ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Остров Лоанда, в расстоянии нескольких сот метров от берега, находится почти напротив города того же имени и богат превосходною пресною водою. Достаточно сделать ямку в фут глубиною, чтобы в песчаной почве показалась чистая и превкусная вода, которая постоянно наполняет яму, по мере того как черпают из нее. Но всего замечательнее то, что эта самая вода, оставаясь в яме на открытом воздухе в течение двадцати четырех часов, делается соленою, так что приходится вырывать новую яму. Жители уверяют, что это та же морская вода, только она становится пресною, просачиваясь сквозь песок. Если бы это было так, то она не могла бы быть пресною на краю самого берега в двух шагах от моря, потому что не было бы ей времени терять свою соленость; кроме того, пресная вода находится в центре острова, который очень высоко стоит над уровнем океана. Гораздо вероятнее предположить, что эта вода выходит из какого-нибудь огромного подземного водоема, находящегося в этом месте. Надо еще заметить, что вода тут стала гораздо изобильнее против прежнего, и в особенности с тех пор, как в водах Коанцы при самом ее устье, на южной стороне города, накопилось много песку между островом и берегом, и в таком громадном количестве, что корабли не имеют уже возможности проникать через этот проход, до того он загроможден песком. Вода пробивается сквозь эти песчаные мели и достигает таким образом острова, который и сам не что иное, как очень высокая мель.

Почва в окрестностях города мало лесиста; растительность на ней бедная, что много способствует болезням, производящим большие опустошения между туземцами и приезжими. Дожди, очень редко перепадающие в другие времена года, в марте и апреле льются ручьями; тогда Бинго разливается по равнинам вокруг города; по спадании же вод на низменностях и болотах скапливается много воды, которая делается стоячею и, высыхая, дает вредные испарения.

Одна из главных причин нездорового климата в Лоанде — это, конечно, скопление многочисленных невольников в каждом доме; в такой толпе нет возможности соблюдать самых простых правил гигиены, и зародыш болезней быстро распространяется. Другая, не менее могущественная причина смертности — это излишества, которым предаются жители. В Лоанде не существует никакого общественного развлечения; и за это лишение люди вознаграждают себя крайним невоздержанием в пище. У богатых людей каждый день пиры и кутежи. Все кушанья приправляются многими пряностями и все едят очень горячее. Лучшие вина из Порто и Лиссабона льются рекой. Женщины невоздержаннее мужчин и охотно принимают участие во всех пиршествах, которые всегда кончаются сценами, оскорбительными для чувства стыдливости. Женщины редко выходят из дома, но пользуются каждым случаем, чтобы как-нибудь развлечься в своем однообразном существовании; прогулки на остров Лоанду доставляют им самые приятные развлечения. У негоциантов там свои дома, окруженные деревьями, куда они приглашают своих друзей и приятельниц.

Негр — страстный любитель пляски; при малейшем звуке тамтама или батука он начинает подпрыгивать. Вот каким образом происходит их самая обыкновенная пляска: участвующие в ней составляют полукруг; один из них выходит на середину, начинает кривляться, судорожно подергиваться и долго кружится один; потом подбегает к какой-нибудь женщине и грудью ударяется прямо ей в грудь; женщина, видя его приближение к себе, так выпячивается, что столкновение двух тел заглушает даже их музыку, весьма оглушительную. Получив такой вызов, женщина оставляет свое место, тоже выходит в середину круга, и тоже долго кружится и корчится, сколько есть охоты; затем вызывает какого-нибудь мужчину точно таким же способом; пляска продолжается до тех пор, пока у музыкантов есть силы. Иногда, чтобы вызвать больше веселья, пляшущие делают притворный вид, будто хотят кого-нибудь вызвать, и тогда когда те готовятся, они вдруг отвернутся и совсем другим дадут желанный толчок. Обыкновенно пляска кончается тогда, когда все танцующие выбьются из сил. На всех пирах, на всех церемониях, при рождении и свадьбе, эта пляска — неизбежная принадлежность. В некоторых местностях даже похороны сопровождаются пляской.

Высоты, господствующие над берегом между Лоандой и Бенгуэлой, образовались из наклонных гряд с юга на север; вообще, они не бывают выше ста или ста двадцати футов над уровнем океана. Остальная местность ровная и почти на уровне поверхности воды. Во многих местах гряды состоят из скопления наносных раковин, крупного песка и каменьев. Тут нет никакой правильности, настоящий хаос. На склонах являются трещины, где можно найти любопытные ископаемые в виде огромных раковин. В менее возвышенных местах видны разные слои морских раковин и ископаемых костей. Вообще эти гряды какие-то выбоистые, изломанные, беспорядочно набросанные и тянутся все к северу, изменяясь в наклоне от семи до двадцати градусов. «Нигде не случалось мне видеть, — говорит Дувиль, — такой громадной смеси предметов, столь разнообразных и в таком беспорядке накопившихся. Надо иметь много наблюдательности, чтобы уследить за всеми причудами или скорее за всеми этими судорогами природы».

Фео насчитывает до трехсот тысяч душ народонаселения, подвластного португальцам в королевстве Анголы и ее владениях. Это народонаселение можно разделить на три класса: европейцев, туземцев и смеси того и другого, то есть на белых, черных и коричневых. Первый класс состоит из гражданских и военных чинов, прибывших из Португалии островитян, то есть жителей Азорских островов и ссыльных, которые, по мере исправления, замещают вакантные места в войсках или для надзора за общественными работами. Этот класс самый малочисленный; большая смертность вследствие нездорового климата и недолгое пребывание в этих местах всех приезжающих — вот причины, постоянно препятствующие его увеличению. Класс туземцев самый многочисленный; вообще туземное население трудолюбиво, терпеливо, смышлено и обнаруживает большую способность к механическим работам. Смешанный класс цветных людей не так силен и не так способен к разным работам, как туземцы, и гораздо малочисленнее, потому что постоянная смесь классов мало-помалу изглаживает разделяющие их оттенки. Хотя переселение европейцев постоянно продолжается, однако народонаселение Анголы с подвластными ей землями уменьшается постепенно. Ведомости об умерших и вновь родившихся не оставляют и сомнения в этой печальной истине.

Официальное запрещение торговли черным деревом, то есть неграми, значительно уменьшая важность торговли в африканских колониях Португалии, выгнало толпу европейских авантюристов, постоянно налетавших в эти страны и прививавших молодую кровь старым расам креолов португальских, которые теперь угасают в одиночестве.

Сан-Фелипе, столица Бенгуэлы, находится еще в худшем положении, чем Лоанда; тут едва ли можно насчитать три десятка белых. Почти все они на службе правительства и получают очень скудное жалование; все они стараются улучшить свое положение выгодами, доставляемыми тайным покровительством запрещенной торговле.

Таковы эти две стороны, ежегодно доставляющие на суда Ронтонаков груз живого мяса.

Место, где «Оса» стала на якорь, известно жителям Бенгуэлы под именем бухты Рио-дас-Мортес, то есть «бухты реки мертвецов».

18
{"b":"30841","o":1}