ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зал был пуст. Вице-король находился, вероятно, у постели умирающего. Это было на руку тхагу. Он подошел к письменному столу, на котором лежало множество книг и бумаг, и нажал звонок.

Появился сиркар.

– Передай своему хозяину, – сказал начальник тхагов, – что Кишная к его услугам. Пусть приходит один, иначе он не найдет меня.

Туземец поклонился и вышел.

Осторожный тхаг скрылся за портьерами окна, положив руку на секретный механизм, готовый исчезнуть, если сэр Лоренс не исполнит его требования.

Спустя несколько минут в зал вошел вице-король. Он был один, а окно, где скрывался тхаг, оказалось за его спиной. Кишная тихо вышел из-за портьеры, сделал несколько шагов и остановился.

Вице-король, удивленный тем, что никого нет, быстро обернулся и увидел того, кого искал. Лицо его выражало настроение человека, доведенного до крайнего предела гнева.

– Негодяй! – закричал он дрожащим голосом. – Тебе не пройдет это даром. Ты осмелился издеваться надо мной. Как, после всего, о чем мы договорились с тобой, ты посмел убить одного из самых верных и преданных мне друзей!

– Милорд, – отвечал Кишная серьезно и торжественно, – горе помутило твой рассудок. Я оправдаю себя одним словом.

– Тебе это трудно будет после разыгранной вчера вечером странной сцены.

– О какой странной сцене говорит милорд? Мне помнится, что разговор наш не заслуживает этого названия.

– Зачем притворяешься, что не понимаешь? Не ты разве, чтобы показать свое могущество, прислал вчера пандарома, который заявил бедному Уотсону, что ему осталось жить три часа? Посмей отрицать это.

Эти слова были для Кишнаи подобны лучу света. Он все понял.

Пандаром был не кто иной, как браматма, и успех его плана был теперь обеспечен.

– Не только осмелюсь отрицать это, милорд, но через пять минут докажу вам, что я не мог быть виновен в этом… Как вы можете думать, чтобы я приказал исполнить приговор, произнесенный теми, кого мы задушили с единственной целью быть вам полезными?.. И против кого был произнесен этот приговор? Против человека, который преследовал одну с нами цель и боролся с нашими врагами… Признайтесь, что это было бы большой ошибкой с нашей стороны и показало бы, что мы потеряли рассудок.

– Верно, – отвечал вице-король, смягченный логичностью этих доводов, – я совершенно тогда ничего не понимаю… Но кто такой этот пандаром, так посмеявшийся надо мной?

– Я говорил уже, что одно слово объяснит вам все… Пандаром – это не кто мной, как браматма, действительный вождь общества «Духов вод», и убийство полковника Уотсона – это дерзкий ответ на ваш указ о ликвидации общества, изданный вами в день прибытия в Биджапур.

Объяснение это было так логично и ясно, что сомнений не оставалось. Сэр Лоренс тотчас же переменил тон и объявил, что он вполне удовлетворен.

Но Кишная должен немедленно помочь ему в наказании преступников, наглость которых превзошла все, что он до сих пор представлял.

– Готов помогать вам, – отвечал Кишная, радуясь при виде того, что сэр Лоренс сам идет туда, куда его хотели направить. – Могу заверить вас, что быстрота, с которой вы будете действовать, произведет хорошее впечатление на население. Надо, чтобы оно узнало о наказании вслед за известием о преступлении.

– Таково и мое мнение.

– Не позволит ли мне ваша милость, милорд, хотя я и не смею надеяться на ваше доверие к моим советам, не позволит ли сообщить вам одну мысль?

– Я слушаю.

– Браматма не ограничится этим преступлением, а потому надо скорей пресечь его деятельность. Ночью он собрал в своем дворце самых главных членов общества «Духов вод», чтобы подготовить несколько новых преступлений, которые не пощадят самых высоких чиновников. На совете было решено вызвать вас на допрос перед тайным трибуналом. Он будет судить вас за все преступления, которые вам приписывают.

– Негодяи! – воскликнул вице-король.

Тхаг промолчал о том, что сам присутствовал на совещании, принявшем это решение.

– Если ваша милость, милорд, верит мне, то сию же минуту отправит батальон своих шотландцев, чтобы без шума оцепить Джахара-Богх и сразу арестовать браматму и его помощников.

– Мысль превосходная… Но мне говорили, что в этом дворце, как и во всех древних строениях Биджапура, много тайных выходов, через которые они могут убежать, а тебе лучше моего известен характер индийцев. Мы сделаемся общим посмешищем, если операция не удастся.

– А потому я хочу просить вашу милость позволить и мне присоединиться к этой операции. Я укажу место, где следует расставить часовых.

– Я сделаю лучше. Я прикажу офицеру, командующему отрядом, согласовывать свои приказы с твоими предписаниями.

С этими словами сэр Лоренс позвал дежурного адъютанта.

– Предупредите лейтенанта Кемпуэла, чтобы он приказал стать в ружье первому батальону шотландцев, но как можно тише, а затем пусть явится сюда за приказом.

Солдаты, сопровождающие вице-короля во время путешествий, спали всегда в полной амуниции, чтобы быть готовыми в любой момент.

Поэтому было достаточно нескольких минут, чтобы построить их в боевом порядке в главном дворе замка, и Эдвард Кемпуэл вскоре явился к своему начальнику.

– Лейтенант Кемпуэл, – сказал сэр Джон Лоренс, и голос его теперь представлял полную противоположность тому, каким он говорил обычно с молодым офицером вне службы, – отправляйтесь с вашими людьми, оцепите Джахара-Богх, следуя указаниям, которые вам даст этот индиец, и приведите сюда всех, кого найдете внутри и на кого он укажет.

– Будет все исполнено согласно вашему приказу, милорд, – отвечал Эдвард Кемпуэл, отдавая честь.

– Идите же! И прикажите вашим солдатам не топать ногами и не разговаривать, чтобы не выдать себя.

– Это очень важно, милорд, – осмелился заметить тхаг, – мы пойдем самым коротким путем через развалины. Может выйти какой-нибудь туземец и, увидя нас, предупредит в Джахара-Богхе. Тогда мы никого не найдем там.

– Слышите, Кемпуэл? – спросил сэр Лоренс.

– Ваша милость может быть спокойна, люди наши привыкли к таким ночным экспедициям.

Вице-король указал движением руки, что он всех отпускает, и молодой офицер, отдав честь шпагой, вышел в сопровождении Кишнаи, сердце которого было переполнено восторгом…

Успех венчал наконец все его старания. Первая часть его программы, и довольно трудная, была выполнена.

Ужасное общество «Духов вод» перестанет существовать через несколько минут, и, кто мог бы поверить, в этом ему помогает собственный племянник самого Сердара, друга Наны Сахиба, браматмы, Анандраена из Велура и большинства влиятельных членов общества.

Оставалось только поймать Нану Сахиба. Без этого начальник тхагов не мог получить трость с золотым набалдашником и титул мирасдара. Но раз общество «Духов вод» будет уничтожено, а Сердара задерживают в Европе его собственные интересы или удовольствия, то похищение принца являлось вопросом нескольких дней.

И тхаг в мечтах уже видел себя в другой обстановке: среди своего мирасдарата, господином своих рабов и окруженным почестями, подобающими раджам. Он решил, что примет одно из имен своей семьи, а так как официально он считается умершим, то никто не узнает в лице мирасдара Праджапати повешенного в Велуре душителя Кишнаю.

В своей радости тхаг совсем упустил из виду, что он был прекрасно известен молодому офицеру, сопровождавшему его. Ведь Эдвард Кемпуэл был его пленником; похищение молодого офицера и его семьи было главной причиной казни тхагов, которой Кишная избежал благодаря мандату сэра Лоренса, служившему ему до некоторой степени пропуском.

Эдвард Кемпуэл, послушный военной дисциплине, повиновался приказу начальника, не позволив себе ни малейшего замечания, но дальнейшие события покажут, что для Кишнаи было бы несравненно лучше, если бы молодой офицер остался в этот день во дворце у сэра Лоренса.

Роковому случаю было угодно, чтобы ни один запоздавший туземец не повстречался на пути шотландцев и некому было предупредить обитателей Джахара-Богха. Шотландский батальон, таким образом, окружил здание, и ни один из присутствующих в нем не догадался об этом.

113
{"b":"30851","o":1}