ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да услышит тебя Шива! – сказал Анандраен. – Это прекрасная мечта, но я боюсь, как бы она подобно многим мечтам не оказалась химерой.

– Откуда у тебя такие мрачные предчувствия?

– Я боюсь, что раджи Юга в последнюю минуту растеряют свою храбрость и решительность.

– Они слишком скомпрометированы, чтобы колебаться. Впрочем, не сами ли они всеми силами старались пробудить народ к этому восстанию.

– Да, я знаю. Пока дело идет о заговорах, о героических решениях, они всегда впереди других, но как только слова должны перейти в действия, так никого и нет. Один за другим все изнеженные потомки наших древних королей позволили англичанам ограбить себя и лишить трона. Ни один из них не сел на коня, чтобы защитить наследие своих предков, ни один из них не предпочел славную смерть на поле битвы печальной участи увеличивать собой придворный кортеж вице-короля.

– Я это знаю, Анандраен! Но в то время Индия еще не доходила до того состояния, чтобы с таким нетерпением ждать свержения чужеземного ига. Соперничество между провинциями, между набобами и раджами было главной причиной победы наших врагов. Но англичане увидят теперь перед собой настоящее народное движение, в котором мусульмане Севера соединятся с брахманистами Юга для одной цели. И поверь мне, трудно бороться с народом, состоящим из двухсот пятидесяти миллионов человек, которые решили умереть или завоевать свободу!.. Но оставим это, мой старый друг, теперь время не разговаривать, а действовать… Пойди отдохни некоторое время. Мне надо побыть одному… Я должен отправить очень важное письмо Барбассону и закончить рад других неотложных дел… Не забудь, что для всех я по-прежднему Арджуна.

– Не бойся, я не выдам твоего инкогнито… Еще одно слово, и я больше не буду беспокоить тебя вопросами. Где находится тот, кого ты так удачно заменил собой?

– Настоящий Арджуна? Я послал его в Нухурмур к Нане Сахибу, чтобы он на словах сообщил ему обо всем, что происходит в Биджапуре. Я с нетерпением жду его возвращения, чтобы отдать знаки его достоинства и обрести свободу действий.

После ухода Анандраена Сердар неколько часов подряд напряженно работал в одиночестве. Нужно было разослать последние приказы, составить воззвание к народу, которое будет расклеено в каждом селении.

Затем необходимо было также написать подробные инструкции каждому начальнику подразделения, чтобы придать этому необъятному движению единство действий, чтобы все началось в один и тот же час, в одну и ту же минуту по всей Индии подобно удару молнии.

Однако всякая энергия имеет предел. Вот уже много дней, как этот железный человек не отдыхал ни секунды…

Его глаза закрылись помимо его воли, голова начала медленно клониться к столу, за котором он сидел, пока наконец упала на руки… Сердар заснул глубоким сном.

Часть девятая

ПОСЛЕДНИЕ ПОДВИГИ БАРБАССОНА

ГЛАВА I

Цель сэра Джона Лоренса. – «Набожные» и политики. – Радость вице-короля. – Эдвард Кемпуэл назначен капитаном. – Тревожное состояние. – Счастливого пути!

Вечером этого памятного дня сэр Джон Лоренс вошел в свою спальню с таким чувством радости и удовлетворения, какое он давно не испытывал. Смерть Уот-сона, который был всегда предан ему, правда, сильно омрачала его настроение, но это трагическое событие вознаграждалось другими настолько радостными обстоятельствами, что он забыл о нем.

Эгоист, как все люди, обладающие властью, он видел только одно – вице-королевство, сильно пошатнувшееся из-за его неспособности умиротворить Индию, теперь снова должно укрепиться после уничтожения общества «Духов вод», почти осуществившегося, и поимки Наны Сахиба, которого Кишная обещал доставить через пять дней. Теперь это не составляло проблемы, ибо Кишная отправился этой же ночью в Нухурмур, собираясь вручить принцу решение общего собрания джемедаров и приглашение Совета семи последовать в Биджапур и возглавить конспиративный заговор против английского владычества.

Удовлетворение вице-короля было тем более полным, что он совершенно не подозревал о присутствии Сердара в Индии и полагал, что так называемый заговор – это только предлог, придуманный Кишнаей и его приверженцами, чтобы заманить Нану Сахиба в Биджапур. Он не боялся больше за свою жизнь, потому что «кинжал правосудия» лишился головы, которая приводила его в действие.

– Бедный Уотсон! – говорил он себе. – Он поплатился жизнью из-за борьбы, которую я начал. Но это последняя жертва ужасной шайки, с которой до сих пор не могли справиться никакие власти, управляющие Индией… Какая слава выпадет на мою долю! Ведь я преуспел там, где деспот Аурангзеб и такие железные губернаторы, как Клайвс и Гастингс, вынуждены были капитулировать из страха, что кинжал общества «Духов вод» будет направлен против них самих. Смерть Уотсона будет иметь важные последствия. Не случись этого, я из опасения спугнуть Нану Сахиба не решился бы так скоро привести в исполнение декрет о ликвидации общества. А кто знает, не вздумал бы за это время фанатик браматма убить и меня!.. Теперь этот бесноватый со всей своей бандой заперт в подземелье замка. Напрасно только Кишная приказал замуровать вход. Посоветуйся он со мной, я не согласился бы на это… Впрочем, после всего это, пожалуй, лучший способ навсегда отделаться от опасного общества! Они исчезнут без всякого шума, и никто не узнает никогда, что с ними стало.

Этот временный король также смешивал интересы государства с интересами своего мелочного и эгоистичного честолюбия, как и его династические собратья, когда надо было оправдать наиболее жестокие и бесчеловечные меры.

Он только что проводил в последний путь своего друга Уотсона и уже утешал себя мыслью, что его трагическая смерть принесет большую пользу делу укрепления его власти… Двенадцать человек в этот момент были обречены разделить печальную участь и начать пожирать друг друга, а сэр Джон умывал руки… Ведь не он отдал этот варварский приказ… И потом, разве это не самый быстрый способ покончить с людьми, которые постоянно угрожали его личной безопасности!

Управляя самой большой после Китая страной в мире, жалкий честолюбец думал только о собственных интересах. Уже раз двадцать он ввергал страну в самые ужасные беды, не желая ни на минуту прекратить свою политику борьбы с системой каст, предрассудками, верованиями и обычаями народов Востока, которыми, в сущности, было легче управлять, чем кем-либо в мире.

Несколько веков подряд индийцев грабили Моголы, но при этом они уважали религиозные верования, нравы и традиции их предков, уважали, одним словом, их права. Этому народу было безразлично, кому платить налог, лишь бы было позволено поклоняться множеству богов индийского пантеона, оставались бы в неприкосновенности кастовые различия и предрассудки и можно было бы спокойно жить в селениях, обрабатывая рисовые поля, которые возделывали и их предки.

Сэр Джон Лоренс был назначен на свой пост при значительном содействии партии, которую в Англии называют партией «набожных». Она состоит из людей всех сословий – от простых горожан до членов Палаты лордов. Эта партия видит свое божественное предназначение в том, чтобы поставить весь мир под скипетр Библии, и сэр Джон Лоренс обещал, покидая родную землю, обратить Индию в христианство.

И хотя он вскоре убедился в невозможности осуществления этих прожектов, но продолжал, чтобы поддержать престиж власти, проводить ту политику, которая вызвала великое восстание сипаев и чуть не лишила Англию ее лучших колониальных владений. Теперь эта политика держала Индию под постоянной угрозой заговора, который мог закончиться вторым восстанием, еще более грозным, чем первое.

Вице-король часто получал сведения о том, что все вокруг него в заговоре. Собственные слуги его были на стороне заговорщиков и почти открыто изменяли ему. Все его секреты, все решения совещаний, проводимых им, становились известными еще до того, как были опубликованы. Нана Сахиб ускользал от его преследований благодаря упорному и единодушному молчанию всего индийского народа. Даже многие английские чиновники были на стороне индийцев, потому что не хотели погибнуть под ударами кинжала…

117
{"b":"30851","o":1}