ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Говорят, что слезы успокаивают, и скоро Сердар почувствовал, что может продолжать чтение письма.

Письмо было полно благодарности за спасение жизни мужа и отца. Его сестра знала, что было использовано насилие для спасения майора, которого честь обязывала умереть на своем посту, и была благодарна Сердару за то, что таким способом он спас честь офицера.

Она знала, что он открыл свое имя Лионелю Кемпуэлу, Эдварду и Мэри в тот только момент, когда лодка отчалила от парохода, и ласково пеняла ему за это.

Вдруг Сердара снова охватило сильное волнение. Диана писала ему, что Лионель назначен полковником 4-го шотландского полка, стоящего гарнизоном в Бомбее, а Эдвард прапорщиком того же полка. Могла ли она после этого оставаться в Англии с Мэри, когда ее муж, сын и брат, все, кто для нее дорог в мире, будут вдали? Нет, сердце ее не могло устоять, а потому они все вместе едут на ближайшем военном корабле, отправляющемся в Бомбей.

Тот первоклассный броненосец, называющийся «Принц Уэльский», находится под командой лорда Ингрэхема, который всегда был искренним другом Фредерика Де-Монморена, т.е. Сердара… Через месяц после того, как он получит это письмо, «Принц Уэльский» будет на рейде Бомбея… Диана надеялась, что брат будет там, чтобы встретиться с ними.

Она знала о его участии в восстании, но все уладилось. Муж ее, поддерживаемый лордом Ингрэхемом, получил приказ от королевы даровать Фредерику Де-Монмор-де-Монморену прощение, признать его невиновным и запретить кому бы то ни было преследовать его за исключением того случая, если он будет по-прежнему упорствовать и с оружием в руках препятствовать восстановлению власти ее величества в принадлежащих ей индо-азиатских владениях… и Диана надеялась, что ее брат давно уже сложил оружие и не нарушит королевского благоволения, продолжая служить идее, благородной, без сомнения, но эфемерной… Быть не может, чтобы он пожелал иметь своими противниками зятя и племянника, которые, как солдаты, вынуждены будут подчиняться приказам! Диана не думала этого, она была убеждена в противном…

– Бедная Диана, если бы она знала! – сказал Сердар, дочитав до этого места. – Я не могу изменить своим клятвам, отдать того несчастного принца на волю англичан, которые в виде трофея повезут его из города в город на поношение первым встречным… А с другой стороны, могу ли я отказаться от свидания с сестрой?.. И эта амнистия, данная только мне, могу ли я воспользоваться ею, не рискуя прослыть изменником в глазах товарищей?.. Что делать, Боже мой? Ты не допустишь торжества зла, разве только с той целью, чтобы заметнее было твое правосудие… Неужели я мало еще страдал и не имею права надеяться на мир и покой?

В конце письма Диана сообщала брату, что отец, умирая, простил его, убежденный в его невиновности.

Остальные письма были от зятя, племянника и Мэри. В них говорилось о любви к нему и подтверждалось все, написанное в письме Дианы. Пятое письмо было от его корреспондента в Париже. Оно не представляло ничего важного.

Напрасно ломал он себе голову, как найти выход из сложного положения, в которое попал, и наконец остановился на мысли предоставить решение этого вопроса своим товарищам.

Это вернуло ему спокойствие, и он вышел на палубу. Увидев Нариндру, он сказал ему:

– Я не поблагодарил тебя, как ты того заслуживаешь. Тебе я обязан самой большой радостью с тех пор, как приехал в эту страну.

– Очень жаль, если я омрачу твою радость, – сказал махрат, – я должен передать весьма важные известия.

– Говори!.. Я готов ко всему. После радости – грусть, после счастья – горькие разочарования. Такова участь всех человеческих существ, и моя больше, чем кого-либо иного, мой друг.

– Известия, привезенные мною, могут быть приятными и неприятными, смотря по тому, как вы их оцените, Сердар! Английское правительство издало декрет о всеобщей амнистии для всех лиц, скомпрометированных последним восстанием. Оно дает слово оставить жизнь Нане Сахибу и платить ему пенсию, сообразно его сану. С ним будут обращаться, как со всеми принцами, лишенными трона. К тем же, которые в течение месяца не сложат оружия, отнесутся как к разбойникам с большой дороги и повесят. Случай этот мне кажется весьма благоприятным, чтобы прекратить жизнь, которую мы ведем, потому что рано или поздно…

– О! Я знаю англичан, – прервал его Сердар, – они притворяются добрыми, чтобы захватить Нану Сахиба и привязать его к триумфальной колеснице Гавелока. Нет! Мы не можем допустить, чтобы знамя независимости втоптали в грязь и унижали его в глазах индийцев!

– Однако, Сердар…

– Продолжай свой рассказ, увидим потом, как лучше поступить.

– Англичане узнали каким-то образом, что Нана не покидал Индии.

– Каким же образом?

– Я боюсь огорчить своего друга.

– Говори, не бойся… я сказал тебе, что готов ко всему.

– Да, я буду говорить, потому что должен сказать правду. В газетах Бомбея пишут, что правительство из Лондона прислало депешу вице-королю, предупреждая его, что из рассказов членов твоей семьи…

При этих словах Сердар так вздрогнул, что Нариндра остановился, не решаясь говорить дальше.

– Продолжай! Продолжай! – сказал Сердар дрожащим голосом.

– От твоих родных в Европе узнали, что ты остался в Индии, а так как всем известно, что только благодаря твоей помощи мог бежать Нана Сахиб, то все уверены, что он не расстался с тобой. Вот почему отдано приказание осмотреть по всем направлениям окрестности Ганга и большую цепь гор на малабарском берегу, единственные места, где возможно долго скрываться от самых тщательных поисков.

– А затем…

– А затем, не доверяя туземцам, вице-король отправил батальон 4-го полка шотландцев, осмотреть Малабарские Гаты, начиная от Бомбея до мыса Кумари, тогда как другой батальон сделает то же самое между Бомбеем и границами Кашмира.

– Прекрасно, нагуляются вдоволь, – холодно заметил Сердар.

– Надеюсь… Сердара не так просто поймать. Не будет ли, однако, более благоразумным вместо того, чтобы противиться…

– Все? – перебил его Сердар.

– Я должен еще предупредить вас, что большое количество индийцев и иностранных авантюристов, соблазнившись обещанной суммой…

– Да, миллион, ни более ни менее… англичане хорошо платят изменникам…

– Так вот, они готовятся идти вслед за войсками.

– Что касается этих, то мы заставим их раскаяться в своей смелости. У солдат же не тронем ни одного волоска на их голове. Они подчиняются тому, что им приказывают.

– Начальник их получит тоже снисхождение?

– Кто он?

– Капитан Максуэл.

– Мясник Гаурдвара, Лакхнау, Агры, Варанаси и сотни других мест?

– Он самый.

– Война окончена, и он нападает не на меня; у нас с ним нет отношений, но у него старые счеты с Барнетом и Рамой, – вот случай для них подвести баланс. Я думал, что этот убийца женщин и детей служит в туземной артиллерии?

– Да, но вице-король послал его в Бомбей с приказом губернатору назначить его командиром экспедиции.

– Человек этот счастлив только среди крови и слез.

– Мне осталось сказать еще одно слово, и Сердар будет знать все.

В ту минуту перед Нариндрой и Сердаром выросла тень. Пришедший сказал, пожимая им руки:

– Спасибо, Нариндра, спасибо за хорошую новость.

Это был Рама-Модели, разбуженный разговором.

– Ты слышал? – спросил Сердар.

– Я никогда не сплю, когда говорят об убийце моего отца, – мрачно ответил заклинатель, – продолжай, Нариндра!

– У нас есть еще более опасный враг.

– Мы его знаем, это Кишная.

– А что вы о нем узнали?

– Рама-Модели был недавно на равнине, и ему там сказали, что Кишнаю видели в окрестностях.

– Говорят, что правительство следит за всеми душителями в провинции, чтобы помешать им совершить празднество пуджи[50] в честь богини Кали, а потому все они скрываются в горах на расстоянии десяти миль от Нухурмура. Закрыть глаза на это празднество обещали только с тем условием, что они возьмут в плен Нану Сахиба. В таком случае им разрешат кровавые таинства, лишь бы только человеческие жертвы были взяты из их собственного племени.

вернуться

50

Пуджа (хинди) – поклонение божеству; богослужение.

51
{"b":"30851","o":1}