ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пройдя через колонные залы, где десятки чиновников составляли отчеты и служебные записки, визирь осознал всю мощь структуры, которой управлял Бел-Тран. Он постепенно брал под контроль движение каждого ее звена и продвигался вперед, покоряя одну за другой ее части.

Старшие писцы склонились перед визирем, остальные же продолжали работу; казалось, они больше боялись своего начальника, чем первого визиря Египта. Управляющий проводил посетителей к просторному помещению, где Бел-Тран, расхаживая взад и вперед, диктовал тексты распоряжений трем писцам, вынужденным работать с необычайной скоростью.

Визирь смотрел на своего заклятого врага. Каждая клеточка его существа, каждое слово были пронизаны амбициозностью и жаждой власти. Бел-Тран не сомневался ни в своих качествах, ни в том, что в конечном итоге победа будет за ним.

Заметив Пазаира, он прекратил диктовать и сухо приказал писцам удалиться.

– Вы делаете мне честь своим визитом, – произнес он.

– Не переусердствуйте в лживых речах.

– У вас было время осмотреть мое хозяйство? Здесь основной закон – напряженная работа. Вы, конечно, можете отправить меня в отставку и назначить нового начальника, но машина начнет давать, сбои, и первым пострадаете от этого вы. Понадобится не один год, чтобы взять в свои руки управление этим тяжелым кораблем, а у вас лишь несколько месяцев до назначения нового фараона. Откажитесь от борьбы, Пазаир, и подчинитесь!

– Почему вы опустошили наши запасы драгоценных металлов?

Бел-Тран довольно улыбнулся:

– Неужели вы уже провели инспекцию?

– Это мой долг.

– Похвальное рвение, честно говоря.

– Я требую объяснений.

– Высшие интересы Египта! Нужно было доставить удовольствие нашим подчиненным соседям и союзникам, ливийцам, палестинцам, сирийцам, хеттам, ливанцам и многим другим, чтобы поддержать добрые отношения и сохранить мир. Их правители любят получать подарки, особенно если это золото наших пустынь.

– Вы сильно превысили допустимое количество.

– В некоторых обстоятельствах необходимо уметь выказывать щедрость.

– Ни одного грамма ценных металлов больше не выйдет за пределы сокровищницы без моего разрешения, – заявил Пазаир.

– Слушаю и повинуюсь... Но ничего противозаконного не было. Я понимаю, о чем вы думаете. Разве не законным путем я шел, чтобы присвоить себе ценности? Ловко придумано, не скрою. Позвольте мне, однако, оставить вас в сомнениях, уверив лишь в одном: вы никогда ничего не сможете доказать.

8

Прикованный цепью к скале посреди Нила, Сути внимательно вглядывался в кустарник на берегу, где прятался следивший за ним нубиец. Осторожный враг затаился, боясь засады: Сути был слишком хорошей приманкой.

Вдруг он снова зашевелился, видно, решил действовать. Нубийцы прекрасные пловцы; этот в два счета доберется под водой до скалы и внезапно набросится на свою добычу.

С отчаянной яростью Сути дернул цепь. Она заскрежетала, застонала, но не порвалась. Сейчас он глупо умрет здесь, даже не имея возможности защищаться. Вертясь на месте, Сути старался определить, откуда нападет нубиец. Ночь была темна, а вода в реке – непроницаема.

Вдруг, совсем рядом, возникла фигура. Вытянув шею, Сути подался вперед, насколько позволяла цепь. Незнакомец поскользнулся на мокром камне, упал в воду и тотчас вынырнул.

– Успокойся, идиот!

Этот голос... Он узнал бы его даже в потустороннем царстве!

– Пантера?..

– Кто еще мог бы прийти тебе на помощь?

Обнаженная, со струящимися по плечам светлыми волосами, она подошла к нему, купаясь в лунном свете. Ее красота и чувственность ослепили Сути.

Девушка тесно прижалась к нему, обвила руками и прильнула к его губам:

– Мне тебя так не хватало, Сути!

– Я же прикован.

– По крайней мере, ты не мог мне изменить.

Пантеру охватило желание, и Сути тоже не смог устоять перед внезапным порывом страсти. При свете звезд нубийского неба, под песню дикого Нила они с исступлением отдались друг другу.

Когда страсть утихла, Пантера, насытившись, блаженно вытянулась на нем. Сути нежно погладил белокурые волосы.

– К счастью, твоя сила не уменьшилась. Иначе я бы тебя бросила.

– Как ты сюда добралась?

– Корабли, повозки, ослы... Я была уверена, что у меня получится.

– Много трудностей?

– Много насильников, воров... Ничего по-настоящему опасного. Египет мирная страна.

– Бежим отсюда как можно скорее.

– А мне здесь нравится, – улыбнулась Пантера.

– Если нубийцы набросятся на нас, ты заговоришь по-другому.

Пантера поднялась, нырнула и вскоре вернулась с двумя острыми камнями. Она стала наносить точные сильные удары по одному из звеньев цепи, в то время как Сути разбивал камнем наручники.

Их усилия увенчались успехом. Оказавшись на свободе, обезумевший от радости Сути схватил Пантеру и приподнял ее. Ноги ливийки обвились вокруг бедер любовника, в котором вновь возрождалась мужская сила. В порыве страсти они соскользнули с влажного камня, упали в воду и расхохотались.

Лежа на берегу, они были не в силах оторваться друг от друга. Пьяные от счастья, они черпали новые силы в своей любви. Наконец утренняя прохлада умерила их пыл.

– Надо бежать, – сказал вдруг Сути серьезно.

– Куда?

– На юг.

– Снова неизвестность, дикие звери, нубийцы...

– Нужно уйти подальше от крепости и египетских солдат. Увидев, что меня нет, они разошлют патрули и предупредят шпионов. Укроемся, пока их ярость не утихнет.

– А наше золото? – встрепенулась Пантера.

– Не беспокойся, мы его заберем.

– Это будет нелегко.

– Вдвоем мы осилим.

– Если ты еще раз изменишь мне с этой Тапени, я тебя убью! – грозно предупредила Пантера.

– Сначала убей ее, и ты облегчишь мою участь.

– Виноват в этом браке ты! Ты подчинился своему другу Пазаиру, а тот бросил тебя, и вот где мы оказались!

– Я сведу счеты со всеми.

– Если мы выберемся из пустыни.

– Пустыня меня не страшит. У тебя есть вода?

– Я повесила два полных бурдюка на ветке тамариска.

Они двинулись по узкой тропе меж выжженных камней и враждебных скал.

Пантера шла вдоль русла пересохшей речки, где еще оставались редкие пучки травы, которые и служили им пищей. Горячий песок обжигал ступни, а над головой кружились грифы.

За два дня они не встретили ни единой живой души. На третий – звук копыт заставил их укрыться за грудой камней, изъеденных ветрами. Они увидели двух нубийских всадников. Сзади на веревке, привязанной к одной из лошадей, из последних сил бежал голый мальчик. Всадники остановились, взметнув к небу столб желтой пыли, затем перерезали пленнику горло и отрезали ему половые органы. С дикими криками нубийцы, бросив труп, поскакали к лагерю.

Пантера в ужасе наблюдала за страшной сценой.

– Ты видишь, милая, что нас ожидает. Нубийским бандитам не знакомо чувство жалости.

– Значит, нужно просто не угодить к ним в лапы.

– Эти места не слишком благоприятны для счастливого отдыха, пошли дальше.

Они утолили голод побегами пальм и двинулись вперед. Вдруг мощный порыв ветра поднял тучи песка, скрывшие горизонт. Потеряв дорогу, любовники упали в песок и, прижавшись друг к другу, стали ждать, пока пройдет буря.

По коже побежали мурашки, и Сути проснулся. Он прочистил нос и уши от песка. Пантера лежала неподвижно.

– Вставай, буря прошла, – сказал Сути.

Девушка не шевелилась.

– Пантера!

В отчаянии Сути приподнял ее. Женщина была в забытьи, ее тело обмякло.

– Очнись, умоляю!

– А ты меня хоть чуть-чуть любишь? – томно спросила она.

– Ты разыгрывала комедию!

– Когда есть опасность стать рабой неверного любовника, нужно проверить его чувства.

– У нас больше нет воды.

Пантера шла вперед, вглядываясь в песок, чтобы обнаружить хоть какие-нибудь следы влаги. На исходе дня ей удалось поймать грызуна. Пантера воткнула в песок два остова пальмовых веток. Держа двумя руками сухую деревянную палочку, девушка стала тереть ею пальмовые ветви, придерживая их коленями. Быстрые повторяющиеся движения превращали дерево в пыль, которая воспламенилась. Жареное мясо, даже в столь малом количестве, придало им силы.

8
{"b":"30840","o":1}