ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мир, который сгинул
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
Пятый неспящий
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
Дикий
Фоллер
Дикие. Лунный Отряд
Список ненависти
Лев Яшин. «Я – легенда»
A
A

— Что значит эта шутка? — воскликнул сэр Лауренс.

Ватсон слушал с напряженным вниманием, ничем не выказывая своих чувств.

— Достаточно одного слова, чтобы убедить тебя, милорд!

И Кишная, став в гордую позу перед своими слушателями, сказал им напыщенным тоном:

— Ты видишь перед собой древнего из Трех, то есть президента страшного тайного трибунала, который управляет обществом «Духов Вод»!

Ничто не может описать удивления двух англичан при этом признании; они знали, что туземец не способен мистифицировать их, но это известие было так невероятно, так поразительно, что они спрашивали себя, не помешался ли туг? Последний понял, какое впечатление произвело на них его сообщение и поспешил дать им настолько точные и положительные объяснения, что они вынуждены были поверить ему.

— После событий, только что рассказанных мною, — сказал он, — я остался один с своим братом, а потому мне и думать нечего было о данном мне тобою поручении; мы решили с ним отправиться в Беджапур и набрать здесь достаточное количество людей нашего племени, чтобы снова начать дело… Проходя ночью мимо одного из уединенных караван-сараев в лесу, которые служат убежищем для путешественников, мы увидели, что он освещен. Пробираться ползком в высокой траве, без шума, чтобы осмотреть местность, — это дело привычное для нас. Каково же было наше удивление, когда мы увидели там трех замаскированных людей, которые спокойно разговаривали между собой; из слов их мы узнали, что это три члена тайного судилища; их только что выбрали по жребию по случаю окончания трехлетия службы семи членов Верховного Совета общества «Духов Вод». Они отправились в Беджапур для совещания с браматмой прежде, чем занять роскошное жилище, которое служит резиденцией тайному судилищу и куда выбывающие из совета члены должны водворить их. Они были одни, так как лица, предназначенные служить им, находились еще с их предшественниками… Счастливая мысль мелькнула у меня в голове! Новые члены неизвестны прежним; обязательство носить маску постоянно до конца своего трехлетия благоприятствовало моим планам! Почему не занять их места! С нами у пояса была веревка, какую хорошие туги всегда носят при себе, и чего легче задушить их ночью; затем, взяв костюмы их и маски и, заменив третьего одним из наших родственников уже по приезде в Беджапур, явиться с визитом к браматме, который должен будет водворить нас на место; и мы — полные властители общества «Духов Вод»… Я сообщил свой план брату, который с восторгом согласился на него. Два часа спустя, — прибавил холодно душитель, — благодаря покровительству доброй богини Кали мы шли уже по дороге в Беджапур с имуществом тех, которых случай предал нам в руки.

Сэр Лауренс и Ватсон не могли удержаться от невольной дрожи при этих словах мрачного злодея.

— К счастью, мы нашли у наших жертв, — продолжал туг, не обращая внимания на произведенное им впечатление, — золотые листья лотоса, знак их достоинства, на которых были начертаны пароль и шифр их. Пополнив «триаду» прибавлением третьего лица, выбранного среди наших, мы отправились к браматме Арджуне; он в тот же день приказал факиру, назначенному исключительно для этого, отвести нас к тем, кого мы должны были заменить собой и которые тотчас же водворили нас вместе с другими четырьмя членами, также вновь избранными и не подозревавшими нашего обмана.

— Это изумительно по своей ловкости и смелости! — прошептал вице-король.

— Я не кончил, милорд, — с гордостью отвечал ему туг. — Мы сделались властителями, но ежемесячные выборы должны были нас один за другим перемещать в менее деятельных членов Совета Семи. Надо было устроить так, чтобы факиры не успели раньше времени узнать наших четырех коллег и в первую же ночь нашего пребывания во дворце четыре наших родственника заменили собою тех, которые мешали нам. Таким образом я очутился во главе Трех и Семи и мог распоряжаться советом по своему усмотрению… Понимаешь теперь, как мне легко выдать тебе весь верховный совет, если только мы придем с тобою к соглашению? Ты сделаешь вид, что захватил нас врасплох, разыграешь величие души, дав нам амнистию с условием уничтожить общество, повесив предварительно браматму, если только он еще существует, и таким образом прославишься тем, что уничтожил знаменитое общество «Духов Вод»! А ведь этого не могли сделать никакие власти в мире… Без Совета Семи и браматмы ничто больше не может восстановить его.

— С каким удовольствием повесил бы я, с разрешения вашей милости, такого негодяя! — не то серьезно, не то шутливо заметил Ватсон.

— Полно тебе, сэр Ватсон, — отвечал дерзкий мошенник, — не будь смешон! Посчитай-ка число людей, которых вы, англичане, расстреляли или повесили под предлогом ваших репрессий… Разве народы цивилизованные убивают своих пленников, жгут деревни, режут женщин, детей и стариков, как вы делали, когда весь народ сложил свое оружие?!.. Два миллиона людей по вашим спискам исчезли во время этих жестоких преследований, и все по твоему распоряжению, сэр Джон Лауренс, и по твоему, сэр Ватсон. И без всякого страха! Вы и до сих пор еще продолжаете преследовать Нана-Сагиба и общество «Духов Вод», которые сегодня, завтра, через две недели, быть может, подадут новый сигнал к восстанию, — и на этот раз, могу заверить вас, вся Индия ответит на зов своих вождей, начиная от Коморина и до Гималаев… Когда же я, чтобы предупредить такую катастрофу, которая ближе, чем вы предполагаете, жертвую семью людьми, мешающими исполнению моих планов, вы не прочь обращаться со мной, как с обыкновенным убийцей… Ты смешишь меня, сэр Ватсон, с твоею британской совестью… Знайте оба, что мы нашли все уже подготовленным нашими предшественниками для будущего восстания и что, находясь под наблюдением браматмы, мы вынуждены были продолжать начатое дело, чтобы не возбудить ничьего внимания и не навлечь на себя подозрения. Сегодня ночью состоялось в самом Беджапуре собрание из пятисот субедаров общества, которым поручено проповедовать священную воину во всех провинциях, и даже вполне определенный день назначен для восстания. Дней через двадцать, сэр.

Джон Лауренс, двести пятьдесят миллионов индусов восстанут за свою независимость под предводительством Нана-Сагиба, четырех раджей юга и браматмы Арджуны — и молите тогда своего бога, чтобы Сердар не присоединился к ним! Ты смеешься, сэр Джемс Ватсон?

— Мы пошлем им Гавелока, — отвечал начальник полиции. — Хоть вы и превосходные заговорщики, но и нам вот уже несколько месяцев известно, что Индия готовится возобновить борьбу.

— Гавелок! — воскликнул туг. — Что сделает ваш лучший генерал против тысяч фанатиков, которые надеются получить сваргу, защищая веру своих предков?

— Этот человек прав, Ватсон, — заметил вице-король. — Если бы я в течение этих шести месяцев не был так слаб, чтобы слушать ваших советов о милосердии, то Декан, наказанный военными судами через десятого виновного, терроризованный казнями, не думал бы о восстании… Теперь поздно, и нам ничего не остается, как следовать советам Кишнаи. Только арест Нана-Сагиба и полное уничтожение общества «Духов Вод» могут спасти Индо-британскую империю.

— В добрый час, милорд! Ты верно понял положение: голова прочь и члены теряют деятельность.

— Каким образом ты доставишь нам Нана-Сагиба?

— Дислад-Хамед, ваш шпион…

— Как! Ты знаешь?

— Нет ничего неизвестного Духам Вод… Вашему шпиону, которого я прошлую ночь спас от наказания, заслуженного всеми изменниками, поручено передать о результате совещания жемедаров потомку набобов Дели и привести его с собой под предлогом, что нам необходимо посоветоваться вместе с ним о дальнейшем ходе дел. Он сегодня же ночью отправляется на Малабарское побережье с моими инструкциями, и дней через десять Нана-Сагиб прибудет секретно в Беджапур… Как видите, план настолько искусно придуман, что ничего нельзя ждать, кроме успеха.

— А какую цену назначаешь ты за свое содействие? — спросил сэр Лауренс.

— За поимку Нана-Сагиба — награду тростью с золотым набалдашником, какая дастся раджам, а за поимку Семи членов Верховного Совета — титул мирасдара с придачей в десять тысяч райотов, и не только мне, но всем потомкам моим мужского пола. Все Семь, в числе которых нахожусь и я, должны, разумеется, получить прощение в награду за согласие на уничтожение общества, и должна быть амнистия эта дарована всей Индии, включая сюда Нана-Сагиба и четырех раджей юга.

116
{"b":"30852","o":1}