — Примеч. автора.

вернуться

23

Электрум — природный сплав золота и серебра. — Примеч. ред.

55
{"b":"30837","o":1}