ЛитМир - Электронная Библиотека

После долгих размышлений Иванович избрал местом сборища и вместе ловушки для своих врагов развалины одного древнего монастыря. Обширные подземелья, уцелевшие от разрушения, позволяли собрать здесь несколько сот человек.

Сюда-то и предполагалось заманить графа и его друзей и, наскоро порядив суд над ними, приговорить к смерти.

Еще и другая причина вынуждала Ивановича скорее кончать с этим делом: князь Свечин, атташе посольства в Париже, которому было негласно поручено специальное наблюдение за политическим настроением живущих в Париже русских, послал в третье отделение обстоятельный доклад об обществе Невидимых; необходимо было спешить, чтобы успеть прикончить вовремя преступную деятельность ложного общества Невидимых, прежде чем имена главных участников станут известны Третьему Отделению.

Сойдя в Ливерпуле с австралийского парохода, Иванович получил шифрованную телеграмму: «Урожай превосходный в ваших поместьях в Малороссии. Вас ожидают с нетерпением, чтобы начать жатву».

По ключу, имевшемуся у Ивановича, это означало: «Крайне необходимо уничтожить доносчика, который только что выехал из своих поместий в Малороссии в Париж, иначе мы погибли».

Действительно, князь Свечин прибыл в Париж с целью продолжать свое расследование темных дел мнимого общества Невидимых, избравших Париж центром своих темных операций.

Иванович тотчас же направился в столицу Франции с Холлоуэем, где дон Хосе де Коррассон или, вернее, негр Сэм, убийца борца Тома Поуеля, вступивший в ряды Невидимых, находился уже в течение нескольких месяцев в качестве панамского дипломатического агента.

Мы уже видели, как Люс и Фролер спасли от смерти князя Свечина в «доме повешенных».

Потерпев еще раз неудачу, Ивановичу оставалось теперь только осуществить свой коварный план в степях Урала и закончить им наконец эту уж слишком долго длящуюся борьбу.

На другой день после своего бегства из «дома повешенных» он вместе с Холлоуэем отправился из Парижа прямо в Астрахань, где Невидимые имели великолепный дворец. Здесь и был разработан план нападения на графа и его друзей.

Граф Оливье и его друзья могли выехать из Парижа спустя лишь пять или шесть недель, а когда наконец прибыли в Астрахань, у Невидимых уже все было готово для их встречи.

Для Ивановича и его приятеля были заготовлены лихие скакуны-киргизы.

От Астрахани до перевоза Черни-Чага было пять дней пути, да от перевоза еще два дня до развалин монастыря, места сбора Невидимых.

В то же время многочисленные странники бродили по степи, оповещая приверженцев Невидимых и сообщая им пароль; ожидалось для собрания 400-500 сектантов.

Единственное, чего опасался полковник, — это быть настигнутым графом по пути к развалинам, когда борьба могла окончиться печально для него, а он не хотел рисковать.

Однако, рассчитывая на помощь ямщиков, которые все принадлежали к Невидимым, он решил, что опасаться нечего, и вместе с Холлоуэем и двумя казаками покинул Астрахань.

Когда они выезжали из города, какой-то человек, которого по наружному виду и костюму можно было признать за кочевого киргиза, осторожно высунул голову из-за каменной ограды, за которой притаился, как будто желая убедиться, что это именно они, а не кто другой. Но, видимо все-таки не доверяя своим глазам, так как на дворе уже стемнело, он крикнул всадникам на киргизском языке:

— Спокойной ночи вашей милости!

Иванович точно так же ответил:

— Спокойной ночи тому, кто мне ее желает!

Едва только он успел произнести эти слова, как киргиз со всех ног бросился бежать к главным улицам города.

В продолжение нескольких часов пути путники скакали в глубоком безмолвии. Ночь близилась к концу. Иванович по временам тревожно оглядывался назад, опасаясь погони, но убедившись, что на горизонте не видно ничего подозрительного, снова успокоился.

На первой почтовой станции он остановился на несколько минут и, вызвав ямщика, которому посредством условного знака Невидимых выдал себя за главу таковых, сказал:

— Здесь должны будут проехать чужеземцы, французы! Не давай им лошадей!

— Слушаюсь! — отвечал ямщик. — А если у них будет предписание от губернатора, что тогда делать?

— Ты скажешь, что все лошади угнаны по казенной надобности, и пообещаешь им других не раньше как назавтра!

— Слушаюсь!

— Помни же! — С этими словами Иванович снова пустил своего коня вскачь. На дальнейших станциях он снова повторил свое приказание.

Наконец наступил и пятый день пути; до сего времени ничего нежелательного не случалось.

— Сегодня еще до восхода луны, — проговорил Иванович, вставив ногу в стремя, — мы прибудем к перевозу через Урал и можем уже ехать дальше не спеша!

Между тем степь постепенно принимала все более пустынный характер; почва была песчаная или солончаковая; трава низкорослая и хилая.

— Берегитесь, — сказал один из казаков, — теперь мы в волчьем царстве!..

Лошади тоже стали неспокойны, точно они что-то чуяли: они ржали, трясли гривой и без побуждения со стороны всадников неслись стрелой вперед.

— Кони чуют волков! — проговорил другой казак.

— Успеем мы доехать до ночи? — спросил Иванович.

— Едва ли! — сказал казак.

— Смотрите! — крикнул вдруг другой казак, указывая своей нагайкой на едва заметную точку вдали. — Это их передовые, вышедшие на разведку!..

Все глаза повернулись в ту сторону, куда указывал он.

Впереди на большом расстоянии виднелись шесть маленьких темных движущихся точек, которые вскоре превратились в волков. Свернуть с дороги было опасно: можно было заблудиться в степи, и тогда вернуться на дорогу было бы так же трудно, как разыскать иголку в песке, да, кроме того, волки были везде.

Резвые кони смело неслись вперед и громко ржали, словно вызывая волков на бой.

Волки вообще трусливы, когда их немного, и смелеют только тогда, когда чувствуют перевес на своей стороне; на этот раз они тоже дали громадный крюк, чтобы не повстречаться с всадниками. Но, пропустив их мимо себя, пустились затем нагонять путников, держась на расстоянии приблизительно в десять сажен, и протяжно выли, очевидно мучимые голодом.

— Надо их пожалеть, — сказал Иванович, — дадим им, чем утолить голод!

— И, повернувшись на седле, он двумя последовательными выстрелами уложил двух волков.

Убил ли он их наповал или только ранил, трудно было сказать, но едва только они упали, как товарищи набросились на них и в миг растерзали на части. А пока шла кровавая потеха, всадники быстро унеслись вперед.

До ближайшей остановки, по расчетам казаков, оставалось не более десяти верст, но маленький отряд не успел доехать до нее, как снова показались волки.

Солнце еще не закатилось, когда протяжный грозный вой огласил воздух, доносясь издали. Всадники оглянулись и с ужасом увидели, на расстоянии не более двух верст позади себя длинную волнистую линию, точно волну, катившуюся по степи и быстро надвигавшуюся на них. Это были волки. Ездоки пришпорили коней, но те и без того мчались во весь опор…

— А вот и изба! — крикнул один из казаков.

Казалось, будто и лошади понимали, что здесь спасение, и рванулись вперед с таким страшным порывом, что на мгновение волки остались позади. Точно буря, ворвались кони в раскрытые ворота, и два казака, мгновенно спешившись, захлопнули тяжелые дубовые ворота и заложили их засовами. Еще минута — и было бы уже поздно: вся стая ворвалась бы во двор. Теперь же она только с бешеным воем кидались на ворота.

— Спасены! — со вздохом облегчения воскликнул Иванович, весь бледный от страха, и, шатаясь, как трудно больной, стал слезать с коня.

Холлоуэй, как природный янки, был более энергичная натура, но и он откровенно сознался:

— Признаюсь, я не помню, чтобы когда-либо в жизни испытывал такой страх!

Изба, послужившая им убежищем от волков, представляла собой низкое строение, с большим, просторным двором для лошадей и верблюдов, окруженным довольно высокой глинобитной оградой. Среди ограды стояла сама изба, ветхое глиняное строение, так же как и ограда, едва державшееся и местами полуобрушившееся. В ней была одна просторная горница для приезжих и кухня, или сторожка. Некоторые части ограды прямо-таки грозили обрушиться при малейшем напоре; к счастью, волки напали со стороны ворот, а эта сторона была самая надежная.

124
{"b":"30850","o":1}