ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кем взял в руки тяжелую палку:

– Визирь поручает мне привести в исполнение первую часть приговора.

– Не делай этого! Ты убьешь меня!

– Несчастный случай не исключен. Я не всегда могу рассчитать свою силу.

– Что ты хочешь узнать?

– Кто вдохновил тебя на этот поступок?

– Никто.

Кем замахнулся палкой и произнес:

– Ты плохо врешь.

– Нет, не бей меня! Я получил указания, это так.

– От Бел-Трана?

– Зачем тебе это знать? Он же все равно будет все отрицать!

– Так как мне нечего надеяться на откровение, получай двести палок, согласно закону.

Фекти припал к ногам нубийца:

– Если я буду сотрудничать, ты отведешь меня в тюрьму без побоев?

– Если визирь согласен...

Пазаир кивнул.

– То, что произошло здесь – ерунда. Лучше возьмитесь за службу найма иноземных рабочих, – сказал Фекти.

29

Мемфис дремал под лучами теплого весеннего солнца. В конторах службы найма иноземных работников был час полуденного отдыха. Греки, финикийцы, сирийцы ожидали, когда чиновники наконец займутся ими. Пазаир вошел в тесное помещение. При его появлении те встали, решив, что пришел кто-то важный. Визирь поинтересовался, что здесь происходит. Перекрикивая возмущенный ропот, молодой финикиец решил сказать за всех:

– Нам нужна работа.

– Что вам обещали?

– Что она у нас будет, ведь мы нанимаемся согласно закону.

– Чем вы зарабатываете на хлеб?

– Я – плотник, и я знаю работодателей, готовых взять меня.

– И что тебе предлагают за твою работу?

– Каждый день – пиво, хлеб, сушеная рыба или мясо, овощи; каждые десять дней – масло, мази, благовония. По мере необходимости – одежда и сандалии. Восемь рабочих дней и два выходных, не считая праздников и законного отдыха. Любое отсутствие на рабочем месте – только с оправданием.

– Это условия работы египтян. Ты принимаешь их?

– Они намного лучше, чем в моей родной стране. Но мне, как и другим, необходимо согласие иммиграционной службы! Почему нас держат здесь уже больше недели?

Пазаир опросил и других. Все жаловались на одно и то же.

– Вы дадите нам разрешение?

– Сегодня же.

В комнате появился писец с внушительным животом.

– Что здесь такое? Ну-ка, сядьте и замолчите! Иначе я, как начальник службы, выгоню вас вон!

– Ваше поведение, пожалуй, слишком грубо, – заметил Пазаир.

– За кого вы себя принимаете?

– За визиря Египта.

Воцарилась тишина. Иноземцы были в смятении: одни испытывали надежду, другие – страх. Писец уставился на печать, которую Пазаир поставил на листе папируса.

– Простите, – пробормотал писец, – меня не предупредили о вашем визите.

– Почему вы не даете разрешения этим людям? Они здесь находятся на законных основаниях.

– Слишком много работы, не хватает сотрудников...

– Неправда. Прежде чем прийти сюда, я изучил, как работает ваша служба. У вас нет недостатка ни в средствах, ни в людях. Вы получаете высокое жалованье, платите только десять процентов налогов и получаете вознаграждения, не подлежащие налогообложению. У вас прекрасный дом, красивый сад, колесница, лодка и двое слуг. Я не ошибся?

– Нет... нет...

Закончив перерыв, другие писцы вернулись на службу.

– Скажите вашим подчиненным, чтобы они выдали разрешения, – приказал Пазаир, – и следуйте за мной.

Визирь шел с писцом по улочкам Мемфиса. Среди простого люда чиновник, казалось, чувствовал себя неуютно.

– Вы работаете четыре часа утром и четыре – во второй половине дня после длительного перерыва на обед, таков порядок вашей работы, не так ли? – напомнил Пазаир.

– Совершенно точно.

– Сдается мне, что вы не слишком-то его соблюдаете.

– Мы стараемся изо всех сил.

– Работая мало и плохо, вы нарушаете интересы тех, кто зависит от ваших решений.

– Уверяю вас, я не замышлял ничего подобного.

– Тем не менее результат плачевен.

– Ваша оценка кажется мне излишне жесткой. Давать работу иноземцам – нелегкая задача. Нередко у них бывает дурной характер, они плохо говорят на нашем языке, медленно привыкают к нашим условиям жизни.

– Допускаю, но посмотрите вокруг себя; среди торговцев и ремесленников немало иноземцев, поселившихся здесь, или их потомков. Если они подчиняются египетским законам, наши двери открыты для них. Я хотел бы взглянуть на ваши архивы.

Чиновник нахмурился:

– Это довольно сложно...

– Почему?

– Мы занимаемся сейчас составлением новых списков. Это займет несколько месяцев. Я вас извещу, как только закончим.

– Сожалею, но я спешу.

– Но... это и в самом деле невозможно!

– Неразбериха меня не пугает. Вернемся к вам.

У чиновника задрожали руки.

Сведения, которые только что удалось получить Пазаиру, были важны. Но как использовать их? Вне всякого сомнения, служба найма иноземных работников в какой-то мере занималась незаконной деятельностью. Но каков ее размах? Это предстояло выяснить и вырвать корни зла.

Начальник службы не солгал: архивы занимали весь пол длинных комнат, где они хранились. Несколько чиновников складывали в стопки деревянные дощечки и нумеровали папирусы.

– Когда вы начали эту работу? – поинтересовался у них Пазаир.

– Вчера, – ответил старший.

– Кто приказал?

Мужчина не знал, что ответить, но взгляд визиря убедил его не лгать.

– Двойной Белый дом... По давно установившейся традиции, они запрашивают имена прибывших иноземцев и характер их деятельности, чтобы установить размер податей.

– Ну что же, почитаем.

– Невозможно, совершенно невозможно.

– Этот тяжкий труд будет напоминать мне мои первые годы службы судьей в Мемфисе. Вы можете идти. Двое добровольцев мне помогут.

– Мой долг быть вашим помощником, и...

– Возвращайтесь к себе. Увидимся завтра, – произнес Пазаир тоном, не терпящим возражений.

Двое молодых писцов, служивших здесь всего несколько месяцев, были счастливы помочь визирю. Тот снял платье и сандалии, опустился на колени и принялся изучать документы. Задача казалась невыполнимой, но Пазаир надеялся, что судьба подаст ему хоть какой-нибудь мельчайший знак, который выведет его на верный путь.

– Странно, – заметил молодой его помощник, – при бывшем начальнике службы Сехеме у нас никогда не было такой спешки.

– Когда его сменили?

– В начале месяца.

– Где он живет?

– В садовом квартале, у большого источника.

Пазаир вышел на улицу. У входа стоял Кем.

– Ничего подозрительного. Убийца патрулирует вокруг здания, – доложил он.

– Вызовите свидетеля и приведите его сюда, – распорядился визирь.

Сехем, что означает «сильный», оказался тихим и застенчивым пожилым человеком. Вызов в качестве свидетеля напугал его, а уж появление перед визирем повергло в глубокую тоску. Пазаир слабо представлял его в качестве отпетого мошенника, но научился не доверять внешности.

– Почему вы оставили свой пост? – начал он допрос.

– Приказ сверху. Меня перевели в службу контроля за движением судов, это гораздо ниже моей прежней должности.

– За какую провинность?

– По-моему, ни за какую. Я проработал на своем посту двадцать лет, не пропустил ни одного рабочего дня, но имел глупость не согласиться с указаниями, которые показались мне ошибочными.

– Точнее.

– Я не терпел задержек в оформлении и всегда контролировал нанятых работников. Когда иноземец нанимается на службу к хозяину угодий или в мастерскую ремесленников, он запрашивает хорошую плату и очень скоро обзаводится землей и жилищем, которые может завещать своим потомкам. Но почему-то последние три месяца большинство просителей направлялись на судостроительную верфь, относящуюся к Двойному Белому дому.

– Покажите мне списки.

– Достаточно заглянуть в архивы.

– Боюсь, что вас постигнет разочарование.

Сехем был обескуражен, узнав, что произошло.

37
{"b":"30840","o":1}