ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этим человеком был Эдмон Бартес, честь которого была публично восстановлена на суде.

Теперь, когда преступников, погубивших его честное имя и разбивших его жизнь, уже не было в живых, – так как и Альбер, промучившись несколько недель в больнице для душевнобольных, умер, – в душе Эдмона Бартеса воцарилось необычайное спокойствие. Временами ему казалось даже, что отмщение было слишком жестоко, и его начинали мучить угрызения совести. Кроме того, и образ кроткой и печальной Стефании стоял вновь перед ним, как в былые дни прошлого счастья. Бледная и печальная в своих траурных одеждах, она казалась ему еще более прекрасной и трогательной, еще более чистой и благородной и влекла его к себе сильнее прежнего. Ее, именно ее он хотел избавить от нищеты и разорения, от новых невзгод и мучений, и ради нее Эдмон поклялся приняться за труды и восстановить в прежнем блеске фирму Прево-Лемер и К°.

Но для осуществления его проектов требовались крупные суммы денег, и он обратился к китайцам, своим верным спутникам и друзьям.

– Кванг – верховный властитель, – ответили ему Кианг, Лу и Чанг, – он может черпать из сокровищ Поклонников Теней сколько ему угодно, не отдавая никому в том отчета!

– Нет, я этого не хочу, – сказал Бартес, – я желал бы только сделать заем!

И на другой же день, обменявшись телеграммами с Лао Тсином, банкиром из Батавии, он получил уведомление, что ему открыт кредит в десять миллионов франков.

Заручившись этим кредитом, Эдмон Бартес расстался с кольцом старика Фо, этим знаком верховной власти, который он вручил китайцам со словами:

– Я – человек не вашего племени и не вашего народа и не сумею выполнить все обязанности, возлагаемые на меня моим званием Кванга и требуемые исконными обычаями страны. Изберите себе достойного Кванга из своей среды, который будет стоять ближе к вам и лучше меня потрудится на благо вашего могущественного общества.

Кванг, Лу и Чанг приняли от него кольцо и три дня спустя уехали обратно в Батавию, увозя с собой самое дружеское расположение и щедрые дары того, кому они все время служили верой и правдой с того самого момента, как он стал преемником и наследником старого Фо. Эдмон Бартес потребовал, чтобы Гастон де Ла Жонкьер и Поль Прево-Лемер сделались его компаньонами, а Порник, Данео, Пюжоль и Ле Люпен, вскоре получившие полное помилование, его стараниями занялись каждый соответствующим его способностям делом.

– Да это настоящая синекура, не правда ли?! – воскликнул бретонец, обращаясь к своим товарищам. – Пока мы на страже кассы Эдмона Бартеса, из нее не пропадет ни единого сантима!

А Ланжале, как капиталист, желающий спокойно наслаждаться жизнью, поселился на одной из окраин Парижа вместе со своим неразлучным другом Гроляром, недавно вышедшим в отставку и тщетно ожидающим обещанной правительственной награды.

Но, к счастью, бывший сыщик и король принимал жизнь такой, как она есть. Кроме того, разве он не имел причины быть довольным? Разве он не вернул свободу и честное имя своему сыну? Разве он не сделал этого, не рассчитывая даже на малейшую долю любви и благодарности? А сознание исполненного долга разве не дает человеку того удовлетворения, которое стоит выше всяких наград?

117
{"b":"30853","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Угадай кто
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2
Куриный бульон для души. Сердце уже знает. 101 история о правильных решениях
Тень ингениума
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея
Рыбак
Вне сезона (сборник)
Чапаев и пустота
Черное пламя над Степью