ЛитМир - Электронная Библиотека

— А кто вам сказал, что вам не возвратят чек сегодня вечером?

— Вы возвратите?

— Да, за простое обещание с вашей стороны.

— Господин Фроле, я забуду все, если вы способны таким образом поправить то зло, которое вы мне причинили, и дам вам слово…

— О, погодите одну минутку! Мне нужно письменное обещание. Я не так наивен… Теперь вы говорите: и мой дорогой Фроле, и то, и другое, а после: Фроле! Что это такое… Ничего не знаю!

— О! Негодяй! Негодяй! — про себя пробормотал старик. — Нет в нем ни капельки сердца, ничего человеческого, кроме оболочки.

И своей судорожно сжатой рукой он схватился за грудь. Еще несколько минут, — и он не в состоянии будет владеть собой… Зверь, в известные периоды просыпающийся в каждом человеке, готов был совершенно овладеть им. Берегись, Фроле, бывают минуты, когда укротитель не может справиться со своими львами!..

Но Фроле ничего не видел!

— Посмотрим это обещание, — проговорил де Марсэ, подходя к нему с ужасающим спокойствием мелкими шагами.

— Это очень просто! — отвечал Фроле. — Вы заявите: чтобы приостановить ход дела по жалобе, пустить которую было вполне в моей власти и которая была принесена на вашего сына по обвинению его в подлоге, вы берете на себя исхлопотать мне назначение членом Государственного Совета в срок до пятнадцати дней.

— И это все?

— Ах, Боже мой, ну да! — отвечал саркастически Фроле. — Я удовольствуюсь этим. Если слово не будет сдержано, то мы пустим в ход документик.

— Ну, пишите! — отвечал старик таким спокойным тоном, что становилось страшно. — Я подпишу!

— В добрый час! Нет ничего лучше, как хорошенько сговориться! — и Фроле, взяв предусмотрительно приготовленный лист гербовой бумаги, принялся писать только что высказанное обязательство.

Де Марсэ так близко подошел к нему, что слегка касался Фроле, как будто для того, чтобы следить через плечо за тем, что писал последний. Он был мертвенно бледен, а его рука медленно и постепенно приближалась к малайскому кинжалу, лежавшему все на том же месте в конце стола… Вскоре он уже коснулся его, схватил правой рукой и быстро поднял его вверх.

— Вот, готово! — проговорил Фроле, громко читая написанное. «Я, нижеподписавшийся советник Кассационного суда, чтоб избежать судебного преследования, которое могло бы иметь место для моего сына, обвиняемого в подлоге… »

— Так умри же, негодяй! — вскричал в этот момент де Марсэ сдавленным голосом!

В то же время кинжал исчез, погруженный в спину Фроле. Удар был нанесен ниже плеча, так что задето было легкое, и Фроле упал, как подкошенный, не успев даже вскрикнуть. Убийца, не теряя времени, завладел чеком и обязательством, только что написанным Фроле, и бросился к двери, противоположной той, которая вела в переднюю, где находились люди полицейской бригады, открыл ее с быстротой молнии и пробежал в коридор, ведущий в канцелярию. Но быстрые шаги слышны в кабинете убитого, если бежать в этот громадный коридор, то его заметят и будут преследовать… Он чувствовал себя погибшим и угрюмо остановился, не зная, что делать… Еще две секунды, — и дверь будет открыта… О, счастье! Он заметил наружную задвижку, которую де Вержен приказал приделать, чтоб воспрепятствовать людям полицейской бригады проходить в коридор, ведущий в его квартиру, и которую де Марсэ должен был отодвинуть несколько минут тому назад, когда он шел к Фроле… Он быстро протянул руку и задвинул засов, как раз вовремя, так как сейчас же ручка у двери повернулась, и чей-то громкий голос крикнул из кабинета:

— Он запер на задвижку! Скорей идите кругом по главной лестнице.

Не торопясь, так как ему нужно было меньше времени для своего пути, чем преследующим, де Марсэ направился к квартире своего зятя. Да и кто бы его посмел подозревать, если даже бы и встретил? Но он все-таки поплел в сторону, противоположную той, куда должны были прийти бросившиеся преследовать убийцу люди полицейской бригады.

Прийдя к квартире зятя, он позвонил с таким хладнокровием, которое удивило его самого… Открывшая ему дверь горничная радостно вскрикнула, ибо старика очень любили все в доме:

— Ах! Это вы, господин де Марсэ!.. Все сегодня в опере!

— Я знаю это, милая, но подожду дочь, представление должно сейчас кончиться! — • И де Марсэ направляется в гостиную, запирая за собой дверь… При помощи лампы он начинает осматриваться: ни одной капли крови на нем, кинжал остался в раке и помешал кровоизлиянию… Пока ему нечего бояться… Он спасен.

Но силы его истощились, и он, дрожа всем телом, упал на диван… Он задыхался.

— Убийца! Я — убийца! — бормотал он.

Но сейчас же ему снова пришлось собрать все свои силы: послышался шум голосов из передней, это вернулись госпожа де Вержен и ее дочь…

Почти в тот же час, когда Поль де Марсэ исчез так странно при проезде через Кожевенную набережную, два каких-то человека подъехали в карете к вилле Палезо и выразили желание поговорить с госпожой Сеген по поручению ее мужа: Поль и молодая женщина в этом маленьком местечке считались мужем и женой.

Слуги сначала отказались будить свою госпожу, но Шарлотта, услышав шум, поспешно оделась и сошла вниз. Оба посетителя были великолепно одеты и выглядели чрезвычайно солидно, так что Шарлотта ни минуты не сомневалась, что они посланы Полем. Она была так взволнована, что не заметила, с каким особенным волнением смотрел на неё один из незнакомцев. Как только посетители прошли в гостиную, старший из них, не дав времени Шарлоте спросить у них о причине их визита в подобное время, сам поспешил объяснить ей цель их прихода.

— Мы посланы, действительно, вашим супругом, — сказал он, раскланиваясь, — с поручением проводить вас к нему. Сегодня утром он уехал в Лондон, посланный туда нашим патроном — мы работаем вместе с ним в одной и той же конторе, — по одному весьма важному делу о наследстве одного из наших клиентов, и у него не было ни одной минуты, чтоб предупредить вас об этом. Придя сегодня утром в контору и едва получив необходимые инструкции, он должен был сразу сесть в фиакр и ехать на Северный вокзал, чтоб сесть на поезд в Кале. Мы были назначены ему в помощники в трудном, возложенном на него деле, но нам нет необходимости быть всем сразу в Лондоне. Достаточно и одного для предъявления документов и установления их давности перед английским судом… Ваш супруг должен был вам написать из Лондона, куда он прибыл сегодня вечером. Несомненно, ему показалось скучно оставаться без . вас на неопределенно долгое время, поэтому сегодня вечером в, 10 часов мы получили от него следующую телеграмму:

«ЛОНДОН, 7 ЧАСОВ 35 ПОПОЛУДНИ. ПРОШУ МОИХ ДРУЗЕЙ СЭРВЕ И РОБЕРТА — ЭТО МЫ, СУДАРЫНЯ, — ВЗЯТЬ НА СЕБЯ ОБЯЗАННОСТЬ ПРИВЕЗТИ ЗАВТРА С СОБОЙ ГОСПОЖУ СЕГЕН. ДЕЛО ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ И ЗАПУТАННОЕ, ДОЛЖЕН ОСТАТЬСЯ ДОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРЕДПОЛАГАЛ ПОДПИСЬ ПОЛЬ СЕГЕН».

Чтоб поехать с нами, вам следует отправляться с первым утренним поездом, и мы, как видите, не имели времени ждать более подходящего часа для нашего визита к вам.

Эта речь была произнесена самым естественным тоном, и у Шарлотты не было причин думать, что ее обманывают. К тому же Поль де Марсэ, чтобы иметь в свеем распоряжении свободное время, часто объяснял свое отсутствие необходимостью заниматься в конторе, так что Шарлотта вне себя от радости, ни минуты не сомневалась в действительности того поручения, которое приняли на себя оба посетителя. Сердечно поблагодарив их за те хлопоты, которые она им причинила, она предложила им свое гостеприимство до следующего дня и обещала быть готовой к указанному часу.

При вилле было несколько комнаток для гостей. Но прежде, чем отправиться в ту из них, которую молодая женщина предоставила в их распоряжение, один из посетителей, назвавшийся Сэрве, попросил разрешения посмотреть детей своего друга. Я Шарлотта, счастливая, как всякая мать, показать своих детей, провела незнакомца в комнату, где спали ее четыре крошки. Долго неподвижно стоял Сэрве около детских кроваток, пристально смотря на эти маленькие прелестные существа, спавшие со сжатыми в кулаки ладошками, вдруг слезы хлынули из его глаз, и, наклонившись к детям, он стал горячо обнимать их.

22
{"b":"30845","o":1}