ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тем лучше! – воскликнул, радуясь, Бартес. – У меня для всех будет место!

– И для меня тоже?

– Для вас в особенности, добрейший мой капитан!

– А на каких условиях, смею спросить?

– Тройное жалованье и звание капитана этого броненосца и моего заместителя. Кроме того, имейте в виду еще следующее: представители могущественного общества, в руках которого все Китайское морское дело, Ли Юнг и Ли Ванг заказали, как вы знаете, вашей Орегонской компании построить еще такое же суднo, как «Иен», но немного больше его, до восьмидесяти метров в длину; оно будет готово в следующем году. Хотите наблюдать за его постройкой и потом привести его к нам в Китай, с экипажем, составленным по вашему выбору?. Этот новый броненосец будет называться «Фо», в честь моего покойного старого друга, и мы намерены предложить его в подарок императору, причем я ручаюсь, что вы станете во главе этого судна, с званием контр-адмирала китайского флота.

– Ваши предложения превосходят все мои ожидания, и я с благодарностью принимаю их! – воскликнул Уолтер Дигби.

– Весьма рад! Зайдите ко мне сегодня вечером – я вам подготовлю инструкции по этому делу и необходимые деньги.

– Постараюсь быть аккуратным! Теперь позвольте дать вам, со своей стороны, один добрый совет, сэр: не оставайтесь здесь долго» Я слышал, что болтают о некоем Васптонге, следственном приставе, а ведь это известная птица здесь: кто его не знает в Сан-Франциско, хотя репутации его нельзя позавидовать! Я не знаю, что собственно затевается против вас, но только он хвалился, этот крючок, что выпустит вас отсюда только после того, как «Иен» будет продан с молотка.

– Спасибо вам за предостережение, – сказал командир «Иена», – но все дело, в сущности, сводится к одному носу, который имел неосторожность попасть под кулак Порника, придавшего ему такую форму, которая неудобна в повседневной жизни…

– Я слышал еще об аресте, который собираются наложить на «Иен», – для задержания вас здесь вследствие денежной претензии, предъявляемой вам; исполнителями этого ареста будут разные господа, называемые судьями, приставами и адвокатами, не считая их клерков; все они будут выуживать у вас сотни и тысячи долларов и успокоятся только тогда, когда все карманы ваши окажутся чистыми». Вообще у нас в Америке суд в этом случае беспощаден, и чем дальше от него, тем, право, лучше! Если у вас во Франции, по словам вашего бессмертного баснописца, судьи, съев устрицу, оставляют все-таки ее владельцу раковину, то наши, американские, не оставляют ему и этого в утешение!

– Итак, вы мне советуете?

– Заплатить все, что с вас потребуют эти люди, чтобы не иметь никакого дела с судом.

В эту минуту пришли доложить, что некто мистер Васптонг требует свидания с командиром «Иена».

– Начинается! – воскликнул Уолтер Дигби. Следственный пристав вошел к Бартесу в сопровождений своего юного клерка, который уже известен нам, и четырех других субъектов с такими физиономиями, которые, как говорят во Франции, так и просятся на «оскорбление действием», чтобы сорвать потом с вас приличный куш в свою пользу.

Юный клерк успел уже опохмелиться после вчерашнего, что же касается его достойного патрона, то он был всегда в норме, так как никакая порция выпитого им любого напитка не могла никогда одолеть его.

– Господин командир «Иена»? – спросил мистер Васптонг, выступая вперед с такой грацией, словно он собирался танцевать.

– Я, сударь, – ответил просто Бартес, вставая с места. – Что вам угодно?

– Вчера я имел честь послать вам и одному из ваших моряков бумагу, которой вы оба призываетесь к суду полиции города Сан-Франциско…

– Ах, так это вы? – воскликнул с иронией Бартес. – Очень рад случаю, доставляющему мне не совсем приятное для меня знакомство!

– Нельзя сказать, чтобы вы были слишком любезны, сэр, – отвечал мистер Васптонг, – но таковы уж все моряки; зато я, сэр, я совсем…

– Оставьте, сударь, все ваши банальности, – перебил его командир «Иена», – и приступим прямо к делу. Я готов заплатить сумму, требуемую вашим клиентом, равно как и возместить все издержки, но при условии, что я больше никогда не услышу о вас.

– Очень, очень рад! – воскликнул жрец Фемиды. – Вы делаете мне честь вашей обязательностью! Но есть еще нечто, для чего я опять должен просить вашего внимания– – Еще нечто? Новая кляуза?

– Арест, сэр, который я обязан наложить на судно «Иен» в обеспечение иска в двести тысяч долларов, которые прежний командир вашего судна, ныне умерший господин Фо, должен моему клиенту, маркизу де Сен-Фюрси.

XXV

Спокойствие и хладнокровие. – Арест. – Неверные догадки о поведении Гроляра. – Тучи сгущаются. – Неожиданная встреча.

Капитан-американец с минуты на минуту ожидал, что командир «Иена» прикажет своим людям вытолкать за дверь следственного пристава – со всеми почестями, подобающими его пошлой персоне; но ничего подобного не случилось. – Маркизу де Сен-Фюрси? – спросил Бартес пристава спокойно и холодно. – Где же этот заем был сделан покойным Фо?

– В Париже, господин командир, в вашей прекрасной Франции! – отвечал уже с нескрываемым нахальством мистер Васптонг.

– Она не моя, милостивый государь; я не имею чести быть французом, я китаец, – заметил с тем же самообладанием Бартес.

– Извините меня, господин командир, но маркиз де Сен-Фюрси вчера посвятил меня во все подробности своего дела, из которого видно, что вы имеете честь быть французом, несмотря на ваш костюм.

Американец устремил на нашего героя безнадежный взор, который говорил: «Ну, если эта шельма знает все, – вы пропали! Он вытянет из вас все жилы!»

Бартес понимал силу удара, который готов был нанести ему кляузник, облеченный полномочиями закона, но остался тверд в том, что говорил.

– Господин де Сен-Фюрси сказал вам неправду, милостивый государь, – возразил он, – я китаец, принц Иен и адмирал китайского флота.

– Пусть будет так, – сказал с притворным равнодушием мистер Васптонг. – Я не имею причин оспаривать ни ваши титулы, ни вашу национальность, видя, что и вы не делаете того же по отношению к моему клиенту. Дело не в этом, а в том, признаете ли вы долг покойного господина Фо.

– Ваша обязанность, – ответил Бартес, – предъявить мне сначала документ, на котором основывается этот долг.

– Сэр, это долг чести, основанный на слове господина Фо, и я полагаю, что вы подтвердите слова человека, уже отошедшего в иной мир, иначе это было бы недостойно вас… К тому же, сделать это вам будет не трудно, так как господин Фо оставил после себя значительное состояние. Если же вы не согласны кончить дело миром, тогда мы будем судиться, и я, в обеспечение этого иска с вас, наложу арест на ваше судно.

– Арест без документа?! Никакие законы в мире не допускают подобной вещи!

– Извините, сэр, американские законы строги в этом случае, так как вы иностранец: достаточно для этого клятвы вашего кредитора, данной в присутствии какого-нибудь члена суда, – и иск получает законное основание. А это уже сделано вчера маркизом де Сен-Фюрси в присутствии генерального французского консула и председателя суда штата. Вы видите, таким образом, что все необходимые формальности нами соблюдены, теперь за вами очередь… Но есть еще нечто…

– Ах, еще нечто?! – воскликнул с явной насмешкой Бартес. – Да вы поистине неистощимы, милостивый государь!

– Согласно постановлению суда, внесенному в надлежащий реестр, – продолжал пристав, оставив без внимания насмешку в свой адрес, – четыре мои помощника, здесь предстоящие, получили приказ оберегать арестованное, в обеспечение долга, имущество, дабы оно оказалось в полном порядке и совершенно нетронутым при первом его востребовании… Позвольте мне, сэр, представить вам этих достойных исполнителей закона.

– Это бесполезно, господин главный исполнитель закона, – ответил с той же иронией командир «Иена». – Я уже имею удовольствие знать вас, и этого вполне довольно с меня, чтобы не желать знакомства с другими, подобными вам.

34
{"b":"30853","o":1}