ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
SPQR V. Сатурналии
Она ему не пара
Мир, который сгинул
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Полночный соблазн
Вата, или Не все так однозначно
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
Самогипноз. Как раскрыть свой потенциал, используя скрытые возможности разума
Русь сидящая
A
A

– Мы попали в западню?

– Часовые выслеживали наше возвращение.

– А если бы мы не пришли?

– Маловероятно. В течение нескольких лет они сменялись бы на своих постах до тех пор, пока наконец не убедились бы в нашей смерти. А разве ты действовала бы иначе, будь ты союзником полководца? Главное – нас выследить, а уничтожить – это просто удовольствие.

– Мы будем драться! – воскликнула Пантера.

– При условии, что они дадут нам время подготовиться к обороне.

Открыв великолепную, упругую грудь навстречу солнцу, Пантера обратилась с речью к своим верноподданным. Она объяснила, что племя ходящих по песку разграбило святилище их золотой богини и похитило ее ценности: Стычка с бедуинами превращалась в неизбежность, и Пантера сообщила, что доверяет Сути привести отряд к победе.

Никто, даже старый воин, не возражал. При мысли о том, чтобы заставить песок пить кровь бедуинов, он словно помолодел. Что ж, нубийцы докажут свою доблесть. В рукопашной схватке им нет равных.

Сути в этом не сомневался и, не теряя времени, стал организовывать настоящий укрепленный лагерь, используя глыбы, за которыми укрылись бы нубийские лучники. В пещере они сложили бурдюки с водой, еду и оружие. Неподалеку от их расположения на разном расстоянии друг от друга были вырыты ямы.

Затем началось ожидание. Сути наслаждался этим затишьем, внимательно следя за тайными песнями пустыни, ее неуловимыми движениями, голосом ветра. Сидя в позе писца, слившись со скалой, он едва ощущал жару. Сути гораздо меньше опасался скрежета оружия, чем городского шума и суеты. Здесь любое действие должно гармонировать с тишиной, переносящей шаги кочевников.

Хотя Пазаир и бросил его, он хотел бы видеть его сейчас рядом, разделить с ним этот момент, когда странствиям приходит конец. Не говоря ни слова, они бы питались от одного огня, заблудившись взглядом в желтоватой дали, пожирательнице всего мимолетного.

Пантера, ласковая, как кошка, обняла его сзади; нежная, словно благоухание весны, она провела рукой по его волосам.

– А если ты ошибся? – спросила она.

– Вряд ли.

– Быть может, этим мародерам достаточно кражи нашего золота?

– Мы прервали сообщение. Забрать товар – этого мало. Нас нужно опознать и убить.

Из-за жары по общему для нубийцев и египтян обычаю за пределами города они жили обнаженными. Пантера любовалась великолепным телом своего возлюбленного, который тоже не мог оторвать от нее восхищенного взгляда; их смуглая кожа не боялась солнца, их желание от этого возникало с новой силой. Ежедневно белокурая богиня меняла драгоценности; золото украшало все ее изгибы и ложбинки, делая недоступной ни для кого, кроме Сути.

– Если ливийцы – союзники ходящих по песку, ты будешь с ними сражаться?

– Я буду убивать воров.

Их поцелуй, казалось, длился бесконечно, а тела в едином порыве скатились по мягкому песку, дрожащему под дуновениями северного ветерка.

* * *

Старый воин сообщил Сути, что человек, посланный пополнить запасы воды, не вернулся.

– Когда он ушел?

– Когда солнце только показалось из-за пещеры. Судя по его нынешнему положению в небе, воин должен был вернуться уже давно.

– Быть может, источник иссяк? – предположил Сути.

– Нет, мы могли бы пить из него в течение многих недель.

– Ты был в нем уверен?

– Он – мой двоюродный брат.

– Нападение льва...

– Дикие звери пьют по ночам, к тому же он умел отражать их атаки.

– Пойдем на поиски?

– Если он не вернется до заката, значит, его убили.

Шли часы. Нубийцы больше не пели. Замерев, они смотрели в направлении источника, туда, откуда должен был появиться их товарищ.

Дневное светило клонилось к закату, скрылось за горой на западе и опустилось в ночную барку, чтобы продолжить свой путь в подземном пространстве и встретиться с огромным змеем, который попытается выпить воду и иссушить Нил.

Нубиец так и не вернулся, и старый воин тихо изрек:

– Его убили.

Сути удвоил охрану. Если это были ходящие по песку, они вполне могли нарушить законы войны и напасть среди ночи.

Сидя лицом к пустыне. Сути без тревоги думал о возможно последних часах своей жизни. Что запечатлеется в них – безмятежная сила забытых скал или ярость последней схватки?

Пантера прильнула к нему.

– Ты готов?

– Как и ты.

– Не пытайся умереть без меня, – тихо сказала ливийка. – Мы вместе пройдем через врата загробной жизни. Но сначала мы будем богатыми и поживем как цари. Если ты действительно этого захочешь, у нас получится. Будь вождем, Сути, и не расходуй понапрасну свои силы.

Сути не отвечал, и она, не нарушая его молчания, заснула рядом...

Сути проснулся от холода. Пустыня была серой, утренний свет запутался в густой мгле. Пантера открыла глаза:

– Согрей меня.

Сути прижал ее к себе, но вдруг внезапно отпрянул, уставившись вдаль.

– По местам! – скомандовал он нубийцам.

Десятки вооруженных людей и их повозки окутывал туман..

25

Воины племени ходящих по песку с длинными волосами, грубо постриженными бородами, в длинных цветных полосатых одеждах, тесно прижались друг к другу. От голода у некоторых из них торчали ключицы и ребра. На сгорбленных спинах – скатанные циновки.

Они одновременно натянули луки и выпустили первый залп стрел, не задевших ни одного нубийца. Сути отдал приказ не отвечать, и бедуины осмелели. С криками они стали приближаться.

Нубийские лучники оправдали свою репутацию: ни одна стрела не пролетела мимо цели. Да и темп стрельбы не оставлял шансов. Один против десяти, они быстро сравняли силы. Уцелевшие отошли назад, уступив место легким колесницам. Днища колесниц были сделаны из полосок кожи, скрепленных между собой крест-накрест, и покрыты шкурами гиен. Возницы держали вожжи, а их напарники готовились метнуть копья. Короткие бородки указывали на их национальность.

– Ливийцы, – заметил Сути.

– Не может быть, – обиженно произнесла Пантера.

– Ливийцы вместе с ходящими по песку.

– Я поговорю с ними, и они не станут нападать, – заявила Пантера.

– Не обольщайся.

– Дай мне попытаться.

– Нельзя рисковать.

Кони в нетерпении били копытами. Метатели копий подняли щиты, прикрывая грудь. В этот момент гордая ливийка поднялась и вышла из укрытия. Она вышла за каменное укрепление и сделала несколько шагов по направлению к колесницам.

– Ложись! – закричал Сути, заметив, что один из ливийцев метнул копье.

К счастью, стрела Сути поразила метателя в горло еще до того, как тот закончил бросок, Отскочив в сторону, Пантера избежала смертельного удара и ползком вернулась в пещеру.

Противники ринулись в атаку. Нубийцы в ярости от нападения на их золотую богиню выпускали стрелу за стрелой.

Возницы колесниц слишком поздно разглядели ямы, вырытые в песке. Кому-то удалось, их обогнуть, кто-то перевернулся, но большинство попало в ловушки. Колесницы развалились, и враг оказался на земле, Нубийцы бросились на противника и не пощадили никого. С поля боя они вернулись с добычей – лошадьми и копьями.

В первой стычке Сути потерял лишь трех человек. Воинство бедуинов и ливийцев понесло тяжелые потери. Победители прославляли золотую богиню, а старый воин сложил в ее честь песню. Даже без пальмового вина опьянение овладело нубийцами. Сути пришлось повысить голос, дабы заставить войско остаться на позиции, так как каждый из них рвался в бой.

Вдруг в облаке пыли показалась красная колесница. С нее спустился безоружный человек, держа руки вдоль тела. У него была странная, почти квадратная голова, несоразмерная с туловищем, и надменный вид. Его хриплый голос разносился далеко:

– Я хочу поговорить с вашим вождем!

Сути вышел из укрытия:

– Я – вождь!

– Как тебя зовут?!

– А тебя?!

– Мое имя – Адафи!

– А мое – Сути, я военачальник египетской армии!

30
{"b":"30840","o":1}