ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

При этих словах, произнесенных факиром с беззаботным видом, сторож Биджапура почувствовал, как снова его охватывает прежний ужас…

И какая, действительно, ужасная смерть ждала его, – медленная, беспощадная и в таком месте, которое его воображение уже населяло призраками и фантастическими существами!

– Я присоединюсь к тебе под водой, – прошептал он факиру, – лучше покончить с жизнью таким способом, чем умереть от голода.

Снова воцарилась тишина под мрачными и сырыми сводами подземелья. Только время от времени у ступенек лестницы слышался звук, как бы от падающего в жидкую грязь камня. Шум этот производили все те же исполинские жабы, которые, привыкнув к виду двух неподвижно стоящих людей, решились выйти из воды и ползали теперь по грязным ступенькам лестницы.

Так прошел целый час, но свет не показывался. Пленники, не имевшие при себе никакого указателя времени, вообразили уже, что во время сна пропустили нужный момент, и с ужасом начинали думать, что попытку факира придется отложить до завтра.

Но вдруг в глубине воды показалось едва заметное беловатое пятнышко, отблеск солнечного света, еще косо падающего в колодец. Крик вырвался из груди пленников, и в него они вложили всю силу своей души. Факир не ждал ни секунды. Схватив в зубы кинжал, он сложил руки и отважно бросился в липкую и грязную воду, сказав на прощанье только два слова Дислад-Хамеду:

– Жди и надейся!

В течение одной минуты падиал мог следить только за движениями тела, происходившими под водой. Светлый круг увеличивался в размерах и становился вместе с тем ярче, и Дислад в продолжение нескольких секунд видел, как к этому кругу приближается черная фигура.

Вот она остановилась, как бы исследуя место. Вот снова двинулась дальше, затем вытянулась, а вместе с тем стало уменьшаться и светлое пространство. Затем все исчезло – факир заплыл в проход.

Дислад-Хамед упал на колени и вознес молитвы за своего товарища, обращаясь к добрым духам, которые покровительствуют людям во всех делах их жизни. Но не успел он произнести и нескольких слов молитвы, как с криком радости вскочил на ноги и принялся плясать как безумный, рискуя потерять равновесие на скользкой лестнице и упасть в воду…

Все страхи его сразу исчезли. Не прошло и минуты – наибольший промежуток времени, в течение которого самый здоровый человек может находиться под водой, – как светлый круг вновь появился перед глазами ночного сторожа… Сомнений нет! Факир успел доплыть до колодца и сделал это с большой легкостью, насколько мог судить падиал… Теперь он должен спокойно ждать прихода своего друга. Освобождение становилось вопросом минут, часов, – смотря по тому, как быстро факир проникнет в замок…

Когда прошли первые минуты радости, падиал поднялся по ступенькам подземной лестницы, вошел в подвал, куда Кишная приказал его запереть, и принялся ждать, готовый ответить на первый же зов своего товарища.

Утсара провел часть своей жизни вблизи океана и был превосходным пловцом и ныряльщиком. Тем не менее он мог бы потерпеть неудачу, встреться хотя бы малейшее препятствие в подводном проходе к колодцу.

Этот проход был расположен на глубине тридцати метров от поверхности воды. Самый искусный ловец жемчуга может нырнуть на глубину не более шестнадцати-восемнадцати метров, а потому Утсара мог только со сверхчеловеческими усилиями, цепляясь за камни стены, добраться до этого прохода… В ту минуту, когда у него не хватало уже дыхания и сдавленная грудь, несмотря на все усилия, требовала нового запаса воздуха, чувство отвращения едва не заставило его открыть рот, и он с трудом подавил это судорожное движение…

Он увидел вокруг себя множество огромных и отвратительных водяных саламандр. Дрожа всем телом и понимая, что малейшая капля воды, попавшая в бронхи, может вызвать обморок и погубить его, он собрал последние силы и благополучно преодолел оставшиеся метры. Отверстие колодца было настолько широко, что в него сразу могли пройти четыре, пять человек. Только благодаря такому устройству лучи солнца, падая перпендикулярно на дно колодца, отражались во втором водоеме.

Этот проход, как мы уже сказали, был устроен, чтобы дать выход зловонным газам, продуктам разложения трупов, брошенных в подземелье – иначе они заразили бы весь замок. Никто, конечно, не думал, что при такой глубине, на которой находилась труба, возможно бегство из подземелья. Как только Утсара очутился в колодце, он тотчас же с помощью рук и ног вскарабкался по стене и оказался на поверхности.

Вздохнув наконец полной грудью, он едва не потерял сознания и вынужден был ухватиться за один из каменных выступов, которые устраиваются каменщиками в колодцах, чтобы в случае ремонта облегчить себе спуск в колодец. После непродолжительного отдыха он начал карабкаться вверх и, достигнув края колодца, внимательно прислушался, прежде чем высунуть наружу голову. Он хотел убедиться сначала, не рискует ли он жизнью, покидая колодец.

Жгучие лучи солнца нещадно палили равнину у подножия дворца Омра, и земля пылала таким зноем, при котором даже туземец не выйдет на улицу без настоятельной необходимости.

Было около полудня – час, когда лучи солнца, достигнувшего зенита, падали в колодец, производя то странное явление, которое и подсказало Утсаре путь к спасению.

Жар в это время в Индии становится удручающим, и все кругом бездействуют. Люди и животные отдыхают в тени густых тамариндов, под лиственными крышами шалашей, внутри домов и дворцов. Любая работа останавливается, всякая деятельность замирает. Легкие вдыхают раскаленный воздух, по жилам течет вялая, бледная кровь. Все ждут, чтобы ветер принес свежесть и жизнь.

Видя, что кругом все безмолвно, Утсара решился покинуть свое убежище и, как змея, пополз в соседнюю рощу молодых пальм, увитых лианами, куда не проникало жгучее солнце.

Он оставался там до тех пор, пока не убедился, что его никто не видел. Дворец Адил-Шаха находился в нескольких шагах от него и был обращен к нему наименее посещаемой стороной. Вокруг дворца шел ров, и в этой части его находился один из потайных ходов, известных только посвященным. Факир скользнул в высокую траву, скрывающую подступы ко входу, и исчез внутри… Он спешил освободить падиала и затем бежать в Джахара-Богх, чтобы успокоить браматму относительно своего исчезновения.

Мертвое молчание царило в этой части дворца, куда редко кто ходил и где находились потайные тюрьмы, подвалы и «каменные мешки», предназначенные для сотен жертв, которых преследовал раджа. Зал, куда выходил Колодец молчания, был также недалеко. Утсара поспешил туда, задерживая дыхание, и осторожно ступая босыми ногами по каменным ступеням.

Факир не знал, что произошло, но инстинктивно чувствовал, что для него было бы опасно встретить кого-нибудь из своих коллег, служащих тайному трибуналу. Он не знал, входит ли в намерения его начальника, браматмы, чтобы факиры замка Омра знали настоящее имя того, кого они принимают за председателя верховного Совета и кто был на самом деле начальником душителей, злодеем Кишнаей.

Факиры бросили падиала в Колодец молчания по приказу тхага. Ясно, что пойманный ими в тот момент, когда он будет освобождать Дислад-Хамеда, Утсара для объяснения своего поступка вынужден будет открыть им тайну Кишнаи. Но, может быть, это пока не согласуется с планами браматмы? Надо быть осторожным.

Утсара без всяких препятствий дошел до зала, где находился люк подземелья, и считал уже, что дело в шляпе. Но, наклонившись, чтобы приподнять плиту, он, к ужасу своему, увидел, что она крепко зацементирована в каменный пол.

Невыразимое волнение сжало ему сердце… Что делать теперь, чтобы спасти падиала?.. Снять плиту, оббив цемент зубилом, невозможно. На это, во-первых, потребовалось бы несколько часов, а затем при стуке молотка о зубило звук бесчисленным эхом разнесся бы по всем направлениям огромного здания, и тогда бы Утсара попал в руки тайного трибунала, не доведя работу до конца…

А несчастный падиал, конечно, уже ждал там, дрожа от радости и полный доверия к слову факира.

106
{"b":"30851","o":1}