ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Веллаен, продавец мехов пантеры, был человеком, который лучше всех сингалезов, за исключением Рама-Модели, знал опасную долину, где Сердар и товарищи его вынуждены были искать себе убежище. Впоследствии мы узнаем, какие узы общих интересов связывали этих двух людей.

В шесть часов вечера, незадолго до захода солнца, сэр Вильям Броун возвращался со своей обыкновенной прогулки по живописной дороге в Коломбо, окруженный адъютантами и взводом уланов-телохранителей, когда перед его каретой очутился вдруг полуголый туземец, размахивающий конвертом. Губернатор сделал знак одному из офицеров, чтобы он взял этот конверт, принятый им за петицию. Сломав печать, он быстро пробежал написанное и, побледнев от гнева, приподнялся в карете и крикнул:

— Догнать этого человека, арестовать его… не дать ему бежать!

Люди, окружавшие его, бросились вперед, рассыпались по всем кустам, отыскивая туземца, который мгновенно скрылся из виду, но вряд ли успел спрятаться где-нибудь. Напрасно однако офицеры, солдаты, служители шныряли по окрестностям на расстоянии полумили кругом; все вернулись один за другим, не открыв ни малейших следов таинственного посланника.

Вот что было написано в письме, так поразившем губернатора:

«Сэру Вильяму Броуну, королевскому губернатору Цейлона, посвященные члены Общества „Духов Вод“

шлют свой привет!

Когда солнце восемь раз опустится позади горизонта, душа Сагиба-губернатора предстанет перед мрачным Судьей мертвых, а тело его будет брошено на съедение вонючим шакалам.

Пундит Саэб, Судья «Духов Вод».

Год тому назад почти в тот же день получил такое же письмо губернатор Бенгалии, который затем в назначенный ему день пал под ударами фанатиков среди разгара празднества.

Не было еще примера, чтобы приговор, произнесенный знаменитым тайным обществом, не был приведен в исполнение; никакие предосторожности не спасали намеченных жертв от ожидания их участи и, редкая вещь, общественное мнение и даже мнение самих европейцев находило приговор этот справедливым. Надо сказать однако правду, таинственное общество, назначавшее для исполнения своих решений фанатиков, которые не отступали даже перед страхом пытки, пользовалось только в исключительных случаях своей ужасной властью. Главная цель этого общества заключалась в том, чтобы защищать бедных индусов от гнусного произвола некоторых правителей внутри страны, которые пользовались огромными расстояниями в пятьсот-шестьсот миль иногда, отделявших их от центрального управления, и эксплуатировали свои области самым бессовестным образом, не останавливаясь ни перед каким видом преступлений и подлостей. Таким образом, когда общество это поражало какого-нибудь чиновника, можно было с достоверностью сказать, что последний не только изменял долгу своей службы и был взяточником, но что он совершал такие гнусные поступки, как насилие над женщинами и уничтожение тел своих жертв, за которые в Европе он не избежал бы эшафота.

Роль, одним словом, которую они играли в течение почти целого столетия, была такова, что честный Кальбрук, судья верховной палаты в Калькутте, сказал о нем: «Правосудие нашло в этом обществе помощника, способствовавшего тому, чтобы некоторые чиновники не забывали, что они имеют честь быть в Индии представителями цивилизованной нации».

И действительно оно поражало только в крайних случаях, когда долгий ряд преступлений переполнял, так сказать, меру всякого терпения.

До сих пор общество никогда еще не занималось политикой; ему стоило захотеть и оно могло поднять весь Декан, но оно желало удержать за собою роль судьи. Один только раз изменило оно своим привычкам, приговорив к смерти губернатора Бенгалии, который побудил лорда Далузи завладеть королевством Аудским, и теперь вот по тому же побуждению присудило к смерти сэра Вильяма за его гнусный договор с Кишнаей.

В тот же час, когда измена грозила жизни героя, посвятившего себя борьбе за независимость Индии, оно выступило на защиту его. Сэр Вильям Броун вернулся в свой дворец в состоянии самого неописуемого волнения; он немедленно послал за генералом-директором полиции и, объяснив ему свое положение, просил его совета, как поступить.

— Желаете, ваше превосходительство, чтобы я говорил с вами без всяких обиняков, — отвечал директор после зрелого размышления.

— Я требую этого.

— В таком случае я должен высказать свое глубокое убеждение, что вашему превосходительству остается жить всего восемь дней.

— Неужели вы не можете найти никаких средств, чтобы защитить меня от фанатиков?

— Никаких… члены этого общества находятся среди всех классов, и я не поручусь за то, что тот, которому приказано убить вас, не может быть ваш собственный слуга, верно служащий вам в течение долгих лет. Вам, по-моему, остается только два исхода и они гораздо важнее всех предосторожностей, которые я мог бы посоветовать вам.

— Какие же это исходы?

— Первый заключается в том, чтобы уложить свои вещи и навсегда покинуть Индию, как поступают в настоящее время все чиновники, получившие уведомление о таком приговоре. Последний превратится таким образом в изгнание и могу заверить вас, что центральное управление со своей стороны много раз уже выражало одобрение такого рода очисткам.

— Это годится только для чиновника более низкого ранга, имя которого неизвестно, у которого нет ни состояния, ни общественного положения, ни связей, но губернатор Цейлона, один из самых видных сановников королевства, член королевского совета, не может бежать, как обыкновенный чиновник. Я сделаюсь посмешищем всей Англии, поступив таким образом.

— Можно под предлогом болезни…

— Довольно! Второй исход?

— Он проще… отказаться от договора, заключенного с Кишнаей.

— Чтобы люди эти сказали, что сэр Вильям Броун уступил их угрозам… никогда, сударь! Бывают случаи, когда человек не может уступить из трусости и должен умереть на своем посту. Я не удерживаю вас больше, сударь!

— Можете быть уверены, ваше превосходительство, что я приму для вашей безопасности все зависящие от меня меры.

— Исполняйте ваши долг, сударь, я буду исполнять свой.

Несколько часов спустя после этого разговора губернатор получил через неизвестного посла второе письмо, содержащее в себе только одну фразу:

«Бесчестья не может быть в том, чтобы отказаться от бесчестной меры».

Это второе послание довело до крайний границ удивление и волнение сэра Вильяма. Итак, таинственные судьи знали уже об его разговоре с директором полиции; ясно, что они осуждали бесчестную войну, полную всяких засад, измены, захвата врасплох, которую готовились вести с Сердаром. Низкое сообщничество губернатора Цейлона с негодяем Кишная, каторжником, который всего какой-нибудь месяц тому назад ходил с ядром у ноги в Бомбейской тюрьме.

Но сэр Вильям Броун был англичанином; он верил, что никакой поступок, самый даже низкий, не может обесчестить человека, когда дело идет о службе… а так как сохранение владений Индии было вопросом жизни и смерти для Англии, он дал себе клятву не уступать.

И к тому же не в собственных ли руках его были все средства для защиты? Он пользовался безграничной властью. Индусские сикеры убивают всегда кинжалом, — кто мешал ему надеть кольчугу? Он мог также ввиду исключительных обстоятельств выбрать сотню солдат из тех, которые отправлялись в Калькутту и поручить им охрану своего дворца.

Генерал Говелак со своей стороны советовал ему не уступать и сам выбрал отряд телохранителей среди высадившихся солдат; в тот же вечер все служители-индусы были заменены солдатами шотландского полка.

Отношения обеих сторон начинали обостряться. Получалось нечто вроде дуэли, в которой каждая сторона ставила на карту свою жизнь… Кто же должен был выйти из нее победителем? Сердар или сэр Вильям Броун?

Но борьба эта была бы еще ожесточеннее, имей оба противника возможность встретиться и узнать друг друга, ибо в прошлом их случилось нечто мрачное, что даст повод к такой жгучей ненависти, которую может погасить лишь кровь одного из противников. Двадцать лет прошло с тех пор, но жажда мести оставалась по-прежнему неутолимой и безумной, как в тот день, когда один умирающий употребил последние силы свои, чтобы доползти к ним и остановить их бешенство, когда только клятва, вырванная у них человеком в предсмертный час свой, разлучила их… Но они дали клятву встретиться с друг другом и разрешить этот спор и несмотря на то, что обстоятельства жизни держали их вдали друг от друга и они в течение целой четверти столетия потеряли один другого из виду, они так хорошо помнили, что принадлежат друг другу, что дали себе слово никогда не жениться с исключительной целью не оставить позади себя горя в тот день, когда встретятся в последний раз… Но и судьба имеет свои случаи. Не отыскивая друг друга, они вдруг очутились под одним и тем же небом и вступили в борьбу, не узнавая друг друга… еще ужаснее должна была произойти встреча в тот час, когда она состоится!

20
{"b":"30852","o":1}