ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Проклятый ректор
Драйв, хайп и кайф
Инженер. Небесный хищник
Ghost Recon. Дикие Воды
Когда все рушится
Миллион вялых роз
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
А может это любовь? Как понять, есть ли будущее у ваших отношений
Метро 2035: Стальной остров

Пожевав несколько мгновений, Люс выбросил вещество, быстро выполоскав рот водой, которую на всякий случай держал де Вержен, и, поставив в сторону стакан, сказал глухим голосом:

— Господа, это кураре, самый сильный из известных ядов, в том смысле, что против него нет средств. Его добывают из желез некоторых, самых ядовитых змей тропических стран*note 1, его можно глотать без риска: желудок, сам уничтожит его в процессе пищеварения, как питательное вещество. Но горе тому, в кого он попадет через рану или когда ужалит змея. Яд проходит в кровь, и смерть наступает моментально. В данном случае он смешан с небольшим количеством древесной смолы, что делает наступление смерти более медленным, хотя также неизбежным. Этим и объясняется, почему Фроле мог жить еще около получаса, а его агония продолжалась лишь несколько мгновений.

Все эти подробности, как легко себе представить, повергли экспромтом собравшийся под председательством префекта совет в полнейшее недоумение. Каждый из присутствующих задавал себе вопрос, какое соотношение могло существовать между этими тремя таинственными убийствами, совершенными почти в один и тот же час и с помощью оружия, настолько сходного между собой, что их невозможно было отличить друг от друга. Однако, удивление присутствующих сменилось прямо столбняком при виде того несомненного доказательства связи, существовавшей между этими тремя преступлениями, которое у них оказалось в руках.

Люс, продолжавший свой осмотр, вдруг так вскрикнул от удивления, что думали сначала, не ранил ли он себя оружием, которое держал в руках.

— Ради Бога, что с вами? — вскричал де Вержен, погруженный, как и другие, в свои думы.

— Читайте! — просто ответил начальник полиции, указывая на три кинжала, положенные горизонтально один подле другого. Префект не мог удержаться, чтоб не вздрогнуть всем телом.

Он прочел только одно слово, ужасное по своей лаконичности, выгравированное на каждом клинке: Vendetta!

Vendetta, т. е. месть! Выражение это, заимствованное с корсиканского наречия, казалось от этого еще более ужасным.

Не могло быть больше сомнений, что одна и та же рука вооружила всех трех убийц с целью мести. Но чья рука? И какой смертный приговор должен был быть отомщен? Далее мы уже наталкиваемся на непроницаемую тайну, пролить свет на которую не могут никакие отвлеченные соображения…

Когда факт не объясняется сам собой, нужно искать объяснения, а не терять напрасно время на пустые рассуждения… Таково, конечно, было мнение Люса. Он с некоторого времени стал выказывать явные признаки нетерпения, которое могло умерить только присутствие де Вержена, впрочем то, что ему оставалось еще сделать за эту несчастную ночь, вполне оправдывало его желание скорее уйти. Он нервно прохаживался по кабинету, когда префект, рассказывавший двум комиссарам о различных обстоятельствах, сопровождавших смерть Фроле, заметил его возбужденное состояние и понял причину его: ему самому скорее хотелось узнать содержание записки, составленной в префектуре о его шурине. Префект поспешил закончить свой рассказ и представил Люса, как нового начальника полиции безопасности. После обычных поздравлений последнего комиссарами, префект прибавил:

— А теперь, мой дорогой сотрудник, вам остается только пуститься в путь, найти трех убийц и разыскать моего шурина — нельзя сказать, чтобы у вас не было дела!.. Что касается вас, господа, — продолжал он, обращаясь к полицейским комиссарам, — я вас задержу, так как мне нужна будет ваша помощь на случай могущих произойти этой ночью важных событий.

Люс распрощался весьма быстро с де Верженом и готов был уже уйти, но, по-видимому, раздумал.

— Вы имеете что-нибудь у меня спросить? — сказал префект, заметивший это.

— Может быть, вы найдете это чересчур смелым?! — ответил Люс.

— Говорите, увидим, — заметил де Вержен и, понизив голос так, чтобы услышал только Люс, добавил, — вы знаете, что я ни в чем вам не отказываю!

— Если вы собирались, — осмелился, наконец, сказать начальник полиции, — назначить мне преемника на мою прежнюю должность, то я осмелился бы вас просить, если вы это найдете не бесполезным для тех сложных расследований, которые мне придется вести, подписать сейчас же назначение. Мне одному невозможно сразу присутствовать везде, где требует необходимость. Тот, на кого я возложил бы поручение идти по тем или иным следам, был бы более обеспечен повиновением людей, если бы он мог ими командовать в качестве помощника начальника полиции безопасности.

— Вы правы тысячу раз, я об этом не подумал… А кого бы вы назначили на этот пост? В интересах службы ваш помощник должен всецело зависеть от вас.

— Вы соблаговолите…

— Если понадобится, я даже буду приказывать вам представить вашего кандидата!

— Тогда, господин префект, я думаю, что никто не имеет большего права, не выполнит так хорошо эти обязанности, как старый Гертлю, никто так не знает Париж, его кабачков и вертепов, людей порока и преступников, как он. Несомненно, он не сумел бы проследить преступника в высших сферах, но когда в высшем обществе совершено преступление и особа, задумавшая его, принадлежит к этому обществу, то всегда среди подонков общества следует искать ту руку, которая непосредственно выполнила его. А в этом последнем случае человек, которого я предлагаю, не имеет себе равных.

— Вот приказ об его назначении! — отвечал де Вержен, протягивая Л юсу бумагу с приказом о высшем назначении его старого товарища, — отнесите его в печать, вместе с приказом о вас!

Люс поклонился и пошел к двери, он уже готов был выйти, когда префект позвал его еще раз.

— А запрещение выходить из здания префектуры? Я прикажу отменить для всех, не так ли?

— Умоляю вас не делать этого, господин префект, по крайней мере до моего возвращения, которое состоится еще до наступления утра!

— Не сделать ли исключение для моего тестя?

— Я не могу вам давать советов, господин префект, но если кто-нибудь один выйдет из префектуры, это будет равносильно отмене приказа для всех… Еще до рассвета весь Париж будет знать, что Фроле убит в своем кабинете и что мы упустили преступника…

— Хорошо, никто не выйдет раньше вашего возвращения ко мне… А для вас и ваших людей нужен пропуск?

— Бесполезно, господин префект, у меня, как вы знаете, имеется ключ от секретного хода, который дает нам возможность входить и выходить во всякое время, минуя часовых. , ,

— В таком случае, до свидания! Желаю успеха.

На этот раз Л юс мог выйти из кабинета префекта не будучи отозван назад, проходя через комнату, где находились агенты, Л юс сделал знак следовать за собой трем лучшим сыщикам и Гертлю, представив последнего всем служащим, как нового помощника начальника. Гертлю не мог прийти в себя от удивления при таком внезапном назначении его на пост, о котором он не смел и думать в своих — самых честолюбивых мечтах. Он смущенно благодарил, Люса, который с обычной среди служащих в полиции фамильярностью ответил, ударив его по плечу:

— Довольно об этом, старина! Дело теперь в том, что мы должны сейчас показать, что сумеем сделать. Теперь три часа ночи, а к семи часам утра мы должны найти убийц как Фроле, так и Пети-Лендрю и Трэнкара, что же касается шурина нашего патрона, Поля де Марсэ, то мне кажете что мы в конце концов встретим его и не разыскивая. У мен видишь ли, из головы не выходит, что все это было задумано одним и тем же лицом и выполнено одними и теми же руками!

— По чести сказать, господин начальник, я уже столько видел самого необыкновенного, что ничто меня более не может удивить. Вот, хотя бы сегодня вечером, в гостиной префекта, когда молоденькая девушка нашла бриллиант…

Гертлю не кончил, сильный удар Люса локтем заставил его прикусить язык, и в то же время, чтобы три шедшие за ними человека ничего не подозревали, начальник полиции вскричал:

— Мы вот тут забавляемся болтовней, а ведь время летит…

вернуться

Note1

Техническое добывание кураре в действительности основано на извлечении его из особого растения, так называемой чилибухи

9
{"b":"30845","o":1}