ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скиталец
Опекун для Золушки
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов
Смерть на винограднике
Формируем Пищевые Привычки для здоровья
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Цена удачи
Союз капитана Форпатрила
Как купить или продать бизнес
A
A

Первый час дороги прошел в молчании, как это бывает всегда, когда какой-нибудь отряд путешественников отправляется в путь до начала дня. Тело и душа сливаются, так сказать, в одно с окружающей их природой; птицы спят еще среди листьев, куда едва начинают проникать смутные проблески рассвета, этих сумерек утра; влажная свежесть несется от травы и листвы дерев; легкая дымка, результат ночной росы, которая начинает испаряться в воздух, придает всему ландшафту неясный оттенок, смешивая все предметы, как будто бы они прикрыты легкой газовой вуалью. Все идут, точно погруженные в сладкую дремоту, которую первый солнечный луч рассеет вместе с утренним туманом.

Мало-помалу все проснулись под теплым дуновением дня; стаи маленьких сингалезских попугайчиков крикливыми голосами приветствуют появление солнца и с оглушительными «тира-тира» несутся к полям дикого сахарного тростника в джунглях и рассаживаются на ветках больших тамариндов; гиббоны прыгают с ветки на ветку, гоняясь друг за другом и исполняя самые изумительные гимнастические фокусы, тогда как белые ара и какаду тяжелым полетом проносятся над листвой фикусов и тамариндов. В джунглях, одним словом, начинается жизнь для всего их безобидного и прелестного населения: птиц, мух, бенгальских зябликов, соловьев, разноцветных попугаев, белок и обезьян, тогда как хищники, утомленные ночными похождениями и драками, пресыщенные мясом и кровью, прячутся в самую густую чащу, откуда они не выйдут раньше сумерек.

Эта полная жизни и одушевления природа, освещенная золотистыми лучами солнца, с лазурным небом, зеленью, цветами и радостными криками, изменила несколько направление мыслей Сердара. Как ни привык он к богатствам природы в джунглях, возвышенная душа его никогда не оставалась бесчувственной к ним, и он чувствовал, что сердце его постепенно успокаивается, несмотря на тяжелые заботы.

— Ну-с, дитя мое, — сказал он, ласково и дружески обращаясь к Сами, после того как несколько минут прислушивался к пробуждению природы и утреннему концерту обитателей леса, — тебе удалось, наконец, открыть удобный проход среди уступов склона?

— Да, Сагиб! — отвечал молодой индус, чувствовавший себя необыкновенно счастливым всякий раз, когда господин его говорил с ним таким ласковым тоном, — я без всякого труда прошел его до самого конца. Целая масса скал, которые совершенно закрывают верхнюю часть горы, помешала вам видеть, когда вы стояли у подошвы горы, что туда легко пробраться.

— А заметил ты, будет ли легко, там на верхушке, идти вдоль гребня по направлению к северу?

— Да, Сагиб! Верхушки идут там одинаково ровно везде, где я мог видеть.

— Вот это прекрасно, дитя мое, и ты оказал нам большую услугу, за которую я сумею вознаградить тебя. Чего ты желаешь?.. Нет ли чего-нибудь такого, о чем ты хотел бы попросить? Я наперед согласен на все, что в моей власти.

— О, Сагиб! Если бы я смел…

— Говори!

— Я желаю, чтобы Сагиб оставил меня у себя на всю жизнь, как и Нариндру.

— Милый мой Сами! Я только выигрываю от твоей просьбы… Будь уверен, я слишком хорошо понимаю, чего стоит такая привязанность, как ваша, и никогда не разлучусь с вами.

— Вот и проход, Сагиб! Там вот, напротив тебя! — сказал Сами, счастливый тем, что первый может указать его своему господину.

Все остановились, Барнет и Рама, отставшие немного, скоро также присоединились к ним. Оба, по своему обыкновению, были заняты спором относительно этого изменника, этого негодяя Максуэлла, а так как Боб, несмотря на все свое красноречие, никак не мог добиться от Рамы прав на первенство, то вечный спор никогда почти не прекращался.

— Полно, Барнет! Вперед, мои старый товарищ! — сказал Сердар. — Ты должен быть счастлив, что покидаешь наконец долину, которая два раза едва не сделалась роковой для тебя.

— Эх! — отвечал генерал с философским видом. — Жизнь и смерть — это две степени одного и того же.

Боб запомнил эту фразу во время исполнения одной из своих профессий; он примыкал одно время к Армии Спасения и пробовал говорить там напыщенные фразы.

Менее чем в полчаса взобрались они на гору и могли вдоволь любоваться чудным зрелищем Индийского океана в ту минуту, когда выходящее солнце рассыпало по волнам его золотистые и пурпурные лучи свои.

Вдруг Сами громко вскрикнул от удивления.

— Сагиб! Смотри, Сагиб! Точно шхуна Шейк-Теффеля!

Сердар, бледный от волнения, обернулся в сторону, противоположную той, куда смотрел, привлеченный игрой солнечных лучей на поверхности воды. Он увидел красивую шхуну, которая находилась всего в двух милях от берега и с распущенными парусами шла на траверс к нему. Он взял свой морской бинокль и направил его на маленькое судно.

— Барнет! Друзья мои! — воскликнул он. — Какое неожиданное счастье!.. «Диана» крейсирует там для нас.

— Ты уверен в этом? — спросил Боб, со своей стороны внимательно рассматривая судно, — мне кажется, что очертания «Дианы» должны быть более стройными, элегантными.

— Происходит это оттого, что она слишком близко к нам и мы смотрим на нее с возвышенного пункта, вследствие чего очертания судна, вместо того, чтобы вырисовываться на горизонте, выступают на фоне морских волн. В таком положении всякое какое бы то ни было судно кажется всегда более плотным и толстым и теряет элегантный вид. Но я готов держать пари, что это «Диана»… Ты забываешь, что я распоряжался ее постройкой, что мне знакомы в ней малейшие подробности. Видишь там резной бушприт, который кончается лирой, и каюту на задней части? Противный ветер мешает ей приблизиться к берегу, и она вынуждена лавировать; когда она повернет на другой галс, мы увидим всю заднюю часть и надпись золотыми буквами — и тогда всякие сомнения улетучатся.

Предсказание Сердара не замедлило исполниться; шхуна держалась ближе по ветру в трех милях расстояния от берега. Находясь уже против уступов скал, где находился наш отряд, она с необыкновенной грацией и легкостью и в то же время с быстротой переменила галс, что служило доказательством ловкости капитана и дисциплины экипажа. По прошествии десяти минут задняя часть ее находилась как раз против того места, где стоял маленький отряд, наблюдавший за нею с верхушки скал, и все могли свободно прочесть надпись, сделанную готическими буквами: «Диана».

Все пять человек, воодушевленные видом шхуны, три раза крикнули «ура» и замахали шляпами; но на борте судна не заметно было никакого движения, которое показывало бы, что их заметили, и шхуна с такою же быстротою понеслась к западу, с какою она совершала свои повороты к берегу.

— Подождем до возвращения, — сказал Сердар, — эти галсы приблизят ее к нам, и на этот раз только несчастный случай может помешать тому, чтобы там не обратили внимания на выстрелы из наших карабинов. В настоящее же время, судя по тому углу, какой она описывает, нам придется ждать самое большое полчаса, и мы недурно сделаем, если употребим это время на поиски более покатого склона, откуда легче было бы спуститься к берегу.

Несмотря на то, что вся эта сторона горы состояла из скалистых уступов и утесов, она представляла меньше затруднений для спуска, чем внутренний склон, а авантюристы нашли то, что им нужно, гораздо раньше, чем судно кончило свои галсы. Сердар воспользовался этим временем и срезал длинную ветку бурао, на конце которой он прикрепил вуаль от каски и тюрбан Нариндры, приготовив нечто вроде знамени для обмена сигналами.

Сделав снова надлежащий поворот по ветру, шхуна повторила тот же маневр, за которым с таким любопытством следили еще раньше Сердар и его товарищи, и затем двинулась к водам, омывающим остров, с поразительной быстротой, которая увеличивалась постепенно усиливающимся ветром.

Далеко еще до того, как «Диана» очутилась против того места, где находился маленький отряд, Нариндра взобрался по приказанию Сердара на один из более высоких утесов и принялся размахивать импровизированным флагом; минут через десять после этого на борте шхуны стало заметно сильное оживление: люди бегали, суетились, и скоро Сердар, хорошо знакомый со всеми морскими сигналами, увидел на верхушке большой мачты голубой вымпел с перпендикулярными черными полосами, за которым непосредственно последовал белый, усеянный красными полумесяцами. И Сердар понял это так:

37
{"b":"30852","o":1}