ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я тебе уже говорила: без меня ты не достигнешь ничего великого.

Сути раздал бывшим противникам первое вознаграждение, которое рассеяло всякую враждебность к нему. Ливийцы угощали пальмовым вином нубийцев. Братание приобрело вид пьянки, перемежавшейся песнями и смехом. Их новый начальник сидел в одиночестве, отдав предпочтение молчанию пустыни.

Пантера подошла к нему:

– Ты не забудешь обо мне в своих мечтах?

– А разве не ты их вдохновляешь?

– Ты сослужил Египту огромную службу. Убив Адафи, ты уничтожил одного из его злейших врагов.

– Что делать с этой победой?

26

В простой набедренной повязке и поношенных сандалиях, плохо выбритый, визирь Пазаир, смешавшись с зеваками, прохаживался по большому базару Мемфиса. Разве это не лучший способ узнать, что думает народ? Визирь радовался разнообразию товаров. Лодки непрерывно ходили по Нилу, и продукты поставлялись с завидной регулярностью. Недавняя проверка состояния портовых сооружений и искусственных каналов, где два раза в год осматривали суда, показала, что торговый флот находился в превосходном состоянии.

Пазаир отметил, что обмен шел в обычном порядке. Рост цен удалось сдержать, он не успел ударить по людям с самыми скромными доходами. Среди торговцев, как и раньше, много женщин, и они занимают самые выгодные места. Если споры затягивались, водоносы утоляли жажду спорщиков.

– Мое сердце довольно! – воскликнул крестьянин, счастливый от того, что обменял на кувшин прекрасные финики.

Толпа любопытных собралась у лавки, где два торговца разворачивали штуку превосходной льняной ткани.

– Божественное полотно! – воскликнула обеспеченная дама.

– Именно поэтому цена довольно высока, – заметил торговец.

– С тех пор как назначили нового визиря, завышение цен не приветствуется, – заметила женщина.

– Тем лучше! Можно будет больше продать и выгодней купить. Если вы берете полотно, я добавлю платок.

Пока заключалась сделка, Пазаир направился к торговцу сандалиями.

– Тебе, парень, пора сменить обувь, – посоветовал мастер. – Ты слишком долго ходил в тех, что на тебе. Очень скоро подошва лопнет.

– Мне не на что.

– У тебя хорошее лицо, я отдам тебе в долг.

– Это против моих правил.

– Кто не берет в долг, будет богат! Давай, я недорого починю твои сандалии...

Пазаир, любивший вкусно поесть, купил медовый пирожок и чуть отошел от людей, обсуждавших, что они будут готовить к обеду. Он не услышал ни малейшего беспокойства, никаких сетований в адрес визиря. Но Пазаир все же испытывал некое волнение: никто не произносил имени Рамсеса.

Он подошел к прилавку с бальзамами и стал торговаться о цене маленького пузырька.

– Дороговато, – заметил он.

– Ты городской?

– Нет, из деревни. Величие Мемфиса притягивало меня. Рамсес Великий сделал из него самый красивый город в мире. Мне так бы хотелось его увидеть! Когда он выходит из своего дворца?

– Этого никто не знает. Говорят, будто он болен и переехал в Пер-Рамсес, в Дельте.

– Он, самый крепкий человек страны?

– Говорят, что его божественная сила иссякает, – вздохнула торговка.

– Ну так нужно ее восстановить!

– А возможно ли это?

– Так что, новый властитель...

Торговка кивнула, не дав ему договорить.

– Кто сменит Рамсеса? – поинтересовался Пазаир.

– А кто это может сказать?

Послышались крики. Толпа расступилась, открывая проход павиану. В несколько прыжков Убийца оказался у ног Пазаира. Торговка, решив, что перед ней вор, которого сейчас арестуют, набросила на шею «злодея» веревку. Но против обычая павиан не вцепился жертве в лодыжку, а остался сидеть рядом, пока не подошел Кем.

– Я сама его задержала! – похвасталась торговка. – У меня есть право на награду?

– Посмотрим, – ответил нубиец, увлекая за собой Пазаира.

– У вас такой рассерженный вид, – заметил визирь.

– Почему вы меня не предупредили?! – упрекнул его нубиец. – Вы были крайне неосторожны.

– Никто не мог меня узнать.

– Убийца же нашел вас.

– Мне нужно слышать, что говорят люди.

– Ну, и много вы узнали нового?

– Положение не блестящее. Бел-Тран подготавливает людей к падению Рамсеса.

* * *

Несмотря на важность собрания, на котором она должна была председательствовать, Нефрет задерживалась. Некоторые ворчуны обвиняли ее в кокетстве. На самом же деле она оказывала срочную помощь трем добрым друзьям их дома – Проказнице, мучавшейся от несварения желудка, Смельчаку, которого душил кашель, и Северному Ветру, повредившему копыто.

При появлении главной целительницы царства все встали и поклонились ей. Легкое недовольство испарилось от очарования Нефрет; когда она говорила, ее голос действовал на окружающих подобно бальзаму. Присутствие Бел-Трана удивило Нефрет.

– Я прибыл сюда для участия в обсуждении расходов, – объяснил он. – Сегодня будут приняты решения, касающиеся целительства. Я должен быть уверен, что они не нарушат равновесие государственного бюджета, за соблюдение которого я несу ответственность перед визирем.

Обычно Двойной Белый дом довольствовался тем, что присылал какого-нибудь чиновника. Визит Бел-Трана предвещал бой, к которому Нефрет не была готова.

– Я не удовлетворена количеством лечебниц в столицах провинций и в больших селениях. Предлагаю открыть десять новых лечебниц подобных мемфисской.

– Постойте! – вмешался Бел-Тран. – Затраты были бы огромны.

– Главы провинций сами будут изыскивать средства для строительства, а мы направим им знающих лекарей и обеспечим работу лечебниц. Нам не понадобится помощь Двойного Белого дома.

– Будет сорвана уплата налогов!

– По указу фараона у глав провинций есть выбор: либо рассчитываться с казной через ваше управление, либо улучшать состояние местных лечебниц. По моему совету они выбрали второе решение, которое полностью соответствует закону.

Бел-Тран вынужден был поклониться. Он не думал, что Нефрет могла действовать столь умело и быстро. Без лишней шумихи она установила прочные связи с управителями на местах.

– Согласно «Книге защиты», составленной во времена наших предков, Египет не должен пренебрегать ни одним из своих детей. И нам, врачевателям, следует оказывать помощь всем, кто в ней нуждается. Рамсес в начале своего царствования пообещал счастливую жизнь молодому поколению; здоровье каждого – главная составляющая этого счастья. Поэтому я приняла решение готовить больше лекарей, чтобы каждый, где бы он ни жил, мог получить наилучшее лечение.

– Было бы неплохо изменить тактику, – заявил Бел-Тран. – Нужно поднять значимость более умелых лекарей-специалистов за счет простых целителей. Завтра, учитывая широкие связи Египта с иноземными странами, лекари-специалисты легко станут состоятельными, и мы сможем посылать их в другие земли с выгодой для нас.

– Пока я – главная целительница царства, – уверенно заявила молодая женщина, – мы будем сохранять традицию; если поддерживать только лекарей-специалистов, медицина утратит видение главного – человеческого существа в целом, в гармонии тела и Духа.

– Если вы не согласны с моим мнением, Двойной Белый дом будет против вас.

– Это угроза?

Бел-Тран встал. Тоном, не терпящим возражений, он обратился к собранию:

– Египетская медицина – самая известная в мире. Множество чужеземных ученых живут у нас, чтобы освоить ее основы. Но необходимо пересмотреть наши традиции и сделать еще более доходным этот источник обогащения страны. Поверьте мне, ваша наука заслуживает большего! Давайте производить больше лекарств, секреты которых известны только нам. Давайте делать больше – в этом будущее.

– Мы отказываемся.

– Вы не правы, Нефрет. Я пришел сюда, чтобы по-дружески предостеречь вас и ваших коллег. Отвергнув мою помощь, вы совершите непоправимую ошибку.

– Принять ее – значит предать свой долг.

32
{"b":"30840","o":1}