ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– На свете есть только один Рудра! – с гордостью воскликнул индиец.

– Ну, этого достаточно, – сказал Барбассон, оторопев. – Беру назад свой комплимент и замолкаю.

– Какой же это способ? – с нетерпением прервал его Сердар.

– Очень простой, повторяю, – продолжал индиец, пристально всматриваясь в Барбассона (индийцы плохо понимают шутки), – вооружитесь хорошенько и отправляйтесь туда сегодня же вечером. Спрячьтесь в развалинах.. Я свистну три раза, и, когда явится Кишная, думая, что свистел офицер, мы схватим его и, приставив нож к горлу, прикажем провести нас к пленникам, которых немедленно и освободим.

– Не само ли небо внушило тебе, мой дорогой Анандраен, – радостно сказал Сердар, пожимая ему руку, – что ты привел нам такого союзника?

– Черт возьми! – воскликнул Барбассон с завистью. – Говорил же я вам, что эти мерзавцы не ушли из развалин!

В эту минуту вбежал Сами, еле переводя дыхание.

– Господин, – обратился он к Сердару, – я был сейчас на верхушке баобаба и слышал разговор. Англичанин говорил тхагу: «God bless me! Настоящая чертова дыра эта долина, но мы достанем лестницы». Потом он сказал, что заставит сто человек спуститься вниз, а весь остальной батальон разместит со стороны озера и прикажет охранять выход…

– Хорошо, Сами! Очень хорошо, продолжай!

– Дальше я не слушал, я думал, важнее сообщить то, что я узнал… но, если хочешь, я вернусь…

– Не надо, мой мальчик! – отвечал Сердар. – Мы знаем уже достаточно, а теперь, господа, берите карабины, и постараемся не выпустить их. Мы спрячемся в небольшом пальмовом лесу у лощины, и если они сами не заставят принять крутых мер, то приведем их живыми и невредимыми в Нухурмур. Я хочу представить этих негодяев перед нашим трибуналом.

Сердар произнес эти слова с несвойственной ему странной улыбкой. Глаза его, обыкновенно добрые, блеснули при этом металлическим блеском, придав лицу выражение жестокости.

Когда маленький отряд вышел из пещер, Сердар заметил, что Рудра безоружен, и спросил его, не забыл ли он взять свой карабин.

– У меня его нет, – отвечал индиец со вздохом, – оружие белых слишком дорого для нас и туземцев.

– Позвольте мне, Сердар, предложить ему вот это, – сказал Барбассон, передавая индийцу прекрасный автоматический карабин Кольта. – Это мой, и я прошу принять его в память о той огромной помощи, которую вы нам оказали.

– Все это хорошо, Барбассон, но как же вы…

– Я возьму карабин бедного Барнета. Он будет напоминать мне прекрасного друга, потерянного мной.

Получив подарок, имевший для него огромную ценность, индиец запрыгал от радости, как ребенок. Никогда этот следопыт и собиратель корицы – два ремесла, доставлявших ему пропитание, – не мечтал даже во сне о таком оружии.

В ожидании врагов они разместились по трое с каждой стороны дороги, на расстоянии четырех метров друг от друга. Только они заняли места, как выше над ними послышался разговор. Говорил Максуэл, излагая своим спутникам план на завтрашний день.

– Внимание! – сказал Сердар, и все быстро спрятались за пальмами.

Когда Максуэл и оба тхага дошли до середины группы, все карабины, по команде Барбассона, были разом направлены на них, готовые мгновенно осыпать их пулями. Вслед за этим на дорогу вышел Барбассон.

– Добрый день, джентльмен! – начал провансалец, обращаясь к офицеру. – Рад видеть вас в моих владениях. Ни шагу назад! Оставайтесь там, где стоите. Видите эти маленькие жестяные трубочки, похожие на трубы… органа. Они могут внезапно выстрелить, и тогда некому будет принять мои сожаления.

Максуэл, столь же трусливый, как и жестокий, дрожал всем телом, как лист на ветру, и был бледен, как лондонское солнце в разгар лета.

– Что значит эта шутка? – пробормотал презренный трус.

– Шутка, сеньор Максуэл? Как плохо вы знаете мой характер! Спросите джентльменов, наслаждающихся свежим воздухом среди этих пальм. Они знают, что я никогда не шучу.

Слыша, что его зовут настоящим его именем, убийца задрожал еще сильнее. Он понял, что засада приготовлена была для него и что, следовательно, он погиб.

– Взгляните мне в лицо, любезный лорд, – продолжал Барбассон. – Может быть, у меня нет одного глаза? Ну же, отвечайте, любезный милорд, или мы начнем очень сердиться.

Несчастный, не понимая, к чему ведет эта матросская шутка, отвечал «нет» сдавленным от ужаса голосом, стуча зубами.

– Так вот, – продолжал провансалец торжествующим голосом, – вы видите, что я не шучу, ибо всякий раз, когда это со мной случается, я теряю один глаз.

И, довольный своей остротой, он прибавил:

– Давно, мой друг, я горю желанием познакомиться с вами. Когда вы избивали жителей Чинсуры, я говорил себе: «Хорошо он работает, мой Максуэльчик! Поставят перед ним две-три тысячи мужчин, женщин и детей, и не успеешь сосчитать „раз“, а никого уж и нет!» Когда мне рассказывали о ваших подвигах в Лакхнау, о двухстах женщинах, утопленных в озере вместе с детьми, я воскликнул: «Черт возьми! Что за славный малый этот Максуэл, радость моего сердца. Другой бы оставил детей, а он, поди ты! Они вырастут, малютки, если Бог дал им жизнь!.. В воду карапузов!» Наконец, когда мой друг Рама-Модели… Вон он, налево, большого роста… Всмотрись в него хорошенько, вам еще ближе придется познакомиться… Так вот, когда он сказал мне, что ты расстрелял его отца в числе пятисот-шестисот других стариков и такого же количества женщин, не считая детей…

О! Тогда я не выдержал и сказал: «Да неужели я никогда не увижу этого душку Максуэльчика? Этого милого Максуэльчика! Нет, Барбассон, тебе необходимо познакомиться с ним!» Барбассон – это мое имя. Барбассон Мариус, законный и единственный сын Филибера-Петруса Барбассона, родившийся в Марселе, но не орлиный, средний рост, как утверждают эти шутники парижане… Итак, мой сладкий Максуэл…

– Остановитесь, пожалуйста, Барбассон, – сказал Сердар, – вы видите, что этот презренный трус сейчас упадет в обморок, и нам придется нести его на руках!

Что касается тхагов, то они оба уселись на корточки и выглядели несравненно приличнее, чем английский офицер.

– Вы этого непременно хотите, Сердар?.. Будь по-вашему! Я просто желал доставить вам удовольствие, – отвечал провансалец. – Если бы вы знали, какое счастье я испытываю, имея возможность видеть, как этот негодяй трясется подобно соломинке на ветру. Итак, мой Максуэльчик, в своем великом желании познакомиться с тобой я попросил нескольких друзей сопровождать меня. Я знал, что ты собираешься в наши места, и хочу пригласить тебя посетить мои владения в Нухурмуре и его окрестностях. Я уверен, что ты с удовольствием примешь это приглашение.

– Что вы хотите от меня? – спросил негодяй.

– Предложить тебе свое гостеприимство… О! Ненадолго, – продолжал Барбассон с жестоким смехом. – Ты пробудешь столько, сколько потребуется для сведения счетов с Рама-Модели и со мной, как исполнителем завещания моего друга Барнета, должником которого ты состоишь с тех пор, как обокрал его и выгнал из дворца в Ауде. Но это пустячки, тебе предстоят несравненно более серьезные счеты… Желаешь взять меня под руку?.. Ну же, мой нежный лорд!

Максуэл понял, что никакие увертки не помогут, и дал увести себя, как бык, не сознающий, что его ведут на бойню.

– Полно, мой друг, мужайся! – сказал ему Барбассон, передавая его в руки Раме и Нариндре.

Затем провансалец обратился к Сердару и указал ему на тхагов, сидевших на корточках.

– Не стоит вести этих в Нухурмур, не правда ли?

Сердар наклонил голову в знак согласия. «Две проклятые души Кишнаи», как говорил Анандраен, которые захватили его Диану, и Мэри, и молодого Эдварда, и благородного Лионеля Кемпуэла… у него для них не было жалости в сердце.

– Не беспокойтесь, мои ягнятки, – сказал им Барбассон, – вы и так хороши, как есть.

Он взял револьвер и пулей размозжил голову тхагу, сидевшему ближе к нему. Второй тхаг моментально вскочил на ноги.

Раздался выстрел, и тхаг с размозженной головой упал рядом со своим товарищем. Затем зловещий исполнитель правосудия Бога и людей одним ударом ноги отправил в пропасть обоих негодяев, мера преступлений которых давно переполнилась.

78
{"b":"30851","o":1}