ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если я правильно понял, то вы считаете, что верно мое первое объяснение?

— К несчастью, да.

— То, что оно подразумевает, пугает меня! В этом случае бандиты должны пользоваться поддержкой египетского населения. У них есть надежные жилища и до сих пор не обнаруженная организация, в которую не смогли проникнуть даже мои информаторы. И, что всего удивительнее, тишина! Никаких разговоров, никто не бахвалится тем, что азиаты обвели за нос власти!

— Это лишь доказывает, что все члены этой сети испытывают страх. Страх перед верховным наставником, который, не задумываясь, уничтожит кого бы то ни было, кто не будет держать язык за зубами. Вот как раз это чудовище и использовало Икера, и именно его Икер обязательно встретит на своем пути.

— Почему Царский Сын не вернулся в Мемфис?

— Потому что за столицей наблюдаешь ты, а он идет по другому следу. Кахуну больше ничего не угрожает, но часть азиатов из Файюма, скорее всего, не ушла. Икер должен понять, почему.

40

Икер вместе с Северным Ветром направлялся к большому озеру[25]. Несмотря на все возражения Секари, который шел за ним на приличном расстоянии и как сторожевой пес охранял его со всех сторон, юный писец все же хотел изучить этот след.

Уверившись в том, что с Кахуном будет все в порядке, Икер знал, что его правитель теперь больше не останется в наивном неведении и будет твердо следить за судьбой города. Но теперь его мучил вопрос, почему часть азиатов ушла именно в эту сторону.

Царский Сын, хранимый амулетом-скипетром Могущество, обладающий ловкостью и силой крокодила и вооруженный коротким мечом духа-покровителя, подаренным ему Сесострисом, не боялся опасности.

Его единственной слабостью были слишком частые думы об Исиде.

Глупый, смущенный, беспомощный, он так и не сумел признаться ей в своих чувствах. И его новый неожиданно высокий статус не смог ему помочь. Юная жрица, видимо, насмехалась над его титулом, потому что думала только об Абидосе...

Он так мечтал об этой встрече, столько раз мысленно повторял слова и признавался в своих чувствах! И в результате — жалкое фиаско! Ему не удается позабыть Исиду. Наоборот... Ведь он был рядом с ней, говорил с ней, смотрел на нее, вдыхал ее аромат, слышал ее голос, любовался ее походкой! Столько счастья! Но счастья такого мимолетного!

Появление двух крепких парней с дубинками в руках вернуло его к суровой реальности.

Осел встал как вкопанный и заскреб копытом землю. По этому сигналу Икер понял, что предстоящая встреча будет очень неприятной.

Мужчины приближались. Один бородатый, другой безбородый.

— Здесь запретная зона, — сказал бородач. — Что ты ищешь?

— Заброшенную морскую верфь.

Парням, похоже, стало интересно.

— Морскую верфь... Не знаем. Не слышали. А кто тебя послал?

— Правитель Кахуна. Я составляю точную карту этих мест с указанием всех общественных мест.

— Проблема в том, что нам приказано никого не пускать.

— Чей это приказ?

Бородач заколебался.

— Э-э... Правителя Кахуна, конечно.

— В таком случае никаких проблем. В своем рапорте я уточню, что вы тщательно соблюли данный вам приказ.

— И все же мы не можем разрешить тебе пройти. Приказ — это приказ.

— Подступы к озеру охраняете вы вдвоем?

Вопрос остался без ответа.

— Я хочу набросать контур дороги... Ладно, я пойду другим путем. А ваша вахта все равно скоро кончится, потому что в этот район скоро придут солдаты из Кахуна.

— Да? А что случилось?

— Правитель хочет убедиться, что беглецы-азиаты не прячутся в этих местах.

Пальцы правой руки безбородого крепко стиснули рукоять дубины. Северный Ветер, напряженно вытянув шею, пристально следил за бородачом.

— Ну, этого мы не знаем, — сказал он. — Мы возвращаемся на свой пост и будем ждать подкрепления.

— Что касается верфи, кто бы мог дать мне информацию?

— А кто его знает. В любом случае, это не здесь.

— Значит, я пойду в другую сторону.

Икер повернулся и медленно стал удаляться. Кожей спины он чувствовал, как его сверлят враждебные взгляды обоих мужчин.

Когда он ушел достаточно далеко, к нему подбежал Секари.

— Они пустились назад как зайцы, — сообщил он. — Я опасался, что они тебя изобьют своими дубинами.

— Их объяснения были абсурдными, — рассказал Икер. — На самом деле это не стража, а азиатский патруль, и они побежали предупреждать своего главаря.

— Место мне кажется слишком неспокойным. Лучше было бы уйти подальше.

— Наоборот! Мы вот-вот окажемся у цели!

Северный Ветер легко приведет нас туда по свежим следам.

— Но наша армия насчитывает лишь двух бойцов.

— Ты забываешь, что с нами мой осел.

— Трое против вооруженной банды?! Не слишком ли мало?

— Нужно только быть осторожными.

Зная упрямство Икера, Секари не стал больше настаивать.

— Ладно, пойдем, только медленно.

— В случае опасности Северный Ветер нас предупредит.

Лазурь воды большого озера, сиявшего как небо, восхитила их. На берегу рыбаки лакомились жареной рыбой. Они дружелюбно пригласили Икера разделить с ними их трапезу. Секари поодаль долго наблюдал за их поведением, а потом решил присоединиться к компании. Его тоже встретили приветливо, и он воздал должное угощению.

За едой рыбаки рассказывали об особенностях лова и о повадках некоторых рыб.

— А здесь неподалеку не было ли где верфи?

— О, это странная история! — ответил один из рыбаков. — Здесь действительно была верфь. В сотне шагов отсюда. И делали на ней большие корабли. Но однажды сюда прибыл новый плотник. Я очень хорошо помню его имя: Рубанок! С ним были угрюмого вида подсобные рабочие. Тогда же доступ к верфи оказался для всех закрытым. Эти люди делали огромные детали — словно они строили корабль для открытого моря. Потом все отсюда уехали, наверное, чтобы собирать конструкцию. А через несколько дней на верфи случился пожар. И все сгорело. Да... Но, знаете, я видел, как Рубанок подпалил одно из строений... И после этого верфь оказалась заброшенной.

Икер только что нашел место, где начинали строить «Быстрый»! Но увы... Это открытие не давало ему ни малейшей информации о том, кто был его заказчиком. И хотя Рубанок играл здесь важную роль, платил рабочим явно не он.

— Не встречали ли вы здесь банду азиатов? — спросил Секари. — Они украли у нас кое-какие вещи, и нам хотелось бы сказать им пару слов.

— С этой стороны озера мы никого не видели. Те, кого вы ищете, возможно, укрылись возле храма, построенного из огромных камней. Там их никто не тронет.

— Почему это?

— Да потому, что место это гиблое. Когда-то там жили жрецы, человек тридцать стражников с семьями да рабочие с местного рудника. Это святилище было местом, где останавливались караваны, идущие с оазисов Бахарии и Сивы. Оттуда же уходит дорога на Лишт и на Дашур. Но демоны выгнали всех оттуда.

Икер и Секари взглянули друг на друга.

— Нам бы хотелось посмотреть на это святилище поближе, — сказал Секари.

— И думать забудьте! Те, кто за последнее время рискнул туда зайти, больше никогда так и не вернулись.

— Как удобнее туда добраться?

— Нужно переплыть через озеро, но...

— Если вы нас перевезете, — сказал Икер, — я попрошу правителя Кахуна дать вам новые лодки.

— Ты... ты знаешь правителя?

— Я Царский Сын и писец царя.

Путешествие по озеру стало для друзей новым удовольствием. Рыбак, хотя и нервничал, но управлял ловко. Его лодка легко скользила по поверхности воды, и Северный Ветер, удобно устроившись на носу, вдыхал свежий ветер. Икер и Секари с радостью пользовались моментом, чтобы побыть наедине с небом, воздухом и водой, но глаз не спускали с берега.

Никого.

Место казалось пустынным.

— Я причаливаю. Вы быстро выбираетесь, и я уезжаю, — заявил рыбак. Его руки заметно дрожали.

вернуться

25

Биркет Карун. — Примеч. автора.

61
{"b":"30837","o":1}