ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Они покорятся? – спросила Пантера.

– Что мне до того?

– Но ты же не станешь убивать своих соплеменников?

– Ты получишь свой город. В Египте чтят женщин, которые умеют перевоплощаться в богинь.

– Даже если ты погибнешь в битве, мы с тобой не расстанемся.

– Ты – ливийка, но полюбила мою землю, она сумела приворожить тебя.

– Если твоя земля тебя поглотит, моя ворожба окажется сильнее.

Глава городской стражи появился раньше, чем истек отведенный на размышления час.

– Градоначальник согласен.

Пантера гордо улыбнулась, лицо Сути осталось бесстрастным.

– Он согласен при одном условии – вы войдете в город, поклявшись, что не будет совершено ни единого грабежа.

– Мы пришли дарить, а не грабить.

Во главе своей армии Сути и Пантера вошли в Коптос.

Новость мгновенно облетела горожан. Они толпились на главной улице и на всех перекрестках. Сути приказал нубийцам снять с повозок покрывала. Ослепительно засияло золото.

Никогда еще жители Коптоса не видели драгоценный металл в таком изобилии. Девочки бросали нубийцам цветы, мальчики пристраивались рядом и маршировали вместе с воинами. Не прошло и часа, как весь город пел и танцевал, празднуя возвращение золотой богини, воспевая легендарного героя Сути, победителя ночных демонов, обладателя золотых россыпей.

– Мне кажется, тебя что-то беспокоит, – заметила Пантера.

– Боюсь, как бы мы не оказались в ловушке.

Шествие направлялось к дому градоначальника – изящной усадьбе в самом центре города, окруженной большим тенистым садом. Сути внимательно вглядывался в крыши. В руках он держал лук и готов был в любую минуту выпустить стрелу в затаившегося где-нибудь стрелка.

Но пока все обходилось. Из предместий в город хлынули восторженные толпы, люди верили, что свершилось чудо: золотая богиня вернулась! Коптос будет самым богатым и самым счастливым городом!

Служанки усыпали вход в аллею цветами календулы, и завоеватели ступили на оранжевый ковер. С лотосами в руках девушки приветствовали поклонами золотую богиню и полководца Сути. Пантеру порадовала торжественная встреча, она одарила служанок улыбкой, а потом царственно двинулась между вечнозеленых тамарисков к усадьбе.

– Как красив этот дом! Посмотри на изящные белые колонны, на вход, украшенный резьбой в виде пальмовых листьев! Мне будет хорошо здесь. Смотри, здесь есть и конюшня. Мы будем с тобой кататься верхом, а потом купаться в бассейне и пить сладкое вино.

Внутри дома белокурой ливийке понравилось еще больше. У градоначальника был отменный вкус, и художник с большим изяществом расписал стены: дикие утки стремились к небу, рыбы резвились в голубой воде пруда, окруженного цветущим папирусом. По гибкому стеблю ползла кошка, подбираясь к гнезду, наполненному пестрыми яйцами.

Пантера вошла в спальню. Она сняла золотой убор и опустилась на резную кровать черного дерева.

– Ты победил, Сути! Люби меня!

Новый градоначальник Коптоса не мог не отозваться на страстный призыв возлюбленной.

* * *

Вечером того же дня для горожан было устроено пиршество. Даже бедняки отведали вдоволь жареного мяса и выпили сколько хотели ароматного вина. Сотни масляных ламп освещали улицы, и народ пел и плясал до рассвета. Знатные горожане принесли Сути и золотой богине присягу верности. Они восхваляли небесную красоту ливийки, и Пантера не осталась равнодушной к их восхищению.

– Почему я не вижу на празднике бывшего градоначальника? – спросил Сути у главы городской стражи.

– Он покинул Коптос.

– Без моего разрешения?

– Наслаждайся своим правлением, оно будет недолгим. Градоначальник отправился за войском, визирь восстановит в городе порядок.

– Пазаир?

– Слава его растет, он справедлив, но суров.

– Нас ждет великолепная битва.

– Разумнее было бы покориться.

– Я – безумец, и решения мои непредсказуемы. Мой закон – это закон пустыни, он не ведает ограничений.

– Пощади хотя бы мирных горожан.

– Смерть не знает пощады. Готовьтесь, завтра мы упьемся слезами и кровью. – Сути провел рукой по глазам. – Позовите ко мне золотую богиню, я хотел бы с ней поговорить.

Пантера слушала пение арфиста, а он своей песней призывал пирующих наслаждаться быстротекущим мгновением, таящим в себе вкус вечности. Толпа обожателей пожирала красавицу восхищенными взорами. Глава городских стражников передал ей просьбу Сути, и Пантера подошла к возлюбленному. Тот сидел неподвижно, глядя прямо перед собой.

– Я снова ослеп, – прошептал он. – Проводи меня в комнату, я обопрусь на твою руку. Никто недолжен знать о моем несчастье.

Собравшиеся гости низко кланялись хозяевам, их уход означал конец празднества.

Сути лежал на спине, заложив руки за голову.

– Нефрет тебя вылечит, – обещала ему Пантера. – Я сама поеду и привезу ее сюда.

– У тебя не будет на это времени.

– Почему?

– Потому что завтра визирь Пазаир отправит в Коптос войско, чтобы нас уничтожить.

36

– Я к вашим услугам, моя повелительница. – Нефрет склонилась в почтительном поклоне перед Туей, матерью Рамсеса Великого.

– Это я должна с почтением кланяться главной придворной целительнице. Миновало всего несколько месяцев, но всем уже видно, насколько успешны ваши труды.

Прямой тонкий нос, выступающие скулы, тяжелый, квадратный подбородок и строгий взгляд – такова надменная царица Туя, и авторитет ее в государственных делах был неоспорим. В каждом большом городе ей принадлежал особый дворец, многочисленные слуги беспрекословно повиновались ей, а сама она бдительно следила за тем, чтобы свято чтились основы, благодаря которым египетское царство превратилось в несокрушимую твердыню. Царица-мать принадлежала к роду, который славился женщинами, обладавшими государственным умом, влияние ее при дворе оставалось главенствующим. Она никогда не забывала, что ее прапрабабки изгнали из Египта завоевателей-азиатов, основав фиванское царство, которое и унаследовала династия Рамсеса.

Сейчас для Туи настали не лучшие времена, месяц проходил за месяцем, а она так и не могла дождаться доверительной беседы с сыном. Рамсес отдалился от нее, тем не менее сохраняя сыновнюю почтительность, и она не могла избавиться от ощущения, что его гложет тайная мучительная забота, которую он не может доверить даже матери.

– Как вы себя чувствуете, моя повелительница?

– Благодаря вашему лечению, прекрасно. Вот только в глазах небольшая резь.

– Почему же не позвали меня? Что мешало?

– Повседневные заботы. Вы и сами, я думаю, не слишком следите за своим здоровьем.

– Нет времени за ним следить.

– И все же, Нефрет, вы не вправе пренебрегать собой. Если вы заболеете, что будет с вашими многочисленными подопечными? Вы повергнете их в отчаяние.

– Позвольте мне осмотреть вас.

Понять причину недомогания не составило труда: престарелая царица страдала от воспаления роговицы. Нефрет прописала ей мазь на основе помета летучей мыши[20], она прекрасно снимала жжение и не обладала побочными действиями.

– Не пройдет и недели, как вы исцелитесь. Не забывайте капать и те капли, что я вам прописала раньше. Состояние ваших глаз значительно улучшилось, но заботиться о них нужно постоянно.

– Постоянно заботиться о самой себе мне так тягостно! Любого другого целителя я бы не стала и слушать! Только Египет достоин наших забот и попечений. Как ваш супруг справляется с грузом своих обязанностей?

– Груз визиря тяжек, как гранит, и горек, как желчь, но он несет его добросовестно и безропотно.

– Я поняла характер вашего мужа сразу, как только на него посмотрела. При дворе им восхищаются, его боятся, ему завидуют. Для меня это лучшее подтверждение, что он соответствует своей должности. Назначение его удивило многих, и я выслушала немало возражений. Но его деяния заставили недовольных замолчать и даже позабыть о достоинствах Баги. А это серьезный признак успеха.

вернуться

20

Помет летучей мыши богат витамином А и вместе с тем прекрасный антибиотик. Современное лечение по сути совпадает с лечением древних египтян. (Прим. автора).

47
{"b":"30840","o":1}