ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Захария!

– Фортескью!

– Обними меня, Захария!

– Обними меня, Фортескью!

Тесть и зять обнялись и прижали друг друга к сердцу.

– Завтра я опять приду к тебе утешать тебя и ободрять, – объявил на прощанье мистер Фортескью и величественно удалился из камеры.

XIII

Адвокат Джошуа. – Похищение. – Предупреждение. – Удостоверение личности. – Завязанные глаза.

Как только ушел мистер Фортескью, в камеру вошел тюремщик Ольдгама и сообщил узнику, что его спрашивают десять солиситоров, предлагающих свои услуги для защиты его дела в суде.

– Я буду защищаться сам, – отвечал клерк Пеггама, знавший цену английским адвокатам.

– Это не в обычае, – возразил почтенный мистер Торнбулль, как звали тюремщика. – Не хотите ли вы поручить мне переговоры? Это не будет вам стоить ни одного пенса.

– Ну, если так, это другое дело. В таком случае действуйте, как хотите.

Десять минут спустя тюремщик привел в камеру какого-то рыжего джентльмена на жердеобразных ногах и с головой, как у хищной птицы, отрекомендовав его под именем мистера Джошуа Ватерпуффа.

Ольдгам и адвокат просидели вместе часа два. О чем они беседовали – осталось тайной, но после ухода адвоката Ольдгам долго сидел в задумчивости.

В этот день утром мистер Джошуа получил записку, написанную незнакомым ему почерком.

В записке значилось: «Достопочтенный мистер Джошуа Ватерпуфф получит пять тысяч фунтов стерлингов, если ему удастся оправдать тауэрского арестанта или устроить его побег. „Грабители морей“.

Когда он выходил из тюрьмы, к нему подошел какой-то нищий и сделал ему знак. Место было людное, и адвокат прошел мимо, как будто ничего не заметил, но сейчас же повернул в глухой переулок, где некому было за ним наблюдать.

Мистер Джошуа был человек продувной. Неизвестные покровители Ольдгама не могли сделать лучшего выбора: это был постоянный адвокат всех столичных мошенников и злодеев, знавший отлично всех служащих в тюрьмах и имевший самые точные сведения о том, кого за сколько можно купить. Он больше чем кто-либо был способен удачно исполнить поручение.

Нищий не замедлил подойти и завязать разговор:

– Не правда ли, какая прекрасная погода, мистер Джошуа? Даже и не по сезону.

– Действительно, – отвечал адвокат, – в Лондоне очень редко выдаются такие чудные дни.

– Не внушает ли вам это некоторого желания прокатиться по Темзе, мистер Джошуа? У меня готова лодка с шестью гребцами… Превосходная лодка… Она может доставить вас всюду, куда вам будет угодно. Например, в Саутварк…

– В Саутварк? Да, там очень хорошо… Что же, я готов, благо представляется случай.

– Попробуйте, мистер Джошуа, вы не раскаетесь. Лодка стоит вот здесь, налево около моста Сити.

Нищий пошел вперед. Джошуа Ватерпуфф за ним. Они скоро дошли до того места, где стояла изящная шлюпка, снабженная сзади небольшим тентом. Неизвестный пригласил адвоката войти в нее. Адвокат, усаживаясь, повернулся к нищему спиной и на несколько секунд не имел его у себя перед глазами. Велико же было его удивление, когда вместо нищего он увидел молодого, элегантного офицера с капитанскими нашивками. Грязная борода и растрепанный парик были небрежно брошены на скамью лодки. Не оставалось никакого сомнения, что офицер и нищий были одно и то же лицо.

– Кажется, я имею честь говорить с адвокатом мистером Джошуа Ватерпуффом? – спросил офицер.

– Совершенно верно, сэр.

– Пожалуйста, извините меня за это переодевание и вообще за странный способ знакомиться, но я боялся не узнать вас и вместо вас обратиться к кому-нибудь из служащих при тюрьме. Подобная ошибка могла бы иметь для меня весьма прискорбные последствия.

– Я это понимаю. Одним неосторожным словом можно было все погубить, тогда как прогулка по Темзе…

– Осталась бы прогулкой по Темзе, – и только, даже если бы вы оказались не мистером Джошуа Ватерпуффом, – с улыбкою договорил офицер.

– Предположим, что я не мистер Джошуа Ватерпуфф, – сказал, игриво улыбаясь, адвокат. – Что бы вы тогда сделали?

– Я бы выбросил вас в воду, проезжая под мостом, – ответил офицер, улыбаясь не менее игриво.

– Ах, черт возьми! – вскричал адвокат. – Только вы, пожалуйста, не думайте, что ошиблись в моей личности, ошибки никакой нет.

– Но ведь я вам еще не сообщил ничего такого, чем бы вы могли злоупотребить, – возразил офицер. – Следовательно, вы ничем не рискуете… За весла, ребята! – прибавил он, командуя гребцам.

«С этими людьми шутки плохи, – подумал Джошуа. – Вот никак не думал, что между „Грабителями“ есть офицеры флота».

Подгоняемая шестью парами весел, лодка быстро скользила по Темзе.

Офицер сел на скамейку рядом с адвокатом.

– Я вижу, мистер Джошуа, что вы человек не робкого десятка, – сказал он. – Запугать вас нелегко.

– Гм!.. Как вам сказать! В некоторых случаях, напротив, я бываю очень впечатлителен.

– В каких же это, например?

– Да вот, например, как теперь, когда я не знаю, куда меня везут.

– Понимаю, к чему вы клоните, мистер Джошуа, но при всей своей готовности сделать вам удовольствие, совершенно не могу удовлетворить ваше желание.

– Ах, Бог мой, да я вовсе и не желаю ничего. Вы просили меня привести вам пример, я и привел его, вот и все. Я уж вовсе не такой нетерпеливый человек и умею ждать, когда нужно. Не все ли равно узнать то, что интересует – через полчаса или через час.

– И в этом вы опять-таки ошибаетесь, мистер Джошуа, – возразил офицер.

– Вы ни через час, ни через полчаса не узнаете, куда вас везет эта лодка.

– Вот как! – произнес рыжий адвокат, начиная удивляться. – Стало быть, вы везете меня не в Саутварк?

– Извините, сэр, именно в Саутварк.

– В таком случае я уж ровно ничего не понимаю, – заявил Джошуа, тревожно взглядывая на собеседника.

– Очень мне жаль расстраивать ваши нервы, но все-таки я должен вас предупредить, что вы никогда не узнаете, куда я вас привезу.

Адвокат вскочил на ноги и, махая руками, вскричал:

– Но это низость!.. Это похищение!.. Это западня!.. Извольте меня сейчас же высадить на берег, иначе я начну против вас дело о незаконном лишении свободы.

– Помолчите, мистер Джошуа, если вы не желаете, чтобы я размозжил вам голову, – сказал молодой человек, грозя адвокату пистолетом.

Почтенный солиситор питал к огнестрельному оружию такой страх, что сейчас же успокоился и опять уселся на скамью.

– Так-то лучше, господин адвокат. Это называется быть благоразумным. Да, по правде сказать, вам и волноваться не из-за чего. Можно, кажется, потерпеть немножко ради пяти тысяч фунтов стерлингов. Теперь я вас могу предупредить, что вам придется подчиниться еще одной небольшой формальности, вам завяжут глаза, так как мы подъезжаем…

– Завязывайте, сэр, – отвечал несчастный адвокат, побледнев, как мертвец. – Завязывайте, я всему покоряюсь.

– Подумайте, господин адвокат, – ласково сказал офицер, – ведь если мы намереваемся заплатить вам пять тысяч фунтов стерлингов, то значит мы нуждаемся в ваших услугах и не имеем никакой причины делать вам зло. Можете поэтому быть совершенно спокойны.

С этими словами офицер достал из кармана фуляровый платок и завязал им глаза адвокату, не оказавшему ни малейшего сопротивления.

Лодка по-прежнему быстро плыла, держась середины реки, чтобы не наткнуться на корабли, стоявшие близ берегов.

– Ну, мы скоро приедем, – продолжал офицер. – Я не злоупотреблю вашим терпением, господин адвокат, через пять минут повязка будет с вас снята.

Приподняв немного занавеску тента, офицер скомандовал гребцам:

– Легче! Легче! Не ударьтесь о борт!

Адвокат был сильно заинтересован, но уже не боялся. Он чувствовал, что лодка плывет уже не на веслах, а по инерции и что, следовательно, она подъезжает к цели.

– Тише, тише! – говорил молодой человек. – Причаливай!

Почувствовался легкий толчок. Лодка остановилась.

62
{"b":"30844","o":1}