ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кем присел на ящик. Неужели Коротышка передумал? Нубиец не мог в это поверить. Осведомителю срочно требовались средства.

Ночь почти прошла. Незадолго до рассвета Убийца потянул своего «коллегу» внутрь склада. Брошенные корзины, сломанные ящики... Павиан проложил себе путь сквозь этот хаос, остановился перед кучей мешков из-под зерна и издал тот же стон, что и несколько часов назад.

Кем в ярости разгреб мешки. Коротышка все же пришел на встречу. Его тело было прислонено к деревянному столбу, а голова разбита поглотителем теней, чье имя он уже не назовет никогда.

* * *

– Это я виноват в смерти Коротышки, – корил себя Кем.

– Да нет же, ведь он сам назначил встречу, – успокаивал его Пазаир.

– Я должен был организовать его охрану.

– Каким образом?

– Не знаю, но...

– Хватит изводить себя.

– Поглотитель теней прознал о намерениях Коротышки, выследил его и уничтожил.

– А может, тот решил шантажировать его?

– Да, Коротышка был достаточно продажным, чтобы пойти на подобное безумие... Ниточка снова оборвалась. Разумеется, я и дальше буду охранять вас.

– Нужно принять необходимые меры. Завтра мы уезжаем в Средний Египет. – Голос Пазаира стал глухим.

– Что-то случилось?

– Приходят тревожные донесения от некоторых номархов.

– По какому поводу?

– Вода.

– Вы боитесь...

– Худшего.

* * *

Нефрет провела сложную операцию. Юный ремесленник упал с крыши. С поврежденными шейными позвонками и с зияющей раной на правом виске он был доставлен в лечебницу. Операция прошла успешно. Изнуренная молодая женщина задремала в комнате для отдыха. Ее разбудил один из помощников:

– Я очень сожалею, но вы мне нужны.

– Позовите другого хирурга. У меня нет больше сил оперировать.

– Очень странный случай. Необходим ваш диагноз.

Нефрет поднялась и пошла за молодым лекарем.

Пациентка лежала с открытыми глазами, уставившись в одну точку. Сорокалетняя дама была одета в роскошное платье, ухоженные руки и ноги указывали на ее принадлежность к богатой семье.

– Ее подобрали на улице северного квартала, – объяснил помощник, – жители квартала ее не знают. Она похожа на больную, которой только что сделали обезболивание...

Нефрет послушала голос сердца в артериях, затем изучила зрачки.

– Эта женщина находится под действием наркотиков, – заключила Нефрет. – Она проглотила экстракт розового мака, вещество, которое дозволено использовать только в лечебницах[15]. Необходимо немедленно начать расследование.

* * *

По настоянию супруги Пазаир перенес отъезд в Средний Египет и попросил Кема сразу же начать расследование. Женщина, привезенная в лечебницу, умерла от передозировки наркотиков, так и не выйдя из комы.

Благодаря опросам выяснилось, что несчастная трижды проявлялась на улочке, где встречалась с греком, жившим неподалеку в прекрасном доме и торговавшим дорогими вазами. Когда Кем нанес ему визит, мужчина отсутствовал. Служанка пригласила начальника стражи в гостиную и принесла ему прохладного пива.

Торговец, завершив сделку на набережной, не замедлил вернуться домой. Высокого роста, худой, бородатый грек, завидев нубийца, стремглав бросился к дверям. Кем не пошевелился, положившись на бдительность своего верного коллеги. Убийца поставил беглецу подножку, и тот растянулся на каменном полу. Кем поднял его за шиворот.

– Я невиновен! – воскликнул грек.

– Ты убил женщину.

– Я торгую вазами, что в этом противозаконного?

На какое-то мгновение нубиец подумал, не схватил ли он поглотителя теней, но этот тип казался слишком легкой добычей.

– Если не заговоришь, будешь приговорен к смерти.

Грек заскулил плаксивым голосом:

– Пощадите, я всего лишь посредник.

– У кого ты покупаешь опий?

– У соотечественников. Они выращивают его в Греции.

– Они-то вне досягаемости, а вот ты – нет.

Налитый кровью взгляд павиана подтверждал слова Кема.

– Я скажу вам их имена.

– Мне нужны имена клиентов.

– Нет, я не могу!

Волосатая лапа Убийцы легла на плечо грека. От ужаса он рассказал все, что знал, назвав имена покупателей, среди которых оказались чиновники и даже некоторые высокопоставленные лица. Среди последних значилась и госпожа Силкет.

22

Утром перед отъездом Пазаир получил приглашение от Бел-Трана на большой пир, где должны были присутствовать главные лица двора, высшие чиновники и многие главы провинций. Распорядитель Государственной казны в конце зимы всегда давал пышный прием, которому визирь оказал бы великую честь своим присутствием.

– Он насмехается над нами, – предположила Нефрет.

– Бел-Тран следует традициям, когда ему это выгодно.

– Нам обязательно нужно присутствовать на этом пиру?

– Боюсь, что да.

– Обвинение госпожи Силкет вызовет грандиозный скандал, – заметила Нефрет.

– Я постараюсь быть сдержанным.

– Торговлю опием прекратили?

– Кем проявил исключительную ловкость. Сообщники грека были арестованы прямо в порту, как и почти все их клиенты... Кроме Силкет.

– Трудно уличить ее, правда?

– Угрозы Бел-Трана не остановят меня.

Они беседовали, сидя под персеей. Пазаир обнял Нефрет.

– Главное – положить конец этому ужасу? Чем бы тебе помогло заключение под стражу супруги Бел-Трана, если бы вы арестовали ее сегодня?

– Тем, что восторжествовала бы справедливость.

– Разве момент совершения поступка не столь же важен, как сам поступок?

– Ты предлагаешь мне ждать? Дни и недели проходят, отречение фараона близится.

– До последнего мгновения мы должны бороться, не теряя надежды.

– Но тьма настолько густа! Порой мне...

Нефрет нежно приложила палец к его губам:

– Визирь Египта никогда не опускает рук.

* * *

Пазаиру нравился пейзаж Среднего Египта. Белые скалы по берегам Нила, широкие зеленеющие долины и светлые холмы, где вельможи строили свои жилища вечности. В этой округе не было ни спеси Мемфиса, ни солнечного величия Фив, но она хранила тайны народной души, обитавшей в небольших сельских угодьях, хозяева которых ревностно берегли свои традиции.

За время путешествия павиан Убийца ни разу не учуял опасности. Теплый, почти весенний воздух, казалось, радовал его, не ослабляя, однако, бдительности.

В провинции Антилопы гордились устройством местного водоснабжения. Испокон веков здесь обеспечивали потребности жителей, отгоняя призрак голода и не делая никакого различия между бедными и богатыми. В засушливые годы искусно устроенные водохранилища давали хозяйствам достаточно воды. Каналы, шлюзы, дамбы находились под постоянным наблюдением, особенно в критические моменты, когда уходили воды Нила. Многие поля оставались затопленными, поглощая ценный ил, благодаря которому Египет и назвали «черной землей». Селения, построенные на сваях, оглашались песнями жителей, прославлявших плодородную силу, скрытую в реке.

Каждые десять дней визирь получал подробный отчет о запасах воды в стране. Иногда он приезжал, не предупредив местные власти, чтобы проверить их работу. Направляясь к столице провинции Антилопы, Пазаир не чувствовал беспокойства: прекрасное состояние дамб, водохранилища вдоль дороги и чистильщики каналов за работой – все это создавало обнадеживающую картину.

Приезд визиря вызвал веселое оживление. Каждый хотел взглянуть на знаменитого человека, передать ему прошение, потребовать торжества справедливости. Никакой озлобленности в речах. Уважение и доверие народа до глубины души тронули Пазаира и придали ему новые силы. Ради этих людей он должен спасти страну и помешать развалу царства. Он вознес молитвы небу, Нилу и плодородной земле, прося созидательные силы поддержать его, чтобы он смог спасти фараона.

вернуться

15

Из мака получали опий, использовавшийся как обезболивающее средство. (Прим. автора).

26
{"b":"30840","o":1}