ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сэр Лоренс не желал ничего понимать и не прекращал, вступая в сделки с людьми самого низкого происхождения, из которых он формировал местную полицию, издавать нелепые указы против каст, обычаев, религиозных верований. Пытаясь Веды заменить Библией, он подводил индийцев к последней черте.

Великие Моголы после нескольких безуспешных попыток борьбы примирились с браматмой, как это сделали сегодня во Франции с Великим магистром масонов, с той только разницей, что последний имел меньше власти, чем браматма.

Но Франция – не Индия, в которой древние обычаи неизменны и тем глубже укоренены в народном сознании, чем они старше.

Даже сами английские губернаторы скоро пришли к убеждению, что тайная власть «Духов вод» – это власть, которая не вмешивается в гражданские и политические дела, а преследует только бессовестных взяточников и является, так сказать, властью моральной. Она даже помогла администрации, обуздывая и сдерживая зарвавшихся лихоимцев. Губернаторы поэтому окружали браматму самым высоким уважением, предоставляя в его полное распоряжение древнюю резиденцию Биджапура, который стал священным оплотом индийских традиций.

В этом месте, столь чтимом посвященными, все осталось как в прежней Индии, полной символов и тайн. Никто не осмеливался переступить порог Джахара-Богха, постоянной резиденции браматмы. Легенды, бытующие в народе, защищали Семиэтажный дворец от любых осквернений и разных посторонних посетителей.

Исключение составлял первый этаж, который браматма добровольно предоставлял английскому вице-королю, когда тот приезжал принять участие в великой пудже в Биджапуре, празднике общества. Подземные переходы, потайные комнаты, места встреч посвященных, обширные склепы, где совершается тайный прием новых членов, – все это существовало в древнем строении. Члены верховного Совета оставались никому не известными и не освобождались от масок. Ужасная кара постигала фальшивого брата, и условный сигнал, тщательно державшийся в тайне, служил средством связи между посвященными.

Вся эта практика тайных обществ, которая у масонов не больше чем воспоминание о традициях, оставалась в Индии живой, пользующейся таким уважением, как в первые дни, и сохранялась в Биджапуре, древней столице Декана. Когда браматма отправлялся в поездку по индийским провинциям, английские или французские губернаторы, в зависимости от территории, отдавали ему королевские почести.

Мы видели собственными глазами руководителя древнего тайного общества, которого встречали в Пондишери двадцать одним приветственным залпом из пушки.

Это была прекрасная политика, и благодаря ей Англия почти сто лет мирно и спокойно владела Индией. Но партия «набожных» англичан, или как их иронично называли в Лондоне «святых», выступала против таких послаблений. Они с самого начала проповедовали обращение Индии в свою веру и обвиняли правительство, что оно не исполняет своего предназначения в мире. Эта партия, так же хорошо организованная, как иезуиты, но более могущественная, прилагала все усилия, чтобы вице-королем Индии была выдвинута ее кандидатура.

Этот человек мог быть любого происхождения, но должен был добиться высокого положения в Индии благодаря своей ловкости, терпению и энергии, а главное – быть членом этой могущественной партии «святых». Таков и был Джон Лоренс.

Превратившись в «сэра» Джона Лоренса, он предоставил Индию во власть миссионеров. Выскочив на столь высокий пост и попирая все традиции английской аристократии, он не только нарушил устоявшееся представление о долгой дипломатической карьере, которая была обязательна для всех правителей Индии, но и полностью изменил политику невмешательства в религиозные дела индийцев.

Протестантские проповедники буквально наводнили Индию. И странное дело, скоро можно было увидеть, как отчасти по убеждению, отчасти из желания сделать карьеру, все гражданские чиновники, младшие офицеры армии и даже генералы ходили не иначе, как с Библией в руках. Всеми европейцами в стране, с одного конца ее и до другого, овладела мания обращения.

На перекрестках дорог, на площадях селений и городов, во дворах казарм все проповедовали и раздавали целые груды Библий… а местные индийцы отказывались слушать и брать эти книги. Индийцы-солдаты, запертые в казармах, вынуждены были насильно слушать чтение, но, выдумывая всевозможные отговорки, презирая наказания, они также отказывались брать книги.

Прошло два года такой ревностной проповеди, и ни один индиец не обратился в другую веру, ибо обращение означало для них отказ от семьи, потерю социального положения среди своих, одним словом, падение до уровня парии, и индийцы предпочитали этому смерть.

Тут надо отдать справедливость индийским масонам, то есть обществу «Духов вод». Первые предупреждения исходили от него. Браматма, бывший тогда верховным вождем, отправлял к вице-королю посла за послом, умоляя его положить конец этой мании обращения, если он не хочет вызвать страшных бедствий. Ничто не помогало.

Вот тогда-то и восстали двести пятьдесят тысяч мусульман, служащих в армии. А так как местные войска состояли почти целиком из людей этой веры, то правительство осталось только со своими европейскими солдатами, которых насчитывалось не больше семи-восьми тысяч человек. Все индуисты, то есть весь Декан, ждали первых побед, чтобы присоединиться к восставшим. Но Гавелок задушил восстание, а сэр Джон Лоренс, чтобы терроризировать страну, буквально утопил Бенгалию в крови.

Тогда-то француз, известный под именем Сердара, присоединился к Нане Сахибу, затем спас принца после взятия Дели и скрыл его в тайном убежище.

Мы больше не вернемся к этим событиям. Мы не можем открыть настоящие имена участников описываемых здесь событий, ибо некоторые из этих людей еще живы и могут пострадать от мести англичан.

Француз этот, оставшийся верным Нане, живет до сих пор вместе с принцем в неизвестном их врагам уголке земного шара. Только после их смерти напишем мы историю последних дней жизни Наны Сахиба и его верного защитника.

Восстание, вместо того чтобы послужить уроком сэру Лоренсу, еще сильнее озлобило его, и он начал борьбу с населением Декана, хотя оно в возмущении не участвовало. Это должно было привести к тем же результатам, что и в Бенгалии.

Не ограничившись рассылкой декретов, регламентирующих индийцам исполнение их религиозных обрядов, он сам явился в Биджапур – это таинственное средоточие всех древних традиций Индии.

Но чаша терпения была переполнена. Он должен был почувствовать, как земля колеблется под его ногами, и смерть Уотсона, предложившего начать политику примирения, должна была открыть ему глаза, если глаза этого фанатика вообще могли открыться.

Хотя каждый факт и каждый участник этой истории требуют отдельного и пристального внимания, мы считаем полезнее собрать вместе все причины, объясняющие эти памятные события борьбы сэра Джона Лоренса и таинственного общества «Духов вод».

Нужно вспомнить средние века, когда Vehme[80] покрыла всю Германию тайными трибуналами, когда люди в масках выносили приговоры, которые приводились в исполнение всегда ударом кинжала, и жертва могла быть как принцем, так и простолюдином, чтобы перейти к рассказу о тех странных и удивительных фактах, которые привели вице-короля Индии к его трагическому концу…

В этот вечер, несмотря на предупреждения об опасности, получаемые им со всех сторон, сэр Джон Лоренс был счастлив. Он верил в упрочение своего положения и надеялся, что его могущественные покровители добьются продления его полномочий еще, по крайней мере, на целых пять лет.

Некоторое время он сидел, предаваясь размышлениям о событиях, которые только что произошли, а затем впал мало-помалу в то полусонное состояние, когда сознание освобождается от власти материального мира и уносится куда-то на волшебных крыльях фантазии…

Находясь в таком состоянии и под впечатлением недавнего трагического конца его друга, вице-король вдруг увидел призрак Уотсона. Призрак протягивал к нему руки, собираясь прижать его к своей груди… Лорд закричал от испуга и замахал руками, отбиваясь от этого ужасного видения… Только когда он окончательно убедился, что это был плод его расстроенного воображения, он пришел в себя.

вернуться

80

Vehme (или Feme) – в средневековье, особенно в XIV – XV веках, королевские суды для ведения дел о преступлениях, за которые обвиняемым грозила смертная казнь. Заседания судов частично были тайными. Суд заседал главным образом в Вестфалии, куда направлялись дела со всех концов Священной империи. Название суда происходит от старонемецкого слова «феме», означающего «наказание». Члены судов образовывали тайный союз, охватывающий всю территорию империи. Они называли себя «знающие». Главой тайного союза был сам кайзер. Заседание суда вел фрайграф. Суд проходил без свидетелей. Судьи заседали в масках. Приговор приводили в исполнение посвященные, также скрывавшие свои лица под маской. Часто приговоры выносились даже без заслушивания обвиняемого.

118
{"b":"30851","o":1}