ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прием падиала закончился, и председатель дал слово администратору Декана, которому поручено было объявить важные решения, принятые тайным Комитетом трех.

– Братья и «Духи вод», вы, которые слышите нас, – начал он дрожащим от старости голосом. – Мы, к сожалению, потерпели неудачу, сделав попытку изгнать чужеземцев из Страны Лотоса. Что же случилось после того, как мы, не желая проливать кровь понапрасну, посоветовали всюду прекратить сопротивление?

Нарушив клятвенное обещание прощения, англичане убивают не только тех, кто сложил оружие, но и стариков, женщин, детей. Они залили кровью Бундельканд и Мейвар, которые не поставили ни единого солдата для армии Наны, а теперь хотят сделать то же самое со всем Деканом. Раджи Майсура и Траванкора поняли теперь, какую они сделали ошибку, не присоединившись к своим северным братьям. Они ждали решения Франции, но его не последовало.

Теперь вице-король, прибывающий через несколько часов в Биджапур, приказал им явиться к нему для объяснений, и мы знаем из достоверных источников, что они не вернутся обратно. Но, может быть, не все потеряно. Случилось великое событие, которое, мы надеемся, изменит ход вещей, и мы приветствуем его как предвестника нашего освобождения. Великий друг индийцев, герой нашей войны за свободу, знаменитый Сердар, назначен губернатором Французской Индии!

Громкие крики восторга раздались в ответ, и вслед за этим со всех сторон послышались возгласы: «Война! Война! Смерть англичанам!»

Когда тишина восстановилась, член Совета семи продолжал:

– Нет сомнения, что тот, кто менее года тому назад хотел заменить собой губернатора Пондишери, чтобы поднять весь Декан, теперь занял этот пост, чтобы служить нашему делу. Мы решили поэтому начать общее восстание в Декане по прибытии нового губернатора.

Раджи Юга могут поставить под ружье пятьсот тысяч человек, не считая добровольцев, которые сбегутся со всех сторон. Север, несмотря на свое ужасное поражение, возьмется за оружие одновременно с нами. Вожди просят, чтобы Нана Сахиб снова стал во главе, и мы не сомневаемся, что последний потомок Аурангзеба с радостью воспользуется случаем отплатить за поражение.

Граф Де-Монморен, настоящее имя нашего друга Сердара, уже выехал, чтобы занять свой пост, но прибудет в Пондишери не ранее, чем через двадцать дней.

Раджи, несмотря на приказ вице-короля явиться к нему, попытаются выиграть время, чтобы подготовить восстание к приезду французского губернатора. Вот краткое обращение ко всем людям Индии:

«Во имя божественной Триады, соединяющейся в Брахме, бессмертном Творце всего. Во имя Мухаммеда, его божественного пророка, ибо Аллах в Брахме, как Брахма в Аллахе, вселенная знает только одного единого Бога, Истинного Бога!

Мы, Три и Семь, говорящие от имени Духов Вод!

Мы, Нана Сахиб, принц Пенджаба и Бенгалии!

И мы, раджи Майсура и Траванкора, соединились для защиты Саптасиндху (Индии), страны семи рек.

Приказываем всем индийцам, без различия происхождений и вероисповеданий, забыть свои ссоры и взяться за оружие для защиты земли своих предков.

Да будет исполнено это немедленно!

Народы Севера и Юга, вперед за веру и отечество!»

Слова эти, трогательные в своей простоте, возбудили волнение в собрании, и пятьсот человек крикнули в один голос:

– Вперед за веру и отечество!

– Вернувшись в свои провинции, – продолжал оратор, – вы обязаны подготовить народ к этому великому делу. Вы соберете субедаров округа и объявите им нашу волю.

Что касается нас, Трех и Семи, а также верховного вождя браматмы, то мы остаемся в Биджапуре, который будет центром действия. Сюда вы будете доставлять нам все сведения.

Нужно сообщить вам еще одно важное решение, принятое нами. Джон Лоренс, предупрежденный уже три раза, не прекратил свои гнусные зверства и даже удвоил свою жестокость. Мера нашего терпения переполнилась. Наказание этого человека, занимающего почти королевское положение, докажет всем, что никто не может избежать правосудия. Я сказал, – закончил администратор Декана, – и да хранят нас «Духи вод»!

– Брат Хамед, – начал тогда браматма, – вот поручение, которое мы хотим тебе доверить. Ты отправишься в Велур, у подножия гор Малабарского берега. Там сын нашего Анандраена, присутствующего здесь, проведет тебя в Нухурмур, где скрывается Нана Сахиб. Ты сообщишь принцу о нашем желании видеть его во главе нового восстания. Затем ты доставишь его вместе с товарищами сюда, стараясь действовать так, чтобы англичане не захватили вас врасплох. Ты должен будешь избегать проторенных тропинок, прятаться днем, а ночью идти через джунгли по бесконечным болотам и через непроходимые леса. Но, так как ты хорошо знаком со страной, мы уверены, что ты успешно выполнишь поручение и доставишь нам Нану Сахиба целым и невредимым. Когда ты вернешься, мы посвятим тебя в первую степень.

– Я согласен, браматма! – отвечал падиал. – Я исполню дело, которое вы мне доверяете, и думаю, что исполню с успехом. Прежде, до смерти отца, я двадцать лет ходил взад и вперед по джунглям, сдирая кору коричных деревьев и отыскивая следы. Мне знакомы все уголки в этих краях.

Негодяй был вне себя от радости. Нана Сахиб, которого никто не мог отыскать, будет в его руках. Теперь он мог увеличить свои требования к англичанам ввиду важности услуги, которую он мог им оказать.

В каждом округе находится сборщик налогов, известный под названием серестадара. Это самый высокий пост, которого может достигнуть индиец, и многие хотят занять его, так как он дает возможность быстро обогатиться. На него назначаются люди самой высокой касты, что еще больше увеличивает их значение в глазах местных жителей.

Дислад-Хамед согласился быть шпионом с тем условием, что ему дадут место сборщика после разгрома восстания. Когда он настаивал на выполнении своих требований, ему отвечали, что пока нет вакантного места. На самом же деле его обманывали. Ни один из чиновников провинции не соглашался брать к себе на службу человека низшей касты, к которой принадлежал падиал.

Негодяй, которого погубило его чрезмерное честолюбие, вынужден был по-прежнему играть свою гнусную роль. Он так опозорил себя, что достаточно было одного слова полицейского, чтобы сограждане тут же убили бы его.

«Ладно! Я возьму теперь свое, – закончил он свои размышления, – на этот раз они должны будут дать мне место, и не в каком-нибудь округе, а в самом Биджапуре».

Голос браматмы вывел его из задумчивости, неприятно оборвав все его сладкие мечтания о власти и богатстве.

ГЛАВА III

Предатель. – Приговорен к трем пыткам. – Кинжал правосудия. – Браматма. – Смерть разоблачителя. – Комитет трех и Совет семи. – Дворец Омра. – Свидание у Башни мертвых. – Обморок.

Только что выбрали делегацию из пяти членов, с Анандраеном во главе, чтобы отправиться в Пондишери для встречи нового губернатора.

Делегация для вида должна передать ему приветствие от трех провинций Декана, но на деле предупредить его о решениях, принятых обществом. Передав делегатам необходимые инструкции, браматма снова обратился к присутствующим:

– Братья, прежде чем расстаться, я должен исполнить еще одну неприятную обязанность… Мы получили достоверное известие, могу сказать – доказательство, что среди нас есть предатель.

– Назовите его! Назовите! – перебили его сразу множество джемедаров. – Мы тут же казним его!..

Падиал побледнел, и смущение, овладевшее им, выдало бы его с головой, если бы взгляды всех присутствующих не были устремлены на вождя в ожидании, что он сейчас произнесет имя изменника.

– К счастью, он не принадлежит к джемедарам, – продолжал браматма, – одновременно мы получили перечень всех его злодеяний. Это простой субедар, но человек, который знает его имя и имеет письменные доказательства его измены, просит за них 250 тысяч франков. Несмотря на то, что Совет семи имеет полное право распоряжаться средствами общества, мы сочли нужным спросить вашего мнения прежде, чем согласиться на выплату такой большой суммы. Это предложение нам сделал один из европейских полицейских в Калькутте, которому случайно попалась записная книжка начальника полиции. Там он нашел имя предателя и число жертв, казненных по его доносам; на сегодня оно превышает полторы тысячи человек!

84
{"b":"30851","o":1}