ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сколько раз в течение девяти месяцев, когда они, как уполномоченные бывшего императора Дели, участвовали в партизанской войне против англичан, Боб подвергал их всех смертельной опасности. Только благодаря хладнокровию и мужеству Сердара их маленький отряд спасался от этой угрозы.

Боб был по преимуществу человеком действия и при опасности не отступал ни на шаг. В своей безрассудной отваге он всегда был сторонником самых отчаянных планов, и иногда, надо сказать, невероятное безумие его замыслов приводило к успеху, так как враг не мог представить себе, что кто-нибудь отважится на такой шаг.

Так, в одну прекрасную ночь Фред, Нариндра и он, переодетые «мали» и «дорованами», т.е. слугами, исполняющими самые отталкивающие обязанности, похитили из английской казармы в Чинчуре казну, состоявшую приблизительно из полутора миллионов золотых монет по двадцать шиллингов с изображением Ее Величества.

Для этого, распределив между собой обязанности, они должны были пройти раз десять взад и вперед мимо часовых, которые, без сомнения, приняли их за слуг.

Этот поступок и сотни других, еще более удивительных, стяжали им по всей Индии популярность как у англичан, так и у местных жителей.

Вот почему губернаторы Калькутты, Бомбея и Мадраса, единственных городов, еще признававших английское владычество, оценили их головы в двести пятьдесят тысяч франков, что составляло целое море рупий. Четыре пятых этой суммы предназначалось за поимку только одного Сердара, тогда как Боб и Нариндра оценивались оба в пятьдесят тысяч франков.

Этот способ, заимствованный из времен варварства и ставший обычным для английских властей, которые затем отказывались от сослуживших им службу агентов, привлек целую толпу негодяев. Индийские грабители и воры не блистали особой храбростью, а потому ни один из них не решался встретиться со страшным карабином Сердара, который одним выстрелом убивал ласточку во время полета.

Однако Фреду и его друзьям предстояло вскоре встретиться с врагами более опасными. Агенты из местных жителей донесли им, что полковник Лоренс, начальник полиции территориального округа Бомбея, выпустил из тюрьмы целую сотню заключенных, принадлежащих к касте тхагов, или душителей, ярых поклонников богини Кали[14]. Он обещал им не только полную свободу, но также и деньги, назначенные в награду тем, кто доставит Сердара и его спутников живыми или мертвыми.

Угроза эта, представлявшая куда более серьезную опасность, чем все те, которых им удалось избежать, казалось, не особенно испугала наших храбрых авантюристов. Они даже покинули свой лагерь, расположенный в известном только им месте в Малабарских Гатах, где оставили набранный Нариндрой среди своих старых соратников небольшой отряд в двадцать пять человек.

Сердар обычно расставался с отрядом только в тех случаях, когда отправлялся для совершения одного из тех подвигов, которые приводили в восторг уроженцев Индии и внушали ужас англичанам. Удары были почти всегда внезапны и наносились тогда, когда врага обнаруживали на расстоянии пятидесяти или шестидесяти лье от их местности.

Фреду и его другу нужно было иметь редкую смелость, чтобы решиться одним пройти всю восточную часть Индостана и отважиться проникнуть на еще не примкнувший к восстанию сипаев Цейлон, где их присутствие рано или поздно могло быть обнаружено властями Канди.

Проявить такую отвагу было относительно легко на материке, где Сердар всегда мог рассчитывать на поддержку местных жителей даже в тех редких округах, которые оставались верными правительству. Но на Цейлоне он мог быть уверен, что он не только не получит поддержки, но что его будут преследовать, как дикого зверя, стоит только губернатору острова указать на него сингалам, как на легкую и выгодную добычу.

Все это предполагало: если отряд сделается предметом поиска, то ему будет трудно ускользнуть от врага, и этот факт позволял оценить важность задания, выполнение которого взял на себя Сердар, готовый, не колеблясь, пожертвовать для этого своей жизнью и жизнью товарищей.

Они были под стенами осажденного Наной Лакхнау, последнего пристанища англичан в долине Ганга, когда однажды вечером в палатку Срадхана вошел сиркар[15] и с предложением следовать за ним вручил Сердару высушенный листок лотоса, на котором были начертаны какие-то знаки, без сомнения, понятые Сердаром, так как он немедленно встал и, не говоря ни слова, вышел вместе с посыльным.

Спустя два часа он вернулся обратно и заперся вместе со своим верным Нариндрой, чтобы подготовиться к отъезду. На рассвете он отправился к Бобу, который командовал взводом артиллерии, и собирался проститься с ним. Но тот воскликнул: «Не клялись ли мы друг другу не расставаться, делить вместе горе, труды, опасности, радости и удовольствия?» И вот Фред нарушает данное слово и один хочет заняться своим делом, но Боб не понимает этого, он последует за ним, и если это необходимо, то против желания Фреда. Кроме того, его присутствие у Лакхнау, который Нана решил вынудить к сдаче голодом, не нужно… В лагере и без него есть достаточное количество европейских офицеров, которые могут заменить его.

Грубый по натуре, но способный на преданность, доходящую до самозабвения, янки привязался к Фреду всеми силами души и по-настоящему страдал, видя, что ему не платят тем же.

Когда он, запинаясь от волнения, кончал длинный перечень своих доводов, Фред протянул ему руку и сказал:

– Мой милый Боб, я подвергаю свою жизнь риску из-за двух очень важных вещей. На мне лежат две обязанности: долга и мести, исполнения которой я ждал двадцать лет. Я не имею права рисковать для этого твоей жизнью.

– Я отдаю ее тебе, – с жаром перебил его янки. – Я привык сражаться рядом с тобой и жить твоей жизнью. Скажи, что я буду делать без тебя?

– Хорошо, пусть будет так! Мы едем вместе и, как раньше, будем делить с тобой и плохие и хорошие дни. Поклянись мне только – что бы ни случилось, ты не будешь спрашивать меня ни о чем до того дня, пока я не открою мою тайну, которая принадлежит не одному мне, и объясню тебе причины, руководящие моими поступками.

Боб сопровождал своего друга, и это было все, чего он желал. Какое было дело ему до причин, которые заставляли Фреда действовать таким образом? Весело дал он нужное обещание и побежал готовиться к отъезду.

Это было в то время, когда они покинули маленький отряд махратов, который форсированным маршем направился к горам Малабарского побережья, чтобы сбить с толку шпионов полковника Лоренса и обмануть англичан относительно своих истинных намерений.

Махраты, находившиеся под начальством Будры-Белладжа, назначенного великим моголом Дели субедаром Декана[16], скрылись в пещерах Карли, близ знаменитых подземных храмов Эллоры[17], и ждали того часа, когда наступит время сыграть предназначенную им роль. Маленький же отряд, который мы встретили вблизи Озера пантер, на вершине Соманта-Кунта, направился под предводительством Сердара через густые леса Траванкора и Малайалама к Цейлону.

Он так искусно руководил экспедицией, что они добрались до самого сердца Цейлона, а между тем англичане, сделавшие этот остров надежным местом склада припасов и центром сопротивления восставшим индийцам, совсем и не подозревали о приближении своих самых смертельных и самых ловких врагов.

План Сердара – наши привилегии историков позволяют нам отчасти приоткрыть его – был в той же мере грандиозен, как и полон патриотизма. Этот гениальный авантюрист мечтал отомстить англичанам за все их предательства и восстановить французское владычество в Индии. Восстала пока одна только Бенгалия, но стоило всем южным провинциям, входившим в состав прежнего Декана, последовать примеру северных братьев, и британскому могуществу наступил бы конец. Ничего не было легче, чем добиться этого результата. Воспоминания, оставленные французами в сердцах всех индийцев восточной части полуострова, были таковы, что стоило дать малейший знак Пондишери, и все они как один человек восстали бы и бросились на своих врагов в красных мундирах. Раджи и потомки царственных семейств, тайно опрошенные, дали слово встать во главе восстания, как только им пришлют трехцветное знамя и нескольких французских офицеров для управления войсками.

вернуться

14

Кали («Черная») – одна из ипостасей богини-матери, супруги бога Шивы, имевшей несколько имен как в благожелательном, так и в устрашающем, враждебном аспекте, в котором известна, кроме Кали, также под именами Дурга («Неприступная») и Чанди («Лютая»). Изображалась обычно в виде отвратительной ведьмы, многорукой и вооруженной, с оскаленными клыками, высунутым изо рта кровавым языком и ожерельем из черепов.

вернуться

15

Сиркар (урду – саркар) – домашний слуга, обычно из туземцев.

вернуться

16

Субедар (урду; от перс, «суба'дар») – первоначально: губернатор, точнее – «владелец провинции» («суба,» – провинция в мо-гольской империи). Позднее слово употреблялось и в других значениях: «местный командующий или старший офицер», «глава отряда сипаев».

вернуться

17

Эллора (совр. Элура) – деревня в штате Махараштра, близ которой находится целый комплекс из 34 высеченных в скале буддийских, брахманских и джайнских храмов, частично многоэтажных. Перед многими храмами устроены открытые дворы. Храмы сооружены в VI–XIII веках.

7
{"b":"30851","o":1}