ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Верно, — отвечал вице-король, смягченный логичностью этого аргумента, — я положительно ничего не понимаю… Но кто такой этот пандорам, так насмеявшийся надо мною?

— Я говорил уже, что одно слово объяснит тебе все… Пандорам не кто иной, как браматма, действительный вождь общества «Духов Вод», и убийство полковника Ватсона — дерзкий ответ на твой указ о уничтожении этого общества, изданный тобой в день приезда в Беджапур.

Объяснение это было так логично и ясно, что больше не могло быть сомнений. Сэр Лауренс тотчас же переменил тон и объявил, что он вполне удовлетворен. Но Кишная должен немедленно помочь ему в примерном наказании за преступление, наглость которого превосходит все, что он видел до сих пор.

— Я готов помочь тебе, — отвечал Кишная, ликовавший в душе при виде того, что Лауренс идет к той цели, к которой он сам собирался идти. — Могу заверить тебя, что быстрота, с которою ты будешь действовать, произведет хорошее впечатление на все население. Надо, чтобы оно узнало о наказании вслед за известием о преступлении.

— Таково и мое намерение.

— Не позволит ли мне твоя милость, милорд, — хотя я и не смею надеяться на твое доверие к моим советам, — не позволишь ли сообщить тебе одну мысль?

— Я слушаю.

— Браматма не ограничится этим преступлением, а потому надо скорей остановить его на этом пути. Ночью он собрал в своем дворце самых главных членов общества «Духов Вод», чтобы подготовить еще несколько новых преступлений, которые не пощадят самых высоких сановников. На совете было решено призвать тебя на допрос к этому странному трибуналу; он будет судить тебя за все преступления, какие он тебе приписывает.

— Дерзкие! — воскликнул вице-король.

Туг промолчал о том, что сам присутствовал на совещании, принявшем это решение.

— Если твоя милость, милорд, верит мне, то сию же минуту отправь батальон твоих шотландцев, чтобы он без всякого шума оцепил Джахара-Бауг и тут же сразу арестовал браматму и его товарищей.

— Мысль превосходная… Но мне говорили, что во дворце этом, как и во всех древних зданиях Беджапура, много тайных выходов, которые могут облегчить побег, — а тебе лучше моего известен характер индусов. Мы сделаемся всеобщим посмешищем, если предприятие не удастся.

— А потому я хочу просить твою милость позволить и мне присоединиться к этой экспедиции; я укажу места, где следует расставить часовых.

— Я сделаю лучше: прикажу офицеру, командующему отрядом, сообразоваться во всем с твоими предписаниями.

И с этими словами сэр Джон позвал дежурного адъютанта.

— Предупредите поручика Кемпуэлла, чтобы он приказал стать под ружье первому батальону шотландцев, — но как можно тише, — а затем пусть явится сюда за приказаниями.

Солдаты, сопровождавшие вице-короля во время путешествий, спали всегда в полной амуниции, чтобы быть готовыми на всякий случай; достаточно было поэтому нескольких минут, чтобы поставить их в боевом порядке в главном дворе дворца, — и Эдуард Кемпуэлл скоро явился к своему начальнику.

— Поручик Кемпуэлл, — сказал сэр Джон Лауренс и голос его представлял теперь поразительную противоположность тому, каким он говорил обыкновенно с молодым офицером вне служебных обязанностей, — отправляйтесь с вашими людьми, оцепите Джахара-Бауг, следуя указаниям, которые вам даст этот индус, и приведите сюда всех тех, кого вы найдете внутри и на кого вам укажет этот туземец.

— Будет исполнено согласно вашему приказанию, милорд, — отвечал Эдуард Кемпуэлл, отдавая честь.

— Идите же! Прикажите вашим не стучать ногами и сохранять полное молчание, чтобы не возбудить ничьих подозрений.

— Это очень важно, милорд, — осмелился заметить туг, — мы возьмем самый короткий путь среди развалин; может выйти какой-нибудь туземец и, увидя нас, поспешит предупредить тех, что в Джахаре-Бауг; тогда мы никого не найдем там.

— Слышите, Кемпуэлл? — спросил сэр Лауренс.

— Ваша милость может быть покойна, люди наши привыкли к таким ночным экспедициям.

Вице-король указал движением руки, что ему нечего больше говорить, и молодой офицер, отдав снова честь шпагой, вышел в сопровождении Кишнаи, сердце которого было переполнено восторгом… Успех венчает наконец все его старания; первая часть его программы, и довольно трудная была исполнена.

Ужасное общество «Духов Вод» перестанет существовать через несколько минут и, — кто мог бы поверить, — в этом помогает ему собственный племянник Сердара, друга Нана-Сагиба, браматмы, Анандраена из Веймура и большинства влиятельных членов общества.

Оставалась теперь только поимка Нана-Сагиба, без которой он не мог получить трости с золотым набалдашником и титула мирасдара. Но раз общество «Духов Вод» будет уничтожено, а Сердара задерживают в Европе его собственные интересы или удовольствия, — то похищение принца являлось вопросом нескольких дней. И туг в мечтах своих видел себя уже в другой обстановке, среди своего мирасдарата, господином своих рабов и окруженным почестями, подобающими раджам. Он решил, что примет одно из имен своей семьи, а так как официально он считается умершим, то никто не узнает повешенного в Веймуре душителя Кишнаю в лице мирасдара Граджапати.

В своей радости туг совсем упустил из виду, что он был прекрасно известен молодому офицеру, сопровождавшему его, потому что Эдуард Кемпуэлл был его пленником и что похищение молодого офицера и его семьи было главной причиной казни тугов, которой Кишная избежал благодаря ордеру сэра Лауренса, служившему ему до некоторой степени пропуском.

Эдуард Кемпуэлл, покорный военной дисциплине, повиновался приказанию своего начальник, не позволив себе ни малейшего замечания, но дальнейшие события покажут, что для Кишнаи было бы несравненно лучше, если бы молодой офицер остался в этот день в покоях сэра Лауренса.

Роковому случаю угодно было, чтобы ни один запоздалый туземец не повстречался на пути шотландцев и некому было поэтому предупредить скрывшихся в Джахаре-Бауг; шотландский батальон таким образом мог окружить жилище браматмы, и ни один из присутствующих не догадался об этом. К своему несчастью Арджуна, который первое время не имел никакого основания подозревать Совет Семи, указал древнему из Трех все потайные комнаты, все скрытые выходы, которых было несравненно меньше, чем во дворце Семи Этажей. Кишнае ничего не стоило расставить часовых таким образом, чтобы не выпустить никого.

Когда все приготовления были кончены, Эдуард Кемпуэлл вошел во дворец, а с ним и шотландцы его со штыками наперевес. Сопротивление оказалось невозможным; браматма, Анандраен, шесть членов нового Совета Семи, четыре факира, состоящих при Арджуне и два дорвана, или сторожа, — все были схвачены и скручены веревками. Все они признали бесполезность борьбы и отвечали солдатам молчанием, полным достоинства.

Только в самый момент, когда их уводили, Арджуна заметил вдруг самозванного члена Совета, который прятался позади солдат и крикнул:

— Все вы индусы, мои браться, и вы, солдаты Европы, вы должны знать, кто этот подлый человек, который явился в маске и прячется среди вас. Человек этот присвоил себе высокое положение в нашем обществе, убив наших братьев и надев на себя их одежду. Человек этот, добившийся того, чтобы нас арестовали сегодня, не кто иной, как душитель Кишная: он выдавал себя за умершего, дабы легче исполнить задуманные им злодеяния.

Крик негодования и бессильной злобы вырвался из груди индусов, а шотландцы с отвращением отступили от человека, о котором только что говорил браматма.

— Это неправда! — отвечал туг, который понял, какой опасности подвергает он себя, если оставить без протеста такое обвинение и все в Беджапуре узнают его настоящее имя. — Я древний из Трех, старшина Совета Семи общества «Духов Вод».

— Ложь! — не мог не воскликнуть Эдуард Кемпуэлл.

— Ты отдашь отчет в этих словах при сэре Лауренсе, — отвечал Кишная офицеру и затем обратился к Арджуне, как бы думая, что оскорбление исходит от него.

136
{"b":"30852","o":1}