ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Началась долгая и изнурительная охота человека за человеком, которая закончилась часа через два. Все бандиты были найдены.

Правитель в шоке пересчитывал раненых.

Икер и Секари пытались узнать, скольким азиатам удалось бежать и в каком направлении. Разобраться в свидетельствах, где смешивались преувеличенные, панические и истинные показания, было нелегко. Получалось, что часть беглецов направилась на север провинции, а другая — в сторону Нила.

— Ладно, уточним потом, — решил Секари. — Самое срочное — установить возможных сообщников боевиков в самом городе. Иначе есть риск, что нападение повторится.

Один подозреваемый, вне сомнений, кузнец, который вспугнул азиатов. Хотя он и попытался выставить себя жертвой, никто этой комедии не поверил.

Офицер схватил его за волосы.

— Дайте мне расспросить его на свой манер! Он все скажет, поверьте мне!

— Не надо пыток, — приказал Икер.

— В этом случае цель оправдывает средства.

— Я сам допрошу этого пленника.

Офицер отпустил ремесленника. Если он и дальше будет возражать Царскому Сыну, у него будут серьезные неприятности.

— Ты часто видел Бину?

— Как и многих других жителей Кахуна.

— Какой у нее был план захвата города?

— Ничего об этом не знаю.

— Очень похоже, — заметил Икер. — Ведь ты занимал отличный наблюдательный пост в самом доме правителя! Уж не был ли ты должен убить его в случае всеобщего восстания?

— Я делал только свою работу.

Секари подсел к пленнику.

— Я, друг мой, — не солдат и не стражник. Царский Сын, который так деликатно расспрашивает тебя, никакого влияния на меня не имеет, потому что моя служба ему не подчиняется. Забавно, но я как раз специалист в области допросов. По секрету скажу тебе, что меня это даже забавляет. Ну, что до тебя, то тебе это вряд ли покажется так же забавно.

Секари вынул острый кусочек дерева.

— Я всегда начинаю с того, что выкалываю один глаз. Кажется, это очень больно, особенно если инструмент не слишком хорош. Но это так, предварительная забава. Потом я приступаю к более серьезным вещам. Если Царский Сын согласится отойти, чтобы избежать этого неприятного зрелища...

Икер повернулся к кузнецу спиной.

— Останьтесь, умоляю вас, и помешайте этому ненормальному пытать меня! Обещаю, я все расскажу!

Писец вернулся к ремесленнику.

— Слушаю тебя. Одно лживое слово, и наш специалист займется тобой.

— Бина хотела воспользоваться сменой караула. Завтра. Убив солдат, она легко овладела бы городом.

— Значит, у нее есть сообщник среди военных?

— Это верно, но я не знаю его имени.

— Ты смеешься над нами, — сказал Секари.

— Нет, клянусь вам, нет!

Судя по тому, до какой степени пленник сейчас обезумел от страха, он явно говорил правду. Икер и Секари отправились к правителю, который был счастлив, что спокойствие в городе восстановилось.

— Кто отвечает за смену стражи, назначенную на завтра? — спросил у него Царский Сын.

— Капитан Реши.

— Где я могу найти его?

— Во внешней казарме, на берегу канала.

Казарма была пуста, потому что все солдаты ушли в Кахун обеспечивать безопасность. Остался только часовой.

— Я ищу капитана Реши, — сказал Икер.

— Ты кто?

— Царский Сын Икер.

— О! Реши наблюдает со своего корабля за каналом.

— Тогда он обязательно заметил, куда отправились беглецы. Проводи меня к этому кораблю.

— Капитан запретил мне покидать пост и...

— Я прикрою тебя.

— Хорошо, идемте.

Мужчины быстро пошли в сторону канала. Корабль, скрытый в густой растительности, оказался большим, с рубкой по центру.

— Ты здесь, Реши? — громко крикнул солдат.

Взлетели со своих мест потревоженные ибисы.

— Странно, он не отвечает. Надеюсь, с ним все в порядке. Давайте посмотрим.

На корме лежали два гарпуна, которые используются при охоте на гиппопотамов.

И в тот момент, когда Икер толкнул дверь кабины, он вдруг понял, что на него сейчас нападут.

Избегая удара в голову, он отклонился, но все-таки получил удар по плечу и упал.

— Слишком любопытный, подонок! — воскликнул Реши, хватая гарпун.

Превозмогая боль, Икер свернулся ужом, чтобы увернуться от крюков, которые впились в пол на мизинец от его головы.

Реши готовился нанести новый удар вторым гарпуном, но в этот момент жесткий удар коленом в поясницу остановил его. Удар по руке заставил выпустить оружие, а петля на горле перехватила дыхание, и Реши потерял сознание.

— Этот подлец не умеет драться, — сказал Секари. — Как ты чувствуешь себя, Икер?

— Отделаюсь кровоподтеком. Давай приведем его в чувство!

Секари окунул голову капитана в канал.

— Не убивайте меня! — взмолился тот.

— Это будет зависеть от твоих ответов. Нам уже известно, что ты — предатель, подкупленный Биной.

— Мы победим...

— Твои речи нас не интересуют, ваш заговор провалился. Куда пошли твои сообщники?

— Я должен молчать, я...

Секари снова окунул его голову в воду и держал ее там довольно долгое время. Когда он ее вынул, Реши едва сумел перевести дыхание.

— Я теряю терпение, — сказал Секари. — Или ты говоришь, или кончишь свою презренную жизнь в этом канале.

Капитан отнесся к угрозе Секари всерьез.

— Азиаты разделились на две группы. Одна пошла по дороге к большому озеру, а вторая — в направлении Мемфиса.

— С кем они должны встретиться? — спросил Икер.

— Не знаю.

— Еще окунем? — спросил Секари.

— Милостивый господин, нет! Я действительно сказал все, что знаю!

— Отведем его в Кахун, — сказал Икер.

Постаревший и измученный, правитель Кахуна едва начал приходить в себя. Когда унесли убитых мятежников и убрали следы кровавых столкновений, город снова стал похож на спокойное и веселое египетское поселение.

— Никогда не мог себе представить такой трагедии, — признался правитель Икеру.

— Бандиты рассчитывали как раз на наше неведение, — объяснил Икер. — Но, потерпев неудачу, они далеко не повержены.

— Пока ты не уехал, — попросил правитель, — побудь на нашем празднике Сокариса. А у меня, таким образом, будет время собрать нужные тебе сведения.

Икер вспомнил, что имя этого таинственного бога фигурирует в песне носильщиков, когда они поднимают паланкин: «Жизнь обновлена Сокарисом».

В качестве временного жреца Анубиса Икер присоединился к группе, которая в торжественной процессии несла ладью Сокариса. Ладья воплощала силу морских глубин, несущих душу Справедливых по дороге воскрешения. На носу укреплена голова антилопы — животного Сета, чья разрушительная способность была приручена, освящена и употреблялась на пользу гармонии. Рядом с ней — рыба, которой поручили вести бога света во тьме морской пучины, и ласточки, прилетевшие из того мира. В центре ладьи — рубка, символизировавшая первобытный холм, где впервые проявилась жизнь, которая затем каждый день обновлялась. Из рубки выглядывала голова сокола — утверждение царской мощи и победы небесного света над мраком хаоса.

— Связан ли Сокарис с Осирисом? — спросил Икер исполнителя ритуала, который руководил церемонией в святилище Сесостриса, второго по имени.

— Эта ладья отгоняет его врагов. Осирису она дает место для превращения и питания. Поэтому по окончании церемонии ее отнесут в Абидос.

Абидос... Священный город постоянно будоражил мысли Икера. Может быть, его новые обязанности позволят ему — когда-нибудь в будущем, далеком или не очень, — быть туда допущенным и снова встретить Исиду? Собравшись с мыслями, юноша со всем рвением принял участие в торжественном входе в храм. Поможет ли ему Сокарис? Ведь он так в этом нуждается!

— По поводу Головореза и Черепашьего Глаза больше никаких сомнений нет! — объявил Икеру правитель. — Они действительно были приписаны к торговому флоту, но их изгнали за воровство. Когда они нанимались на «Быстрый», то были уже вне закона. Их товарищи, включая капитана, скорее всего, немногим лучше.

57
{"b":"30837","o":1}