ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– К сожалению, я не могу контролировать его действия.

– Вы должны обеспечить мою безопасность.

– Как и всех жителей этой страны, – добавил визирь.

– Найдите Сути и арестуйте его! – потребовала Тапени.

– В нубийской пустыне? Невозможно. Потерпим немного и подождем, пока он сам появится. Приятной вам ночи, госпожа Тапени.

Укрывшись за широким стволом смоковницы, поглотитель теней видел, как прошли визирь, его супруга, Кем и его проклятый павиан, держащий ухо востро. После недавней неудачи, убийца хотел совершить нападение во время приема у Бел-Трана. Но внутри здания за происходящим наблюдал нубиец, а снаружи – обезьяна. Разве не потратил он впустую столько лет, влекомый лишь тщеславием, чтобы доказать, что никто, даже визирь, не сможет ускользнуть от него?

Следовало сохранять хладнокровие. Разбив череп этому жалкому вымогателю. Коротышке; поглотитель теней впервые почувствовал дрожь в руках. Нет, убийство не впечатляло его больше, чем обычно, но неудачи в устранении визиря сильно раздражали. Может, Пазаир находился под защитой какой-то сверхъестественной силы? Нет, речь шла лишь о нубийце да о его сообразительном павиане.

Поглотитель теней обязан выиграть этот самый яростный в своей жизни бой.

24

Сути дотронулся до своих губ, щек, лба, но не узнал очертаний своего лица. Это была лишь вздувшаяся болезненная масса. Отекшие веки мешали смотреть. Сути лежал на носилках, которые несли шесть здоровенных нубийцев, и попробовал пошевелить ногой. Это ему не удалось.

– Ты здесь? – спросил он.

– Конечно, – ответила Пантера.

– Тогда убей меня.

– Ты выживешь. Еще несколько дней – и яд уйдет. Раз ты можешь говорить, значит, твоя кровь снова течет по венам. Старый воин не понимает, как твой организм выдержал.

– Мои ноги! Я парализован!

– Нет, связан. Твои судороги мешали носильщикам, наверное, ты видел кошмары. Тебе снилась госпожа Тапени?

– Я был погружен в океан света, где меня никто не беспокоил.

– Надо было тебя выбросить где-нибудь по пути, – огрызнулась Пантера.

– Сколько времени я был без сознания?

– Солнце вставало уже трижды.

– Куда мы направляемся?

– Мы идем к нашему золоту.

– Египетских солдат не было?

– Никого не видно, но мы приближаемся к границе. Нубийцы начинают нервничать.

– Я снова беру командование в свои руки.

– В твоем-то состоянии?

– Развяжи меня.

– Знаешь, что ты невыносим? – Пантера помогла Сути встать на ноги.

– Как приятно чувствовать землю! Палку, быстро.

Опираясь на грубо сделанный посох, Сути пошел во главе отряда. Пантера была очарована его гордостью.

Отряд прошел к западу от Элефантины и от пограничного поста первой южной провинции. Несколько одиноких воинов присоединились к ним во время их продвижения на север. Сути доверял этим доблестным и опытным бойцам, встреться им в пустыне дозор, они тотчас же сразились бы с ним.

Нубийцы шли за белокурой богиней; нагруженные золотом, они мечтали о победах и завоеваниях под руководством египтянина, который оказался сильнее скорпиона. Узкими тропами они преодолели гранитную гряду, добывая для пропитания дичь, пили по капле воды и продвигались вперед без единой жалобы.

Лицо Сути вновь обрело былую красоту, а сам герой – свою лихость и отвагу. Вставая раньше всех, ложась позже, он пропитывался воздухом пустыни и становился неутомимым. Пантера с каждым днем любила его все больше. Юноша постепенно превращался в настоящего вождя, чье слово являлось законом и чьи решения не обсуждались.

Нубийцы смастерили для него несколько луков разного размера, которые он использовал в охоте на антилоп. Прирожденный инстинкт помогал Сути приводить свой отряд к источникам воды.

– К нам приближается дозорная группа, – предупредил черный воин.

Сути тотчас же определил род их деятельности: они бороздили пустыню, обеспечивая безопасность караванов и задерживая бедуинов-грабителей.

– Нападем на них, – предложила Пантера.

– Нет, – ответил Сути, – спрячемся и подождем, пока они уйдут.

Нубийцы скрылись за скалой, вдоль которой продвигались египтяне. Измученные жаждой, усталые собаки не учуяли их присутствия. Отряд направился к долине.

– Мы бы их уничтожили без особого труда, – пробормотала Пантера, лежа рядом с Сути.

– Если бы они не вернулись, на пограничном посту Элефантины объявили бы тревогу.

– Ты не хочешь убивать египтян, а я об этом мечтаю! Ты – изгнанник, ставший во главе нубийцев-отщепенцев, которые умеют лишь воевать. В скором времени тебе придется сражаться, это заложено в твоей натуре, Сути, и тебе от этого не уйти.

Рука Пантеры нежно скользнула по телу возлюбленного. Скрывшись за скалой, забыв об опасности, они слились в объятиях. Облаченная в золото затерянного города, горячая ливийка играла на теле юноши как на лире, создавая пламенную мелодию и услаждая Сути каждой нотой.

* * *

– Это здесь, – сказала Пантера, – я узнаю окрестности. – Она с силой сжала руку Сути. – Наше золото здесь, в этой пещере. На мой взгляд, оно ценнее любого другого. Ты же убил египетского полководца, чтобы завладеть им.

– Нам оно больше не нужно.

– Наоборот! С ним ты станешь властелином золота.

Сути не мог оторвать взгляд от пещеры, где они спрятали сокровища вероломного полководца, которого закон пустыни приговорил к смерти. Пантера была права, приведя его сюда: отказаться от этого эпизода своей жизни, предав его забвению, стало бы трусостью. Как и его друг Пазаир, Сути был одержим верой в справедливость. Если бы его рука не настигла беглеца, правосудия бы не свершилось. Само небо подарило ему золото предателя.

Прекрасная Пантера подошла ближе. Ее ожерелье и браслеты переливались ослепительными бликами; нубийцы встали на колени, околдованные грациозными движениями своей золотой богини. Ведь она вела их так далеко в земли Египта, к этому святилищу, известному лишь ей одной, для того, чтобы увеличить их волшебную силу и сделать неуязвимыми. Когда ливийка вошла в пещеру вместе с Сути, чернокожие воины запели древнюю монотонную протяжную песню.

Пантера была уверена, что, завладев этим золотом, она еще прочнее свяжет свою судьбу с судьбой Сути. Нынешние мгновения обещали столько всего замечательного и сияющего в будущем.

Сути словно вновь переживал расправу над полководцем Ашером, гнусным убийцей, уверенным, что ему удастся избежать правосудия визиря, что он будет безмятежно проживать свою старость, разжигая волнения и смуту против Египта. Молодой человек ни секунды не жалел о содеянном.

В пещере было прохладно. Потревоженные летучие мыши носились под сводом и снова цеплялись за стены, повисая вниз головой. Ливийка смотрела по сторонам и ничего не могла понять.

– Это же точно здесь, – сказала Пантера чуть не плача. – Но где же телега?

– Пойдем дальше.

– Бесполезно, я хорошо помню это место! Именно здесь мы ее спрятали.

Сути тщетно осматривал каждый закуток – пещера была пуста.

– Кто мог знать?.. Кто посмел?.. – бормотал он.

В ярости Пантера сорвала с себя золотое ожерелье и разбила его о каменную стену.

– Давай проломим эту чертову пещеру!

Сути поднял обрывок ткани:

– Посмотри сюда. Это крашеная шерсть. Наши воры – не ночные демоны, а люди из племени ходящих по песку. Когда они вывозили телегу, один из них порвал свою одежду о шероховатую стену пещеры.

Пантера вновь обрела надежду:

– Давай отправимся в погоню за ними.

– Бесполезно.

– Я не отступлю.

– Я тоже.

– Что ты предлагаешь?

– Оставаться здесь и ждать. Они придут.

– Откуда такая уверенность?

– Мы слишком торопились, обследуя местность, и совсем забыли про труп.

– Но Ашер же мертв!

– Должен был остаться скелет в том месте, где я его убил.

– Ветер...

– Нет, его подобрали друзья. Думаю, они с нетерпением нас ждут, чтобы отомстить.

29
{"b":"30840","o":1}