ЛитМир - Электронная Библиотека

Такое зрелище, конечно, приводит в отчаяние бедную мать, потому что материнское чувство у жалких существ не могли начисто вытравить никакие притеснения. Но все-таки она не смеет очень громко жаловаться, ее вопли и стоны могли бы обеспокоить супруга, вкушающего сладостный отдых, и тогда ей пришлось бы круто.

Тяжкие работы, которые несет на себе женщина у париев, и столь же частые побои, которым она ежедневно подвергается, не дают ей возможности долго сохранить добрые качества кормилицы. Обычно через два месяца после родов, а иногда и через месяц, молоко у нее иссякает. Поэтому часто уже через две недели после рождения она начинает подкармливать своего малютку кашею из риса или из проса. Но иногда она так бедна, что не в состоянии добыть этих продуктов, и тогда она заменяет зерно кореньями и травами, которые варит или печет, пока они не превратятся в такую мягкую массу, чтобы малютка мог ее легко проглатывать. Иная трудолюбивая и заботливая мать путем долгих и кропотливых сбережений успевает прикопить деньжонок, чтобы купить себе тощую козу, которую она и пасет где-нибудь по соседству в джунглях. Такая жалостливая мать некоторое время подкармливает своего малыша козьим молоком, конечно, в строжайшей тайне от мужа, который, узнав об этой козе, не только будет сам выпивать ее молоко, но под пьяную руку или под давлением усиленного аппетита и самую козу не задумается зарезать и съесть. Судьба же собственного детища навряд ли будет им принята в соображение. Повсюду, где мне удавалось наблюдать женщину в Индии, в Океании, на равнинах дальнего Запада в Америке, я видел материнскую нежность более высокой степени, нежели нежность отцовская. И в других областях духовного развития женщины у дикарей сплошь и рядом опережают мужчин. Из этого можно заключить, что издревле начавшееся порабощение женщины вовсе не явилось результатом ее низшей натуры, а должно быть рассматриваемо как следствие свирепой тирании со стороны мужчины.

Таким образом у париев ребенок растет, почти всецело предоставленный самому себе. Наступает день, когда он, опираясь на свои слабые ручонки и колени, вылезает из своей норы, а затем выползает из хижины, чтобы погреться на солнышке. Мало-помалу он привыкает бегать на четвереньках, как животное. Равнодушие к нему родителей простирается до таких пределов, что они и не подумают обучать его ходьбе на ногах, и он продолжает ползать на четвереньках иной раз до четырех и пяти лет. Но на шестом, седьмом году его уже можно использовать, как рабочую силу. Тогда отец, наконец, обращает на него некоторое внимание, стараясь извлечь из него возможную пользу и с этою целью потратит некоторые усилия на его дрессировку. Но чем только не делаются несчастные дети париев с самого нежного возраста!

Пария не различает добра от зла.

Он не почитает своих предков, не почитает и родного отца.

Он не служит охранителем своей жены.

Он развращает своих детей.

Не прав был поэт париев Тируваллува, утверждая в своих звучных стихах, что пария такой же человек, как и все другие люди. Пария — не человек.

VII. Различные племена париев

Индусы в своем презрении смешивают всех париев в одну сплошную массу, и не устанавливают между ними никакого различия по племени и по происхождению. На самом же деле парии носят разные имена, смотря по местности, где они обитают, и по занятиям, которым предаются. Все они вместе взятые внушают одинаковое отвращение людям полноправных каст, но между собою парии проводят совершенно определенные разграничительные черты, почти такие же резкие и глубокие, как и та, которая их отделяет от остальных индусов.

Самый распространенный на юге Индии класс париев — это курубару. Эти люди занимаются многими ремеслами, которые в силу религиозных предрассудков индусов считаются оскверняющими и позорными. Так как люди из других каст чуждаются этих ремесел, то курубару являются в них монополистами. Это обстоятельство многим из них дает возможность достичь некоторого благосостояния, если только глубоко укоренившаяся, можно сказать, племенная склонность к пьянству не отшибает у них всякой охоты к сбережениям. По какому-то странному излому мышления те товары, которые выделывают курубару, свободно обращаются на рынках и не считаются нечистыми, каковым казалось бы должно было считаться все, что выходит из их нечистых рук. Люди из каст купцов и ремесленников могут спокойно пользоваться этими вещами. Однако же представители двух высших каст — браминов и воинов — не могут пользоваться этими вещами.

Некоторые из курубару занимаются перевозкою соли на ослах с Коромандельского берега. На вырученные деньги они покупают рис и другие зерновые и перепродают их потом своим сородичам. Кто-то плетет корзины и циновки из прутьев и бамбука. Для того, чтобы добыть себе работу, они беспрерывно должны переходить с места на место. Как только они появляются в какой-нибудь деревне, местный старшина прежде всего отводит место для их стоянки на все время их пребывания. Когда все их дела с местными жителями заканчиваются, и никто больше не заявляет надобности в их услугах, они обязаны немедленно удалиться.

Эти курубару, по словам Дюбуа, подобно нашим цыганам, занимаются хиромантией и всякими другими способами предсказания. Для того, чтобы входить в сношения с жителями разных местностей, курубару с течением времени создали особый язык, который понятен и им, и индусам разных племен. Вообще, по их нравам, обычаям, по образу жизни они очень напоминают наших европейских цыган. Предсказаниями занимаются по преимуществу их женщины. Но ворожба их отличается от ворожбы наших цыган некоторою особенностью церемониала. Наша цыганка просто берет руку и, глядя на нее, плетет, что ей приходит в голову. Ворожея же курубару, усадив перед собою своего клиента и заставив его протянуть руку, бьет в маленький барабан и читает какое-то заклинание, которое заканчивается быстро и громко произносимым набором разных непостижимых слов. Только после этого она приступает к подробнейшему изучению линий руки сидящего перед нею простофили и предсказывает ему все худое и доброе, что с ним должно приключиться.

Очень долгое время происхождение наших цыган было темным и спорным вопросом. Его разрешение совершилось путем лингвистических сближений. Оказалось, что наши цыгане говорят языком, весьма схожим с наречиями некоторых племен, обитающих в Декане, откуда и можно было заключить, что цыгане — выходцы из этой местности.

Женщины курубару искусные татуировщицы. В Индии молодые женщины очень любят татуироваться, и бродячие артистки очень искусно накалывают им на теле фигуры птиц, цветов и разные символические рисунки.

Другое очень распространенное племя париев, носящее имя колла-бантру, живет в лесах и горах Малабарского берега. Эти занимаются по преимуществу грабежами и кражами, и за ними так и утвердилась репутация великих артистов по этой специальности. Родители с самого нежного возраста приступают к выучке своих чад, а в то же время подготовляют их к выносливости по части побоев и вообще всяких лишений, каковые им угрожают в их будущей карьере. Тут главным образом имеется в виду закалить будущего вора, чтобы впоследствии, будучи пойман и подвергнут пытке, он не выдал ни себя, ни своих сообщников, не взирая ни на какое усердие палачей. Англичане лишь недавно уничтожили пытку в индийском законодательстве, так что еще и теперь можно встретить представителей племени колла-бантру без носа, без ушей, а иного даже и без правой руки. Такова кара за воровство, предписываемая законами Ману. Само собой разумеется, что в глазах соплеменников эти увечные статьи свидетельствуют о доблести изувеченных.

Колла-бантру в самом деле изумительные артисты по части кражи. Они умеют проскользнуть ночью в жилой дом и буквально опустошить его, не потревожив никого из спящих обитателей. Есть между ними такие доки, которые даже снимают все украшения со спящих женщин, не разбудив их. Один из моих знакомых, путешествовавший в Майссуре, однажды ночевал в своей повозке, держа в руке заряженный револьвер и вообще приняв все меры безопасности, так как очень хорошо знал, что та местность кишит ворами и грабителями колла-бантру. Несмотря ни на какие предосторожности, он был начисто ограблен, так что ровнехонько ничего не слышал, а между тем у него с мизинца был снят очень дорогой перстень. Утром он вспоминал только, что во время сна чувствовал какой-то легкий зуд в этом мизинце и даже наполовину проснулся от этого ощущения, но не придал ему значения и снова заснул. Обычно колла-бантру совершают свои артистические подвиги по ночам. В Индии, стране тропической жары, человек измается за день так, что, когда ночью его охватит относительная свежесть воздуха, он спит крепко, и в это время можно с ним распорядиться по собственному усмотрению.

6
{"b":"30847","o":1}