ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этот Кюмаль-Хан, жаждавший захватить трон, хотел таким образом приготовить себе верное убежище на тот случай, если бы народ вздумал мстить за смерть юного Исмаил-Шаха, которого он предполагал задушить. Но мать юноши, подозревавшая Кюмаль-Хана, опередила события, приказав доверенному слуге заколоть опекуна кинжалом.

Махратские воины, продолжившие дело Аурангзеба, не посмели, как и он, тронуть таинственный дворец. По словам легенды, этот памятник принесет несчастье любому, кто поднимет на него руку.

Мосты каждого этажа, когда они были подняты, так плотно примыкали к стенам, что составляли с ними одно целое, и раджи, – одни знавшие, как управлять ими, – сообщали эту тайну своему наследнику только на смертном одре. Дара-Адил-Шах, последний властитель этой династии, умерев внезапно, не успел никому передать секрет управления подъемными мостами, и с тех пор в течение трех столетий никто не поднимался выше второго этажа, мост которого был опущен в момент смерти монарха.

Аурангзеб хотел силой проникнуть в это странное здание, но при первом же ударе по камню киркой она отскочила и убила работника, исполнявшего приказание повелителя. Аурангзеб, увидев в этом наказание неба, бежал оттуда в страхе, и происшествие это, усиленное народной фантазией, защищало дворец несравненно лучше многочисленного и хорошо вооруженного войска.

Повсюду носились слухи, что в определенное время года все из династии Омра, кто погиб от кинжала или яда, – а таких было много, – составляли адский хоровод, и тогда на верхних этажах башни, куда никто не проникал после смерти Дара-Адил-Шаха, мелькали в окнах призраки и светились огни.

Так как эти зловещие собрания не отличались периодической закономерностью, а жители Биджапура избегали после захода солнца подходить к таинственному зданию, то мало кто мог похвастаться тем, что видел, хотя бы издали, похоронные сборища ночных призраков. Но те, кому случайно удавалось увидеть что-то, подтверждали слухи. Эти рассказы так хорошо сочетались с суеверным характером индийцев, что никому из них не приходило в голову сомневаться.

Итак, в эту ночь жители Биджапура спокойно спали, не предчувствуя тех таинственных и странных событий, которые вскоре развернутся в старинном замке Адил-Шаха.

Падиал, согласно древнему азиатскому обычаю, сохраняющемуся у нас в память об индоевропейских предках, только что прокричал на все четыре стороны света медленным и монотонным голосом: «Два часа ночи! Люди высшей и низшей касты, спите в мире, нового нет ничего!» Он приготовился уже растянуться на своей ротанговой циновке до следующего часа, когда, взглянув случайно в сторону дворца Адил-Шаха, невольно вздрогнул…

Из узких окон верхних этажей, величественно поднимавшихся над верхушками деревьев, тянулись слабые полосы света, которые, падая на темную зелень листвы, отражались на ней желтыми пятнами. Луна, уже начавшая клониться к востоку, увеличивала тени все больше и больше, и здание погружалось во тьму.

– Питары, покойники! – прошептал падиал с суеверным ужасом.

И он принялся бормотать мантры, обороняющие от привидений и злых духов.

Парализованный страхом, бедный падиал не мог отвернуться и продолжал смотреть на это странное явление… Впервые оно предстало глазам ночного сторожа. Впечатление было тем более сильно, что он принадлежал к числу тех скептиков, которые с сомнением качали головой во время вечерних бесед, когда поднимался вопрос о странных явлениях во дворце Омра.

Вот уже двадцать лет, как он после смерти отца исполнял обязанности падиала, с незапамятных времен переходивших в его роде по наследству, и никогда еще не замечал он ничего особенного в этом мрачном и безмолвном здании. Но ужас его усилился, когда он заметил какие-то тени, мелькавшие в окнах и по временам закрывавшие свет. Бедняга, бывший трусом не меньше других, почувствовал, что волосы у него встают дыбом, а ноги подкашиваются… Несколько минут стоял он, прислонившись к балюстраде минарета, чтобы не упасть, повторяя без конца все известные ему формулы заклинаний злых духов.

Народная мифология индийцев населяет небеса, землю, леса и воды целым сонмищем духов, привидений, гномов, вампиров и тому подобным. Все это – души умерших, грехи которых не позволяют им попасть в «сваргу», где пребывают блаженные праведники.

Все образование людей низшей касты ограничивается с самого детства выучиванием множества мантр, приложимых ко всем категориям злых существ и ко всем случаям жизни. Вся жизнь индийца наполнена чтением магических заклинаний и молитв, предохраняющих его от тысяч невидимых врагов.

Прошло несколько минут, и, возможно, от действия заклинаний, свет в окнах семи этажей дворца исчез, а само здание погрузилось в полную темноту. Счастливый от успеха, который он приписывал мантрам, падиал успокоился и принялся размышлять над дальнейшими действиями. Он спрашивал себя, не лучше ли будет ударить в очередной час в гонг минарета и объявить всем о случившемся?.. Но не подвергнется ли он в таком случае мести тайных сил и проклятых ракшас, выбравших дворец Омра для своих загробных заседаний?.. Раздумывая над этим, он громко разговаривал сам с собой, как это делают все боязливые люди, черпающие мужество в звуках собственного голоса.

Вдруг ему показалось, что какая-то неясная тень бесшумно скользнула в соседнюю рощу. Живые меньше пугали его, чем мертвые. Он спрятался за колонной, поддерживающей карниз минарета, и, затаив дыхание, решил удостовериться, не была ли тень игрой его воображения.

Будучи членом знаменитого тайного общества «Духи вод», являвшегося душой восстания, этот падиал по имени Дислад-Хамед одновременно был во время войны за независимость платным шпионом англичан. Он доносил губернатору Бомбея о всех решениях Наны Сахиба и следил за теми раджами Декана, которые подозревались в желании примкнуть к защитникам национальных интересов.

Уже после того, как Нана Сахиб был побежден и скрылся в тайном убежище Нухурмура, падиал все еще продолжал доносить на жителей провинции, которые тайно или открыто помогали восстанию. Много тысяч людей погибло по одному его доносу во время кровавых репрессий, которыми англичане опозорили свою победу. Он был уверен в своей безнаказанности, так как слыл горячим патриотом и умел так ловко вести свои темные дела, что ни у кого не возникало и тени сомнения в его преданности восстанию.

Мы знаем уже, что Нана Сахиб после поражения восстания не покидал Индии, а между тем вице-король, несмотря на могущественные средства, которыми он располагал, никак не мог узнать, где он скрывается.

Английский сановник догадывался, что таинственный Декан со своими многочисленными развалинами, бесчисленными пещерами и подземными храмами, высеченными в скалах, мог послужить беглецу прекрасным убежищем. Но вице-король не знал, в какой части этой местности принц прячется. Последняя депеша Максуэла из Бомбея гласила только: «Дня через три Нана будет нашим пленником». И вот прошло пять недель, а офицер этот не давал о себе никаких вестей. Вице-король был почти уверен, что Максуэл погиб при исполнении задания.

О Кишнае, вожде тхагов, услугами которого не брезговал сэр Джон Лоренс, говорили, что его повесили вместе с приверженцами по приказу офицеров 4-го шотландского полка. Этот отряд захватил их в тот момент, когда они собирались приносить человеческие жертвы на алтаре Кали, богини убийства и крови.

Несчастный лорд не мог придумать, где ему искать Нану Сахиба. Лондонские газеты начинали возмущаться постоянными неудачами этого сановника, поговаривали о его неспособности и даже об измене.

На нескольких заседаниях парламента требовали смещения сэра Джона Лоренса, а премьер-министр, лорд Руссель, в последней официальной бумаге намекнул уже о возможности отзыва вице-короля, если через месяц дело это не будет решено удовлетворительно для правительства.

Сэр Джон Лоренс не знал, без сомнения, что в этом деле ставит на карту свою жизнь, но, что ставит свое вице-королевство, в этом он не сомневался. А так как ему страстно хотелось сохранить за собой это великолепное наместничество, где он пользовался большей властью, чем королева Виктория в Британии, то он и решил отправиться в Декан, в Биджапур, желая лично распоряжаться поимкой Наны Сахиба и его товарищей.

81
{"b":"30851","o":1}