ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы шутите?

– Увы, это не шутка! Это горькая правда.

– Но ведь за ним же наблюдали ваши люди!

– И да, и нет. Драка, случившаяся неподалеку от зернохранилища, потребовала их незамедлительного вмешательства. Кто их за это упрекнет? А вернувшись к месту наблюдения, они обнаружили хищение. Теперь, как это ни прискорбно, состояние зернохранилища соответствует отчету управителя!

– А виновные?

– Никаких следов.

– Свидетелей тоже нет?

– Квартал был безлюден, дело провернули быстро. Найти воров будет нелегко.

– Полагаю, вы задействовали свои лучшие силы.

– Можете на меня положиться.

– Между нами, Монтумес, какого вы обо мне мнения?

– Ну… Я считаю вас судьей, осознающим свой долг.

– Вы признаете, что у меня есть немного ума?

– Дорогой Пазаир, вы себя недооцениваете!

– В таком случае вы должны понимать, что я не верю ни единому слову из вашей истории.

***

Госпожу Силкет часто одолевали приступы беспричинной тревоги, и она прибегала к услугам заботливого специалиста по нервным расстройствам и толкователя снов. Стены его кабинета были выкрашены в черный цвет, само помещение погружено во тьму. Каждую неделю она ложилась на циновку, рассказывала ему о своих кошмарах и жадно внимала его советам.

Толкователь снов был сириец, уже много лет живший в Мемфисе. С помощью множества колдовских книг и сонников он успокаивал благородных дам и зажиточных горожанок. Соответственно и вознаграждения получал немалые, обеспечивая постоянную поддержку и утешение бедным созданиям с тонкой душевной организацией!

Толкователь настаивал на неограниченной продолжительности лечения – впрочем, сны ведь никогда не перестают сниться. Разгадать значение образов и видений, осаждающих спящий мозг, мог лишь он один. Будучи человеком исключительно осторожным, он оставлял без ответа заигрывания большинства пациенток, страдавших от неудовлетворенных чувств, и уступал одним лишь миловидным вдовушкам.

Силкет грызла ногти.

– Вы поссорились с мужем?

– Из-за детей.

– Что они натворили?

– Они врут. Но это не так уж страшно! Муж сердится, я за них заступаюсь, так и начинается перебранка.

– Он вас бьет?

– Немножко, но я защищаюсь.

– Он доволен переменой в вашей внешности?

– О да! Он у меня совсем ручной… иногда удается заставить его делать то, что мне надо, при условии, что я не суюсь в его дела.

– А они вас интересуют?

– Нисколько. Мы богаты – это главное.

– Как вы вели себя после последней ссоры?

– Как обычно. Закрылась в своей комнате и ревела в голос. Потом заснула.

– Сны видели?

– Все те же образы. Сначала я увидела туман, поднимавшийся над рекой. Его прорезало что-то вроде парусной лодки. Потом вышло солнце, туман рассеялся. Тот предмет оказался гигантским фаллосом, стремительно двигавшимся вперед! Я отвернулась, захотела укрыться в хижине на берегу Нила.

Но это был не дом, а женский орган, одновременно притягивавший меня и внушавший ужас. У Силкет перехватило дыхание.

– Будьте осторожны, – посоветовал толкователь. – По соннику, увидеть во сне фаллос – • к краже.

– А женский орган?

– К нищете.

****

Госпожа Силкет, растрепанная и неприбранная, тотчас же устремилась на склад. Ее муж что-то раздраженно говорил двум мужчинам, сокрушенно разводившим руками.

– Извини, что беспокою, дорогой. Нужно принять меры предосторожности, тебя ограбят и мы можем оказаться в нищете!

– Запоздало твое предупреждение. Эти капитаны, как и вся их братия, объясняют, что нет ни одного свободного судна, чтобы доставить мой папирус из Дельты в Мемфис. Наш склад останется пустым.

30

Гнев Бел-Трана обрушился на Пазаира.

– Чего вы от меня ждете?

– Чтобы вы вмешались и выявили факт нарушения свободы торговли. Заказы накапливаются, а я не могу выполнить ни одной поставки!

– Как только появится свободное судно…

– Оно не появится.

– Злой умысел?

– Проведите расследование и получите доказательства. Каждый час промедления ведет меня к разорению.

– Приходите завтра. Надеюсь, мне удастся что-нибудь обнаружить.

– Я не забуду о том, что вы для меня делаете.

– Не для вас, Бел-Тран, а во имя справедливости.

***

Поручение пришлось по душе Кему, а еще больше – его павиану. Вооружившись предоставленным Бел-Траном списком судовладельцев, они принялись расспрашивать о причинах отказа. Путаные объяснения, сожаления и откровенная ложь убедили их в том, что торговец папирусом не ошибся. Когда наступил час послеобеденного отдыха, Кем дошел до крайнего причала и обратился к старшине, обычно все про всех знавшему.

– Ты знаешь Бел-Трана?

– Слышал.

– И что, нет ни одного свободного судна для его папируса?

– Похоже, что нет.

– Твое, однако, стоит на приколе, причем пустое.

Павиан, не издав ни звука, открыл пасть.

– Убери зверя!

– Скажи правду, и мы оставим тебя в покое.

– Все суда арендовал на неделю Денес.

Под вечер судья Пазаир, строго следуя процедуре, лично допросил судовладельцев, и те вынуждены были показать ему договоры об аренде.

Все они были на имя Денеса.

***

Матросы выгружали с баржи продовольствие, кувшины, мебель. Рядом грузовое судно готовилось к отплытию. Гребцов на борту было немного; почти все место занимали складские отсеки, набитые товаром. Рулевой с веслом наготове уже стоял на своем посту. Не хватало только матроса, который должен был, стоя на корме, измерять дно длинным шестом через равные промежутки времени. На берегу посреди оживленного портового гомона Денес беседовал с капитаном. Кто-то что-то напевал, матросы переругивались между собой, плотники чинили парусник, каменотесы укрепляли причал.

– Можете уделить мне пару минут? – спросил Пазаир, подходя в сопровождении Кема и павиана.

– С удовольствием, только попозже.

– Извините, что настаиваю, но я очень спешу.

– Но ведь не настолько же, чтобы задерживать отправление судна!

– Увы, именно настолько.

– В чем дело?

Пазаир развернул свиток длиной в метр.

– Вот список совершенных вами правонарушений: насильственная аренда, запугивание судовладельцев, притязания на единоличное распоряжение судами, препятствование свободному перемещению товара.

Денес взглянул на документ. Обвинения судьи были сформулированы четко, по всем правилам.

– Я не согласен с таким изложением фактов: слишком драматично, слишком высокопарно! Я нанял столько судов, потому что мне предстоят незапланированные перевозки.

– Какие именно?

– Различный товар.

– Слишком неопределенно.

– В моем деле необходимо предвидеть разные неожиданности.

– От ваших действий пострадал Бел-Тран.

– Ну вот мы и добрались до сути дела! Я предупреждал, что тщеславие не доведет его до добра.

– Чтобы пресечь переход судов в ваше единоличное распоряжение – а он налицо, – я пользуюсь законным правом отчуждения.

– В добрый час. Возьмите любую баржу у западного берега.

– Меня вполне устроит это судно.

Денес преградил вход на мостик.

– Я запрещаю вам к нему приближаться!

– Лучше я сделаю вид, что ничего не слышал. Препятствовать правосудию – серьезное правонарушение.

Судовладелец смягчился.

– Будьте благоразумны… В Фивах ждут этот груз.

– Бел-Тран понес из-за вас убытки, и правосудие предполагает, что вы должны возместить ущерб. Он согласен не подавать жалобу, чтобы не портить ваших дальнейших отношений. Задержка с транспортом привела к тому, что его склады переполнены. Этого грузового судна едва хватит, чтобы вывезти товар.

52
{"b":"30839","o":1}