ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это я, Рама-Модели, – просто ответил идущий.

– Милости просим.

Мужчины обменялись крепким рукопожатием.

– Ты один?

– Нет! Но я оставил молодого спутника там внизу, в Башне раджей… было бы неосторожно вести его сюда. Поднимаясь к вам, я встретил пять или шесть черных пантер, кравшихся по тому пути, где я шел.

– Разве ты не боялся за себя?

– Сердар забывает, что я заклинатель пантер, – с гордостью отвечал Рама-Модели.

– Верно, – сказал Сердар с улыбкой, показывающей, что он не особенно верит этому.

– И затем, разве я не должен был прийти сюда?

– Ты мог бы назначить в своем письме место встречи. Под покровом ночи я бы спустился на равнину.

– Видно, ты не знаешь, что происходит.

– Что ты хочешь сказать?

– Английские власти Большой земли дали знать правительству Цейлона о твоем прибытии сюда, и тхаги[23] ищут тебя. Никто не знает точно, где ты находишься, знают только, что ты скрываешься в лощинах Соманта-Кунта.

– Не может быть.

– Даже если бы мне не нужно было представить тебе молодого франгиза, я все равно бы пришел сюда.

– Благодарю тебя, Рама-Модели!

– Разве ты не являешься нашим знаменосцем, надеждой древнего Индостана!.. Какая неосторожность! Погасите костер!

– Костер находится за пригорком, и его нельзя заметить из Галле.

– Гора полна шпионов. Не хотите ли вы им дать знать о своем присутствии?

– Пусть будет по-твоему. Нариндра, погаси!

– Мы все спустимся к Башне раджей. Вы не могли выбрать места лучше и в то же время хуже для вашего лагеря. Лучше потому, что оно наводнено черными пантерами – отсюда его название – и ни один сингал не рискнет идти сюда; хуже потому, что завтра эта гора будет оцеплена тремя батальонами сингальских сипаев и вам невозможно будет бежать.

– Что ты говоришь?

– То, что мне рассказал сам сиркар губернатора… Он из наших и сегодня вечером поспешил сообщить мне это.

– А Башня раджей! Дорого мы сможем в ней продать свою жизнь?

– Нечего и думать о сражении! Сегодня же ночью вы отправитесь в леса Анурадхапура, где никто не посмеет преследовать вас. Там такие ущелья, что два решительных человека могут остановить целую армию. Оттуда вы доберетесь до болот Тринкомали!..

– Этим самым путем мы пришли сюда.

– Тогда, значит, вы хорошо знаете дорогу и вам легко будет добраться до мыса Кумари на Большой земле. Только там, среди наших, вы будете в безопасности. А когда назначен великий день?

– В срок нашего прибытия в Пондишери. Я получил уже все необходимое от нашего корреспондента из Европы.

– Следовательно, оставаться мне на Цейлоне бесполезно. Я последую за тобой и буду сражаться бок о бок. А теперь я поведу вас к Башне раджей, где ждет молодой путешественник вместе с моим братом Сива-Томби-Модели.

– Ты знаешь, что нужно незнакомцу от меня?

– Мы не говорили об этом.

– Хорошо, мы идем за тобой… Еще одно только слово! Боб Барнет ушел сегодня утром на охоту в долину на восток отсюда и не вернулся еще. Боюсь, что, поддавшись искушению, он отправился в Галле и был там арестован.

– Могу тебе поручиться, что Сахиб не был в Галле. Ты знаешь, что город состоит из набережной и двух параллельных улиц, и чужеземец не может остаться там незамеченным. Барнет, я уверен, не уходил с горы, зато названия долины, куда он отправился охотиться, ее дурной славы достаточно, чтобы объяснить его исчезновение.

– Что ты говоришь? – пробормотал Сердар сдавленным от волнения голосом.

– Ее зовут Долиной трупов, из-за того, что там находится множество человеческих костей и костей буйволов. Немногие охотники могут похвастаться тем, что вернулись оттуда здоровыми и невредимыми.

– Неужели мы должны оставить всякую надежду?

– Не знаю… Эта долина – главное место встречи черных пантер со всей горы. Они не терпят там даже тигров. Несмотря на то, что малознающие люди говорят о жестокости этих животных, они трогают человека только тогда, когда голодны или ранены. Пусть Нариндра и Сами останутся здесь, чтобы предупредить твоего друга, что мы в Башне раджей. Если к окончанию нашего разговора с молодым путешественником он еще не вернется, то мы отправимся на его поиски. Мы должны до рассвета быть далеко отсюда. Как я уже говорил, с первыми проблесками дня оба склона Соманта-Кунта будут окружены войсками.

– Скорей же! Мне не терпится узнать причины этого странного визита… Ты не боишься за жизнь Нариндры и Сами во время нашего отсутствия?

– Посмотри! Луна только что взошла и сияет в полную силу. Отвечаю, что никакая пантера не осмелится взойти на плато при таком ярком свете.

ГЛАВА III

Башня раджей. – Таинственный посланник. – Эдвард Кемпуэл. – Резня в Гаурдвар-Сикри. – Просьба о спасении. – Сын Дианы Де Монморен.

Поручив оставшимся быть осторожными и не спать, Сердар последовал за Рама-Модели. Индиец по обыкновению своего племени шел легким и ровным шагом, не оставляя после себя следов.

Менее чем через час они добрались до Башни раджей.

На Цейлоне, как и по всей Индии, по распоряжению прежних властителей страны были выстроены на известном расстоянии и в пустынных местах, населенных хищниками, кирпичные четырехугольные башни для убежища путешественников, заблудившихся или застигнутых ночью в этих опасных краях. Отсюда происходит название «Башня раджей», данное им местными жителями. В прежние времена в этих башнях всегда можно было найти запас риса, а также все необходимые кухонные принадлежности и циновки для сна. Англичане положили конец этим филантропическим обычаям, и от этих караван-сараев, где бедняки не только могли отдохнуть от усталости, но и подкрепить свои силы вкусной пищей, не осталось ничего, кроме четырех стен… Так исчезло большинство древних благотворительных учреждений, созданных по закону гостеприимства, так почитаемого на Востоке…

Первый этаж башни был освещен факелом из бурао, дерева настолько смолистого, что маленькая ветка его могла гореть, не погасая, в течение нескольких часов подряд и давала достаточно света. Посреди единственной комнаты башни стоял молодой человек лет восемнадцати-двадцати, в котором по наружному виду можно было сразу узнать англичанина.

Национальность молодого человека не ускользнула от проницательного взора Сердара, который по какому-то тайному предчувствию понял, что ему предстоит важный и серьезный разговор, который не должен быть известен индийцам, он поспешил спросить молодого чужестранца, говорит ли он по-французски.

– Почти так же хорошо, как и на своем родном языке, – отвечал молодой человек по-французски.

– Мой вопрос мог показаться вам странным, – продолжал Сердар, – но Индия ведет в данный момент войну против вашего отечества. Обе стороны совершают неслыханные жестокости, но, к несчастью, я должен признать, что ваши соотечественники первые подали сигнал к этому, расстреливая картечью женщин, стариков, грудных детей, целые семьи сипаев, перешедших на сторону революции. Совсем недавно еще майор Кемпуэл, командир Гаурдвар-Сикри, маленькой крепости в Верхней Бенгалии, осада которой близится к концу, незадолго до окружения крепости войсками Наны сделал вылазку и затем хладнокровно приказал изрубить всех пленников, захваченных из числа мирных жителей соседних деревень. Вы должны понять, следовательно, почему я не желаю, чтобы национальность ваша стала известна моему индийскому другу, потерявшему своего отца во время этой резни… Но что с вами?.. Вы бледнеете!..

Сердар не успел сказать ничего больше и бросился поддержать молодого человека, который был, по-видимому, готов упасть в обморок. Но минутная слабость прошла, и англичанин, собрав всю силу своей воли, выпрямился и поблагодарил собеседника.

– Ничего, – сказал он. – Долгий путь на гору… и потом жара, к которой я не привык… все это так утомило меня, что мне показалось, будто я падаю в обморок.

вернуться

23

Тхаги – члены религиозного общества или касты, существовавшей с XII века, а возможно, и с более ранних времен. Слово происходит от санскритского глагола sthag («скрывать, утаивать»). Общество было распространено главным образом в Уттар-Прадеше и Центральной Индии, но позднее, с XVII века, расширило свою деятельность и на Декан. Общество составляли как индуистские, так и мусульманские общины, однако и у тех, и у других объектом поклонения были богиня Бхавани (Кали), иногда идентифицировавшаяся с дочерью пророка Мухаммеда Фатимой или с богиней Лакшми. Центром культа богини считался храм Кали в Марзапуре близ Бенареса. Тхаги практиковали, будто бы по предписанию Кали, ритуальные убийства, которые не применялись к некоторым категориям общества: жрецы, поэты, калеки, аскеты и водоносы. Убийства преследовали как религиозные, так и просто грабительские цели. Жертва выбиралась путем ворожбы, сопровождавшейся жертвоприношением овец. После ограбления, удушения, разрубания и захоронения жертв устраивали сакральное пиршество. В ряде случаев тхаги применяли яды, топили свои жертвы, а также захоранивали их живыми. Продляя агонию своих жертв, тхаги полагали, что доставляют наслаждение богине. Англичане столкнулись с деятельностью тайного общества в 1799 г. После нескольких безуспешных попыток расправиться с ним, англичане прибегли к тактике подлинной войны, которую объявил тхагам в 1831 г. капитан Уильям Слиман, верховный агент генерал-губернатора Индии. Война длилась четыре года и закончилась практическим уничтожением общества. В 1861 г. была уничтожена последняя банда, а в 1882 г. повешен последний известный тхаг. См. также – исторические отступления в третьей и пятой частях романа.

12
{"b":"30851","o":1}