ЛитМир - Электронная Библиотека

— Какого? — спросил старый Гертлю. — Не ты ли сам доказал мне минуту назад, что есть два правосудия: то, которое всегда к услугам герцога де Жерси, Трэнкара и других власть имеющих негодяев, которые ставят ни во что честь и жизнь других людей, когда дело идет о том, чтобы прикрыть собственные злоупотребления и воровство. И другое правосудие, порожденное возмущенной совестью всех честных людей, которые в конце концов сами отправляют функции суда, раз они не могут легальным путем сделать это по отношению к подобным подлецам! Что касается меня, Люс, то мой выбор уже сделан: я стою за честных людей и должен тебе сказать, что употреблю все силы, которыми располагаю, благодаря своему новому назначению, на то, чтобы защитить твоего брата и его товарища от последствий их собственных неосторожностей, а для того, чтобы тебе не, нужно было вмешиваться в это дело, я сам буду сбивать наших агентов со всякого следа, по которому можно было бы дойти и до Карла Лефевра, и до Эрнеста Дютэиля…

— Как! Ты так рассуждаешь и сделаешь это? — вскричал Люс, растроганный до слез подобным доказательством преданности старого полицейского.

— А почему бы и нет, Л юс? — отвечал Гертлю. — Мы — старые служаки, видавшие всякие виды, и зря болтать нам уже не след. Что касается меня, то я здесь вижу только невинно осужденных, твоего отца и мать, умерших от горя, твою невестку, пропавшую вместе с дочерью и оставшуюся без хлеба и без пристанища, и я в этом случае не на стороне правосудия, раболепствующего перед сильными, перед герцогами де Жерси и Трэнкарами. Я стою за правосудие независимое и справедливое, то, которое всецело на стороне твоей семьи и многочисленных жертв, принесенных этими негодяями в угоду своему честолюбию и желанию скрыть свои собственные преступления… Так, решено — мы составим контрполицию и будем выслеживать наших собственных агентов.

— Для этого нужно преодолеть немало затруднений. В высших сферах будут возмущены этим рядом преступлений, совершенных в одну ночь и, при отрицательном результате розысков, может случиться, что де Вер жен будет смещен с должности в сорок восемь часов, а это чрезвычайно осложнит дело.

— Каким образом?

— Эго тайна, которую он не мог мне доверить, но, судя по тем намекам, которые он высказал, я понял, что он находится, хотя и по другим причинам, но в положении весьма близком к нашему, так, как старается свести на нет расследование, предпринятое по приказанию главного прокурора и результаты которого могут повести за собой позор дл одной из самых старинных фамилий нашего аристократического предместья.

— Вот было бы ловко, если бы это дело имело связь с нашим!

— Я, как и ты, предчувствую это… Последние двадцать четыре часа мы живем в атмосфере каких-то тайн, которые совершенно сбили нас с пути, мне же нужно лишь вот что: спасти моего брата и Дютэйля от того ужасного положения, в которое они сами себя поставили, так как, что бы мы там ни говорили, не, ведь, все-таки мы живем в правильно организованном обществе, которое не допускает мести, и, если они попадутся, то эшафот для них неизбежен… И спасти также де Вержена, который дал мне понять, что вопрос о продолжении его службы в префектуре для него почти что вопрос жизни или смерти… А эти три преступления настолько важны как по социальному положению жертв, так и по той обстановке, в которой они совершены, что, если мы не примемся за розыски, то это сделают другие раньше нас, мы не найдем преступников, — другие их найдут. Раз, дело будет направлено к расследованию, — а это случится сегодня, даже ранее наступления полудня, — то они минуют на судебный следователь будет поступать, как ему вздумаете, возьмет помощников, с которыми он обыкновенно работа с и к которым питает доверие и, если он обратится не к нам, то мы будем не в состоянии изменить ход следствия.

— Если, — продолжал размышлять Гертлю, — тождественность оружия во всех трех случаях и это проклятое слово vendetta, повторяющееся на каждом клинке, заставят понять прокурорский надзор, что удар нанесен одной и той же рукой, то могут передать все три дела в руки одного и того же судебного исполнителя. И это представляет собою обстоятельство исключительной важности. Не будь этой досадной подробности, каждое дело было бы передано отдельному следователю, что так запутало бы всю эту историю, что нам не стоило бы почти никакого труда сделать так, чтобы в ней совершенно невозможно было разобраться.

— Будем молиться Богу, чтобы дело не попало в руки судебного следователя Гильоме! У этого есть чутье, верный взгляд, расстраивающий все наши расчеты, часто, благодаря его гениальной способности все предугадывать, его ожидал успех там, где всякий другой бы несомненно проиграл дело.

— Нужно прежде всего, я думаю, найти твоего брата и заставить его покинуть Францию сейчас же, вместе с его шурином. Беглые каторжники, пришедшие с целью убить своих обвинителей и судей, — дело слишком ясное… Обеспечив себя с этой стороны, мы могли бы тогда действовать более свободно.

Во время этого разговора Люс, уже несколько минут перелистывающий машинально бумаги, которые Фроле собрал по делу Поля де Марсэ, вдруг неожиданно вскрикнул:

— Вне всяких сомнений, это он!

— О ком ты говоришь? — спросил Гертлю.

— Слушай, — ответил Люс и стал читать:

Копия записки, адресованной мной господину де Марсэ — отцу.

«Вы понимаете всю важность этого дела: подлог коммерческих документов пахнет судом для вашего сына. Вы видите, что я сжигаю свои корабли и не боюсь поставить точку над i. Влияние герцога де Жерси легко может доставить пост члена Государственного Совета. Сегодня вечером, ровно в полночь, жду вас в своем кабинете в префектуре, с готовым назначением… Готовым! »

Подпись: Фроле.

— Что бы это могло значить?

— Не перебивай, слушай конец! — и Люс продолжал читать:

«Милостивый Государь! Это называется прямо пристать с ножом к горлу… Сегодня вечером, ровно в полночь, я буду в вашем кабинете, в префектуре, благоволите удалить ваших людей, дабы никто не мог подозревать о той постыдной сделке, которую вы заставляете принять меня… Вы видите, что и я также не боюсь слов в своем ответе к вам, но не вздумайте дурачить меня и оставить ваше оружие при себе: чтобы все было готово, как вы сами сказали. Доведенный до крайности, я не остановлюсь ни перед каким скандалом».

Подпись: де Марсэ.

— Понимаешь теперь, — сказал Люс, окончив чтение, — как эти два письма освещают все положение? Поль де Марсэ стоит своему отцу от ста пятидесяти до двухсот тысяч франков в год, но и этого ему мало. И он очутился в тисках своих кредиторов. Можешь себе представить эффект, который произвел бы иск в суде, возбужденный против заместителя главного прокурора, и у него появляется мысль сделать маленький подлог. Жалоба была подана Фроле, как это часто делают люди, которые не знают, в какое судебное учреждение следует обратиться в подобном случае, а этот последний, обрадовавшись случаю, велел передать ему документы, чтобы заставить отца уплатить. Извещенный об этом отец отдал и на этот раз все, что у него было. Фроле, естественно, заявил де Марсэ, что тот получит документы только в обмен на приказ о назначении членом Государственного Совета, составленный в надлежащей форме на его имя. Вчера утром, при докладе, бедный Фроле, сказал мне, потирая руки: «На этот раз дело в шляпе, и, если у тебя есть протекция, чтобы ее пустить в ход и занять мое место, теперь самое время».

Так вот, надо думать, что или герцогу де Жерси надоело все это, или его могущество оказалось не настолько велико, чтобы предоставить полицейскому кресло члена Государственного Совета, во всяком случае, де Марсэ явился на свидание, не имея в кармане бумаги о назначении. Что затем произошло? Я вижу эту сцену, как будто там присутствовал. Старый советник, готовый отдать жизнь за своего беспутного сына, просил, умолял Фроле, но тот оставался непоколебим: он вбил себе в голову надеть расшитый фрак члена Совета и ни за что в мире не хотел упустить этого случая. Но вот, устав просить и кланяться полицейскому, старик встает. Он пришел к Фроле тоже с определенным решением: он стал в свою очередь грозить. «Хорошо, пусть подадут в суд на моего сына, но и у него есть письмо начальника полиции безопасности, и через пять минут он велит его арестовать за шантаж, для чего ему стоит только пойти к де Вержену, его зятю». Я легко представляю себе, как при-этих словах, Фроле заметил ему насмешливым тоном:

14
{"b":"30845","o":1}