ЛитМир - Электронная Библиотека

Приведем пока один только пример. У индусок существует древний обычай: когда старец проживает последние часы своей жизни, его переносят на берег какой-нибудь реки из числа тех, которые в Индии считаются священными (Ганг, Годаверри, Кришна, Кавери), если же река далеко, то выносят его на берег пруда ближайшей пагоды. Имеется в виду, что умирающий, взирая в свои последние минуты на эти священные воды, очищается этим от грехов своих. У париев сохранился в памяти остаток этого обычая, но он принял у них совсем другой вид. Когда у них готовится к смерти дряхлый старец, который уже не в состоянии сам себя прокормить и которого никто не желает взять на свое попечение, то сыновья или другие близкие родственники относят его за милю или за две от жилья, куда-нибудь в густую заросль, и там прямо бросают, оставляя на съедение диким зверям.

Но самый перенос этой жертвы, обреченной на съедение, совершается с известным церемониалом. Жертву кладут на носилки из древесных ветвей, покрывают ее тело дикими цветами, и процессия направляется к избранному месту, громко распевая такие строфы, которые невозможно слушать без ужаса европейцу, понимающему туземный язык. Чувство ужаса подчеркивается еще тем, что первую строфу обычно затягивает старший сын умирающего.

Приводим здесь текст этого песнопения, которое очень наглядно характеризует отношение между членами семейства у париев.

Старший сын.

«Ну-ка! Уберем с соломы эту старую рухлядь, которая стала ни к чему не пригодною».

Провожатые и носильщики.

«Ха-ха! Нынешним вечером у шакалов будет настоящий пир».

Старший сын.

«Он больше не может ходить, и мы не хотим ради него ходить».

Провожатые и носильщики.

«Ха-ха! Сегодняшний вечер у коршунов будет настоящий пир».

Старший сын.

«Он не может больше ходить в лес и там собирать для себя травы и коренья, а мы не можем за него ходить собирать их».

Провожатые и носильщики.

«Ха-ха! Сегодняшний вечер у черных воронов будет настоящий пир».

Старший сын.

«Зубы у него стерлись как у старого слона, он не может больше есть, а мы не можем есть за него».

Провожатые и носильщики.

«Ха-ха! Сегодняшний вечер у гиен будет настоящий пир».

Старший сын.

«Он не может больше лазать на кокосовые пальмы, чтобы воровать орехи у земледельцев, а мы не можем воровать за него».

Провожатые и носильщики.

«Ха-ха! Сегодняшний вечер у диких волков будет настоящий пир».

Старший сын.

«Он не может больше ходить за водой, а мы не можем ему носить воду».

Провожатые и носильщики.

«Ха-ха! Все звери воют от радости: у них сегодня вечером будет пир».

Старший сын.

«Он больше не может ни видеть, ни говорить, ни слышать. Разве может другой человек видеть, слышать и говорить за труп?»

Провожатые и носильщики.

«Ха-ха! Когда другие звери все растащат, червям ничего не останется».

Старший сын

«Ну-ка! Швыряйте эту старую падаль, которая стала ни на что не годною! Брюха шакалов — кладбище для париев».

Провожатые и носильщики.

«Ха-ха! Собирайтесь сюда, все братцы из джунглей! Вот вам пиршество на сегодняшний вечер».

После этого старца оставляют на его ложе из ветвей и цветов, и все уходят. Обыкновенно, не успеет еще пройти и ночь, как от несчастного полутрупа почти ничего не остается. Звери накидываются на него целою стаею прежде, чем он успеет испустить дух.

Во все время моего странствования мне дважды случилось встретить такую процессию. За несколько монеток мне удавалось выручить умирающего и снова водворить его в его жалком шалашике, но надолго ли, я не знаю. Мы, европейцы, слишком малочисленны в Индии, чтобы наш почин в этом деле мог что-нибудь значить, ввиду закоренелых предрассудков ста пятидесяти миллионов индусов и добровольного попустительства со стороны Англии.

В пределах французских владений такие «похороны» строжайше запрещены. Но наша территория так мала, что наш благой пример не приносит никаких благих плодов.

Для того, чтобы поднять парию, чтобы ввести его полноправным членом в великую человеческую семью, Европа должна была бы предпринять такой крестовый поход, какой был совершен ради освобождения негров. Но ведь это значило бы восстать против Англии, которая прикрывает свое недостойное хозяйничанье в Индии знаменем прогресса и цивилизации. Кто же на это решится?

Вот факт, который еще свеж в памяти у всех.

Пекинское правительство, опираясь на то разрушительное в физическом и духовном отношениях влияние, какое оказывает на китайцев опиум, запрещает ввоз этого продукта в пределы Китая.

Но Англия ежегодно ввозит в Небесную Империю более чем на четыреста миллионов франков этого прибыльного товара, добываемого ею в своих индийских владениях.

Что же она предпринимает в связи с Пекинским указом? Спокойно и без всяких колебаний она решается отстоять выгодную статью своей торговли. Она силою врывается в китайские гавани, знать не хочет правительственный указ, сламывает вооруженное сопротивление и навязывает свой товар. Китайцы могут себе продолжать отравляться в свое удовольствие вопреки воле их правительства, слишком слабого, чтобы оборонить их от яда.

Во время войны 1870 года в совете Министров Франции поднимается тревожный вопрос о том, не пожелает ли Англия, пользуясь тем, что у нас руки связаны войною, напасть на наши владения в Африке, по берегу Слоновой Кости? Этого на самом деле не случилось, однако, во время прений по африканским делам в английском парламенте вполне открыто поднимался и обсуждался этот вопрос. Один лорд даже упрекал правительство в том, что оно не воспользовалось благоприятным случаем.

Конечно, не от такой нации надо ожидать освобождения париев.

V. Брак

Парии не приписывают ни малейшей важности тем формальностям, которые предшествуют союзу мужчины с женщиною, и можно думать, что те немногочисленные церемонии, которые ими выполняются при свадьбе, служат у них только предлогом для нескончаемых оргий.

Молодые люди обоего пола живут у них ровно ничем не стесняемые, так что, когда они достигают зрелого возраста, то у них утрачивается всякое понимание того чувства, которое мы называем стыдом, которое так глубоко укоренилось в нас, и явные следы которого мы находим даже у самых духовно убогих диких народов. Я не думаю, чтобы в целой Индии среди париев можно было встретить девочку шести лет, которая еще не утратила бы своей невинности.

Тем не менее обычай браков все-таки сохранился у париев, и когда молодой человек достигает шестнадцатилетнего возраста, он начинает искать себе жену. Только при этом он вовсе не имеет в виду приобрести себе подругу жизни и создать семью в нашем смысле слова, а ему просто желательно обзавестись рабочей скотиной, на которую можно взвалить большую часть хозяйственных дел и забот.

Как только он наметил себе невесту, он сейчас же начинает прикапливать (если только не позаботился раньше сделать это) большой запас разного зерна, кореньев и в особенности кокосового вина. Эти припасы ему совершенно необходимы для того, чтобы в течение целого месяца обильно потчевать всю семью своей невесты, причем подразумевается, что вся эта семья в течение этого льготного месяца увольняется от всяких забот по собственному пропитанию.

Вообще, пить и есть до отвала — высшее блаженство для парии, и если при этом он освобождается от всяких забот и трудов, то этим завершается весь цикл его мечтаний, так что жених, не позаботившийся о достаточно обильном запасе продовольствия, будет только напрасно тратить время на ухаживанье. Да с ним и разговаривать не станут.

А собирание этого запаса дело весьма хлопотное. Надо собственноручно наплести корзинок, циновок, надо наловить разных редких птиц и животных, надо приручить гепарда, и все это сбыть за деньги европейцам, любителям разных редкостей. А главное, надо очень деятельно и осторожно странствовать в жатвенное время по полям, садам и огородам соседних земледельцев, чтобы наворовать там как можно больше всякого съедобного добра.

4
{"b":"30847","o":1}