ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Земля лишних. Горизонт событий
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Бэтмен. Ночной бродяга
Узнай меня
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане
Севастопольский вальс
Цветок в его руках
Темные воды
Ложь
A
A

36

Смельчак никак не мог привыкнуть к присутствию павиана под его крышей, но, поскольку хозяин это допускал, он не выказывал недовольства. Молчаливый Кем ограничился замечанием, что затевать процесс – безумие. При всей своей дерзости Пазаир имел слишком мало профессионального опыта, чтобы преуспеть в таком деле. Судья чувствовал, что нубиец его не одобряет, и все же продолжал готовиться к бою, между тем как секретарь подносил ему должным образом проверенные реестры и формуляры. Старший судья портика не преминет придраться к любой формальной небрежности.

Появление старшего лекаря Небамона пришлось на редкость некстати. Как всегда элегантный, в надушенном парике, он выглядел весьма раздосадованным.

– Я бы хотел поговорить с вами с глазу на глаз.

– Я очень занят.

– Это срочно.

Пазаир отложил папирус с протоколом суда над одним знатным человеком, обвиненном в том, что он от царского имени возделывал не принадлежавшие ему земли; несмотря на свое положение при дворе, вернее, как раз из-за него, он был лишен имущества и приговорен к изгнанию. Апелляция ничего не дала.

Они пошли по тихой тенистой улочке. Какие-то девочки играли в куклы; мимо прошел осел, нагруженный корзинами с овощами; на пороге одного из домов спал старик.

– Мы с вами плохо друг друга поняли, мой дорогой Пазаир.

– Мне, как и вам, очень жаль, что госпожа Сабабу продолжает заниматься своей предосудительной профессией, но в законе нет ни одного пункта, позволяющего привлечь ее к ответственности. Она платит налоги и не возмущает общественного спокойствия. Я даже позволю себе заметить, что ее пивной дом посещают некоторые именитые лекари.

– А Нефрет? Я просил вас ей пригрозить!

– Я обещал, что постараюсь.

– Результат восхитительный! Один из моих фиванских коллег едва не дал ей место в лечебнице Дейр-эль-Бахри. К счастью, я вовремя вмешался. Знаете, ведь она оттеснила многих достойных лекарей.

– Значит, вы признаете ее способности.

– Как бы ни была одарена Нефрет, ей суждено оставаться в тени.

– Мне так не кажется.

– Ваше мнение меня не интересует. Когда хочешь сделать карьеру, приходится следовать указаниям влиятельных людей.

– Вы правы.

– Я согласен дать вам последний шанс, но на сей раз потрудитесь не разочаровать меня.

– Я этого не заслуживаю.

– Забудьте о неудаче и действуйте.

– Что-то я сомневаюсь.

– В чем?

– В своей карьере.

– Следуйте моим советам, и у вас не будет проблем.

– Пожалуй, я удовольствуюсь положением судьи.

– Я не совсем понимаю…

– Оставьте Нефрет в покое.

– Вы в своем уме?

– Отнеситесь к моему предупреждению серьезно.

– Вы ведете себя глупо, Пазаир! Зря вы поддерживаете девушку, которая обречена на полное поражение. У Нефрет нет будущего; кто свяжет с ней свою судьбу, поставит крест на своей жизни.

– У вас от злобы помутился разум.

– Со мной еще никто никогда не говорил таким тоном! Я требую, чтобы вы извинились.

– Я стараюсь вам помочь.

– Помочь мне?

– Вы начинаете сдавать прямо на глазах.

– Вы еще пожалеете о своих словах!

***

Денес следил за разгрузкой одного из своих судов. Матросы торопились, так как на следующий день им предстояло снова отчалить на юг, чтобы воспользоваться попутным ветром. Груз мебели и зерна надо было переправить на новый склад, недавно приобретенный судовладельцем. Скоро он планировал подмять под себя одного из самых серьезных конкурентов и таким образом расширить дело, в будущем предназначенное двум его сыновьям. Благодаря связям супруги его отношения с высшей администрацией укреплялись с каждым днем, так что никаких препятствий к дальнейшему разрастанию его владений не предвиделось.

Старший судья царского портика не имел обыкновения разгуливать по набережным. Тяжело опираясь на посох из-за разыгравшейся подагры, он подошел к Денесу.

– Не стойте здесь, вас могут нечаянно толкнуть.

Денес взял судью под руку и отвел в тот отсек склада, где товары уже были разложены по местам.

– Чему я обязан вашим посещением?

– Мы на пороге драматических событий.

– Я в этом замешан?

– Нет, но вы должны помочь мне предотвратить катастрофу. Завтра Пазаир возглавит судебное заседание. Я не мог запретить ему созвать суд, так как прошение было составлено по всем правилам.

– Кого будут судить?

– Он держит втайне и обвиняемого, и обвинителя. Судя по слухам, под угрозой государственная безопасность.

– Нельзя верить слухам. Как мелкий судья может заниматься делом такого размаха?

– При всей внешней сдержанности Пазаир упрям, как баран. Прет напрямую, невзирая ни на какие препятствия.

– Вы волнуетесь?

– Этот судья опасен. Он относится к своей должности как к священной миссии.

– Но вы же и не таких знавали! Все вскоре приутихли.

– Этот – крепче гранита. Мне уже довелось его испытать; у него совершенно немыслимая сопротивляемость. На его месте молодой судья, озабоченный своей карьерой, давно бы отступил. Поверьте, от него одни неприятности.

– Что-то вы мрачно настроены.

– Только не на сей раз.

– Чем я могу вам быть полезен?

– В моей власти назначить двух присяжных, поскольку я дал согласие, чтобы Пазаир судил под портиком. Я уже выбрал Монтумеса, его здравомыслие нам будет просто необходимо. А с вашей помощью я буду чувствовать себя и вовсе спокойно.

– Завтра это невозможно: прибывает груз с ценными сосудами, и я должен лично проверить каждый предмет. Но моя супруга великолепно справится.

***

Пазаир сам понес вызов Монтумесу.

– Я бы мог послать к вам моего секретаря, но наши дружеские отношения обязывают меня проявить больше внимания.

Верховный страж не предложил судье сесть.

– Чечи должен выступить как свидетель, – продолжал Пазаир. – Поскольку вы один знаете, где он находится, приведите его в суд. Иначе придется привлечь к его поискам стражу.

– Чечи человек благоразумный. Если бы вы обладали этим качеством, вы бы отказались от процесса.

– Старший судья портика счел, что он может состояться.

– Вы губите свою карьеру.

– В последнее время о ней печется столько народу, что вряд ли мне стоит беспокоиться.

– Когда вы потерпите полное и окончательное поражение, над вами будет смеяться весь Мемфис и вам придется уйти в отставку.

– Раз вы назначены присяжным, не отказывайтесь слушать правду.

***

– Я – присяжный? – удивился Бел-Тран. – Я и помыслить о таком не мог…

– Речь идет об очень важном процессе с непредсказуемыми последствиями.

– Я обязан согласиться?

– Никоим образом; двоих присяжных назначает старший судья портика, двоих – я и еще четверых выбирают из уважаемых горожан, уже заседавших на процессах.

– Не скрою, я очень волнуюсь. Участие в судебном решении представляется мне делом куда более сложным, чем торговля папирусом.

– Вам придется решать судьбу человека.

Бел-Тран надолго задумался.

– Я весьма тронут вашим доверием. Я согласен.

***

Сути предавался любви столь неистово, что поразил Пантеру, давно привыкшую к пылкому нраву своего любовника. Он был поистине ненасытен, не мог от нее оторваться, снова и снова покрывал поцелуями все ее тело. Объятая сладострастной истомой, она после бури была нежна и покорна.

– Такое исступление бывает у путника перед долгой и опасной дорогой. Что ты от меня скрываешь?

– Завтра – процесс.

– Он тебя страшит?

– Я бы предпочел драться голыми руками.

– Меня пугает твой друг.

64
{"b":"30839","o":1}