ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несчастный Сердар ломал руки от отчаяния и без конца повторял:

– А я уехал! Ах! Будь проклята эта поездка!.. Да буду я проклят за то, что не был здесь, чтобы помочь им, защитить их!..

– Успокойтесь, Сердар, – сказал Анандраен повелительным тоном. – Теперь не время горевать, надо действовать.

– Ты прав, извини меня! Довольно! Поговорим теперь, – сказал он мрачным тоном. – Если они умерли, я буду жить, чтобы отомстить за них.

– И мы с тобой, Сердар! – крикнули хором присутствующие.

– Сердар, – сказал Анандраен, видя, что тот успокоился, – я исполнил свой долг и должен вернуться на пост, но сначала хочу высказать свое мнение о происшедшем. Ваши родные похищены тхагами, в этом нет сомнения. Вам, я думаю, только чудом удастся найти и спасти их.

Я говорю не для того, чтобы лишить вас мужества, а хочу, чтобы вы приложили все силы своего ума, всю энергию, потому что великая пуджа, или праздник душителей, будет через три дня, и все пленники будут зарезаны на алтаре богини Кали по случаю этого торжества. На этот раз они так скрыли свои следы, что мы не смогли, даже с самыми искусными моими людьми, разузнать, где будет находиться место, предназначенное для кровавых жертвоприношений.

Мне остается одна только надежда. Если Рудра приехал из Бихара, где он живет и куда я послал нарочного за ним, он, может быть, добьется успеха там, где другие потерпели неудачу. Это самый удивительный человек на свете. Вы знали его во время войны за независимость и видели его в деле. Если он у меня, я сейчас же пришлю его к вам.

– Спасибо, Анандраен, – отвечал Сердар, – благодарю, что ты не скрыл от меня ужасной правды. Мы с друзьями сейчас составим план действий. Нельзя отправляться наудачу, но через час мы будем, во всяком случае, в дороге.

– Идите через Слоновый холм! Это самый долгий, но и самый легкий путь сюда. Я указал его Рудре, если он захочет явиться в Нухурмур. Странно, что его еще нет здесь. Салам, Сердар, и да хранят вас боги!

– Салам, Анандраен! Доверяю тебе принца на время нашего отсутствия… у меня мало людей, и я вынужден взять с собой Сами.

– Я пришлю кого-нибудь на его место.

– Не беспокойся обо мне, – сказал принц, присутствовавший при разговоре, – я слишком многим обязан тебе, мой друг, чтобы не сочувствовать твоему горю. Иди спасай своих родных, со мной может случиться лишь то, что угодно небу.

ГЛАВА II

Последнее совещание. – Где тхаги? – Совет Барбассона. – Секта душителей. – Жертвы, предназначенные для великой пуджи. – Следы похитителей. – Подвиги Рудры. – Барбассон и предатель Максуэл. – Засада. – Поимка тхагов. – Диана спасена. – Гнев опьяненного. – Правосудие и месть. – Растерзан пантерами. – Реабилитация.

Не успел уйти Анандраен, как совещание началось. Все были возбуждены и понимали трудность задачи, учитывая серьезность слов, сказанных начальником поста на Вейлоре.

– Тхаги должны были иметь какую-нибудь важную причину, – начал Сердар, – чтобы оставить развалины Карли, где они могли выдержать продолжительную осаду.

– Да ушли ли они из этих развалин? – сказал Барбассон. – На громадные расстояния тянутся галереи с многочисленными ответвлениями. Тхаги могли вернуться обратно через какой-нибудь находящийся в лесу вход, сделав предварительно вид, что совсем покидают развалины.

– Это необходимо проверить, – отвечал Сердар. – Во всяком случае, не думаю, чтобы тхаги ушли далеко. Их более двухсот человек, не считая женщин и детей, а такая толпа не может не оставить после себя следов.

– Позвольте мне сказать слово, Сердар! – вмешался снова Барбассон.

– Говорите, мой друг! Мы научились ценить ваши слова.

– Я буду по возможности краток, – начал провансалец, – позвольте мне высказать некоторые соображения, построенные на логических выводах. В нашем распоряжении три дня: это мало и в то же время много. Вы сейчас увидите, почему это так. Родные Сердара покинули Бомбей четыре дня тому назад, ровно через двадцать четыре часа после того, как связной сообщил Анандраену об их выезде. Анандраен отправился им навстречу через день, то есть выехал из Велура в то время, как путешественники двинулись в путь из Бомбея. Он должен был встретить их почти на середине пути, то есть у развалин Карли. Но он никого не встретил и дошел до Бомбея.

Это указывает яснее ясного, что родные Сердара исчезли в первый же день путешествия и что тхаги, совершив это похищение, не подают больше никаких признаков жизни. Подумайте: в этом случае им оставалось всего несколько часов, чтобы оставить эту местность и перекочевать в другую. Если они действительно уехали, как же случилось, что Анандраен и его люди не встретили их, несмотря на то, что дважды в этот день прочесали дорогу? Я считаю физически невозможным, чтобы Кишная и его приверженцы могли сделать хотя бы один шаг и не быть замеченными, если вспомнить при этом, что местность заселена как с одной, так и с другой стороны развалин.

Ручаюсь собственной головой и головой почтенного Барбассона-отца, что тхаги напали на караван, затащили его в подземелья Карли и затем уничтожили свои шалаши, хижины и землянки, устроенные вокруг храмов, чтобы заставить всех думать, будто они ушли. Это самое простое, что тхаги могли сделать, потому что жить постоянно в пустынной местности они не могут; им надо вернуться в деревни после празднования своих мистерий… Я сказал и не прибавлю больше ни единого слова, потому что, видите ли, это логика дедукции, и ничего другого!

По лицу Сердара, несмотря на его горе, пробежала улыбка.

– Барбассон, – сказал он, – вы избавили нас от целого часа споров и хождений ощупью. Ваши доводы так ясны, так точны, что нет возможности не согласиться с ними. Нам остается направить поиски в Карли, и это дает мне некоторую надежду. Нам ни за что не хватило бы трех дней, чтобы тщательно осмотреть двадцать миль, покрытых лесами, изрезанных долинами и ущельями, которые отделяют нас от Бомбея.

– Это ненамного уменьшает наши трудности, – заметил Нариндра. – Подвалы и подземелья Карли так обширны и многочисленны, что в первые времена мусульманского завоевания в них несколько месяцев скрывалась большая часть жителей целой провинции.

Факт, приведенный махратом, действительно верен. В Индии, а именно в Эллоре, Элефанте[64], Сальсете и Карли встречается огромное количество пещер частью естественного, а частью искусственного происхождения.

В некоторых из этих пещер путем шлифовки стен или вырубки в породе новых помещений были созданы целые комплексы подземных храмов. С тех пор как англичане начали преследовать тхагов, те воспользовались пещерами для совершения своих ужасных мистерий.

В Европе рассказывали множество самых нелепых басен об этой мрачной касте. Изложим в нескольких словах их верования. Тхаги составляют, собственно, не касту, а религиозную секту, в которую принимаются люди любых каст Индии, начиная от последнего шудры до брахмана, за исключением париев, которые не принадлежат ни к какой касте и считаются отбросами общества.

В этой стране, где много различных пережитков, эта секта является последним пережитком прошлого, когда на всем Индостане совершались человеческие жертвоприношения.

Со временем жертвоприношения сохранились только среди небольшого числа фанатиков. Мусульманское нашествие, хотя и не могло совершенно уничтожить их, все же заставило поклонников Кали приносить свои жертвы втайне. Они так ловко скрывали свое местопребывание, что англичане в течение ста лет владычества не подозревали даже о существовании этой секты.

С тех пор англичане делали все возможное, чтобы уничтожить ее, и воображают теперь, что тхагов больше не существует в Индии или, по крайней мере, рассматривают кровавые жертвоприношения как редкие исключения. На самом деле тхаги научились прятаться более тщательно и по-прежнему продолжают совершать знаменитую пуджу, или великий праздник Кали.

вернуться

64

Элефанта – остров вблизи Бомбея, где находятся пещерные брахманские храмы VIII века, самый большой из которых посвящен Шиве Махадео.

76
{"b":"30851","o":1}