ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Водка и соль — эти главные продукты меновой торговли, тоже не легко переносятся и требуют еще большего увеличения числа носильщиков.

Под угрозою смерти нельзя вступить ни в одну из этих стран внутри Южной Африки, не купив подарками позволения у главы пройти через его владения. Предварительные переговоры для получения этого позволения стоят не менее того, как и подарки, которые затем подносятся предводителю.

Негры не могут доставлять иной провизии, кроме выше перечисленной; но у них и в этом мало излишка, потому что они обрабатывают ни больше, ни меньше, чем сколько необходимо для их личного существования.

Между тем, во всех краях Африки очень много кур, а это единственно здоровая пища. Наконец, надо опасаться еще и недостатка воды в песчаных бесплодных местностях, почти повсеместно встречающихся во внутренних странах. Следовательно, крайне необходимо носить с собою и запас воды на два или на три дня, а иногда даже на пять и на шесть дней.

Если путешественник предается невоздержанности, то в короткое время последствия ослабляют его и сводят в могилу.

Впрочем, можно составить себе понятие по достоверному факту о крайних трудностях путешествий во внутренних странах той части Африки, где я странствовал: приказчики, отправляемые негоциантами из Анголы для производства меновой торговли на рынках, граничащих с независимыми областями, возвращаются оттуда с поседевшими волосами. Вошло даже в поговорку, что трехмесячного странствования между неграми достаточно, чтобы убелить волосы и разрушить здоровье белого или мулата».

В сущности говоря, Ангола и Бенгуэла подчинены Португалии только на прибрежной полосе на несколько миль ширины, а что касается внутренних стран, то справедливо будет сказать, что до настоящего времени, не исключая даже Ливингстона, один только француз Дувиль исследовал их с большою тщательностью.

Ангола граничит на севере с Конго, на востоке — со страной Матамба, на юге — Бенгуэлой и на западе — с океаном. Она лежит между восемью и одиннадцатью градусами южной широты.

Эта область орошается Коанцей, значительной рекой, устье которой имеет более трех миль ширины; но начало этой реки неизвестно. Огромные водопады, загроможденные деревьями, корни и ветви которых перепутываются, служат препятствием судоходству до такой степени, что нет возможности доплыть вверх дальше Камбамбы за сорок или пятьдесят миль от моря.

Начиная от устья до Камбамбы, река усеяна островами, изобилующими дикими козами, свиньями и дичью; туземцы, пользуясь их плодородием, разводят на них обширные поля маниоки.

Путешествие для исследования берегов Коанцы по направлению к Камбамбе, Массангано, Понго, Кунинги, наиболее достойно возбуждает предприимчивый и пытливый дух при стремлении к славе, соединенной с пользою для науки. После исследования истоков этом реки, путешественнику следовало бы пробраться к Ко зембесу по Замбези, по берегам которой и дойти до с — мого моря.

Пройти Африку от Анголы до Килимансы, то есть по дороге, весьма недостаточно исследованной Ливингстоном, от западного до восточного берегов, следуя наискось от десятого до девятнадцатого градуса южной широты; исследовать истоки обеих рек с географическими целями, изучить на месте племена на окраинах Анголы, Бенгуэлы и верховьев Замбези, обогатить этнографию и естественную историю новыми открытиями — вот итог этого чудесного путешествия, которое довершило бы исследования великого английского путешественника Ливингстона по Замбези.

Город Лоанда — Сан-Паоло де-Лоанда — вот столица, где пребывает португальский генерал-губернатор. Город разделяется на верхнюю и нижнюю часть и, расположенный амфитеатром, представляет живописную картину. Три крепости и два форта защищают его. Гарнизон состоит из двухсот пятидесяти или трехсот солдат линейных полков и около двухсот человек милиции. Крепость Св. Михаила находится на высоте и господствует над нижним городом; другая крепость Пенедо стоит у самого края и ее батареи наравне с поверхностью воды, тут пороховой магазин. Крепость Св. Петра перекрещивает свой огонь с огнем небольшого форта на оконечности острова. Город имеет вид подковы и кажется гораздо больше, чем в действительности. Он очень хорошо построен; улицы в нем прямые и широкие, некоторые дома каменные, но большинство кирпичные, фасады домов выбелены известью, что ослепительно для глаз при ярком солнце. Тротуары и земля около домов покрыты раковинами, обложенными известкой, в нижних этажах находятся магазины для вин, водок и других предметов, не привлекающих сырости; купцы, виноторговцы и харчевники тоже проживают в нижних этажах. Негоцианты всегда занимают верхние этажи. Здания церквей очень хороши и многочисленны. Дворец генерал-губернатора громаден и представляет всякого рода удобства. В городе есть бойня, но очень необильная, так что бедные люди с трудом могут добиться мяса один раз в две недели. У начальства, разумеется, нет ни в чем недостатка, но ему и дела нет до нужд народа. Рыбы очень много на этом берегу. В утлом челноке негр далеко заходит в море, чтобы получить большее разнообразие в ловле и тем достигнуть преимущества на рынке. Больница в Лоанде тоже очень хороша. Всякий больной имеет право там лежать в особенной комнате и пользоваться лечением и уходом, каких дома нельзя иметь, потому что во всем городе два только врача — слишком недостаточное количество.

Лоанда получает прямо из Португалии водку, вино, муку и другие жизненные припасы, сухую рыбу, варенья и некоторые мануфактурные изделия, но самая важная торговля производится с Бразилией, которая отправляет такие же товары, как и Португалия, да еще, кроме того, сахар и тафию. За вино и спиртные напитки платится ничтожная пошлина, но другие товары не облагаются пошлиной. Город Лоанда представляет собой место довольно значительной торговли с внутренней Африкой. Когда торговля позволена законом, то купцы скоро богатеют, блистательно делая свои обороты. Мелочная торговля находится в руках довольно зажиточных и даже богатых негритянок. Они набрасывают на себя кусок ситцу и с большим вкусом драпируются им. В главных улицах они устраивают небольшие палатки с помощью четырех палок, воткнутых в песок и покрытых парусиной; тут они, украшенные кольцами и цепочками, негры любят наряжаться, заседают посреди своих товаров. Но они ходят также и по домам, в сопровождении невольников, несущих за ними то, что им надо продавать.

В городе Лоанда нет другой воды для питья, кроме той, которую берут из Бенго, несмотря на то, что она вредна; русло реки наполнено тиною; жители сбрасывают в нее всякого рода нечистоты; там же перегнивают листья, падающие с деревьев и даже сами деревья, увлекаемые потоком, гниют там же; все это, в соединении с трупами крокодилов, отравляет воду смертоносными миазмами. Никакие очистительные машины не могут устранить этих вредоносных миазмов.

Народонаселение Лоанды с включением домашних рабов доходило в 1828 году до пяти тысяч ста пятидесяти двух человек. С тех пор, как запрещена торговля неграми, у негоцианта нет других предметов торговли, кроме воска и масла, что, конечно, не имеет большого значения. Доходы состоят в налогах на дома, рыбные ловли и мясо; расходы на содержание войска, гражданских чинов, курьеров, духовенства, на выдачу пенсий и другие предметы далеко превышают доход. Если Португалия дошла до печального выбора или посылать деньги в свои африканские колонии, чтобы пополнять неизбежные для них расходы, или покинуть их, то это происходит от ее старых привычек и ошибочной системы — извлекать пользу из страны, где земледелие в полном пренебрежении. Богатые жатвы, которые прежде давала плодоносная, хотя и невозделанная земля, вдруг прекратились, и теперь надо уже сеять, чтобы собирать. Если бы португальское правительство поощряло торговлю, если бы оно содействовало сообщению своих колоний с внутренними странами Африки, пробивая дороги, устраивая мосты по рекам и ручьям перерезывающим дороги во время периодических дождей; если бы оно заботилось и покровительствовало земледелию, выдавало бы награды купцам за основание сахарных и винных заводов; если бы оно назначило премии колонистам за вывоз кофе, который сам собою произрастает на здешней почве; словом, если бы оно делало все то, чего народ вправе ожидать от мудрого и дальновидного правительства, то, конечно, теперь его колонии были бы в цветущем состоянии, несмотря на уничтожение торговли неграми.

17
{"b":"30841","o":1}