ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Идея недурна, – сказал Порник, выслушав предложение Ланжале и помолчав минуты две, раздумывая. – Но мы лучше погодим с нашим ультиматумом до самого конца, то есть до того момента, когда опасность, грозная и неизбежная, предстанет пред глазами Гроляра. Мы ничем тут не рискуем, потому что во всяком случае окажем помощь нашему любезному соотечественнику, виновному только в том, что он исполнял свою обязанность

Последние слова Порник сказал очень просто, без малейшей аффектации, чем отчасти удивил Ланжале, никогда не думавшего о том, что можно быть беспристрастным к своему врагу и даже помочь, если ему грозит какая-нибудь опасность. На этом друзья расстались, условившись действовать сообща и решительно, когда это окажется необходимым.

Между тем судно целый день пробиралось между рифами и мелкими островками, лавируя между ними с большой осторожностью. Саранга не покидал носа яхты, пытливым взглядом осматривая водную даль, расстилавшуюся перед ним, и поминутно решая, какое дать направление судну, по какому проливу идти, чтобы не попасть в беду, так как море в этих местах – не что иное, как громадная сеть проливов между бесчисленными островами и рифами, созданными мадрепорами, и ничего не могло быть легче, как сесть на мель или разбиться вдребезги о подводную скалу.

Незадолго до заката солнца вид океана совершенно изменился, потому что яхта вошла в какое-то ущелье между отвесными берегами двух островов, поднимавшихся на высоту в четыреста футов. Течение здесь было очень быстрое, доходившее до восьми, а то и десяти миль в час.

– Черт меня возьми, если мы не вступили в царство сатаны в этот момент! – воскликнул Порник, наблюдавший ход яхты из окна своей каюты.

– Я согласен с тобой! – сказал Ланжале, бывший тут же. – Те, кто вздумал основать свою резиденцию в этих местах, могут быть спокойны насчет неожиданных визитов: сам сатана не сможет пробраться к ним!

XXI

Погода, не располагающая к веселью. – На пороге к великой цели. – «Судно прибыло на место!» – Три лодки. – Уныние Гроляра. – Остановка.

Ветер стремительно проносился между двумя отвесными скалами, издавая какие-то страшные звуки, в которых не было ничего веселого и к которым моряки яхты прислушивались с изумлением, бросив свои обычные песни. Самая погода незаметно изменилась, и ясный вечер превратился в совершенно темный, не располагающий ни к песням, ни даже к разговорам. С этим вечерним мраком, окутавшим вдруг все окружающее Непроницаемой пеленой, угрюмые скалы, замыкавшие проход, сделались как будто еще выше и угрюмее.

Судно уже более часа шло тихим ходом – по требованию лоцмана Саранги, подвигаясь вперед среди мрака, освещаемого лишь собственными его огнями.

Между тем Ли Ванг и «маркиз де Сен-Фюрси» собирали багаж в своих каютах, словно готовясь сойти на берег.

Чувство удовлетворенного честолюбия сквозило в чертах китайца, и глаза его блестели энергией и решимостью. Наконец-то наступает час, когда он возьмет в свои руки власть повелителя, могущественнее самого Сына Неба. Дворец на острове Иене, со стражей из «тигров Зондского пролива»» Дворец в Батавии, то есть Уютный Уголок, который служит резиденцией Квангам, когда они посещают остров Яву» Дворец в Пекине, недалеко от «третьего круга» императорского дворца, с которым устроено тайное сообщение… Все это будет принадлежать ему, не считая миллионов людей, готовых слепо повиноваться своему владыке, исполнять все малейшие его капризы. Наконец, в его распоряжении будет неистощимая казна Квангов, которой заведует Лао Тсин… Остается лишь потерпеть еще несколько часов – и вот раздадутся вокруг него приветственные крики, и тысячи иллюминированных джонок выйдут навстречу к нему, так как банкир Лао Тсин обещал заблаговременно послать на остров Иен весть о предстоящем прибытии туда нового Кванга!.. Вперед же, вперед!

– Ну, господин маркиз, – не вытерпел Ли Ванг, – готовы ли вы? Поторопитесь! Едем сейчас же, и вы увидите, что будет, какой праздник ожидает нас с вами, как китайцы привыкли встречать и принимать своих владык!

«Господин маркиз» был готов, но настроение его далеко не соответствовало величию ожидаемого торжества: какое-то уныние овладело им, и он безуспешно старался скрыть его, силясь придать довольное выражение своему лицу. А если бы бедняга еще знал, куда они на самом деле спешат?!

Вдруг на палубе раздался резкий, отчетливый голос Саранги, нарушивший всеобщее безмолвие:

– Господин командир, прикажите остановиться: судно прибыло на место!

– Стоп! – скомандовал Порник.

Вслед за тем Саранга заявил, что ему нужны две лодки для дальнейшего следования пассажиров на остров, – и две лодки были также немедленно спущены на воду… Но вместе с ними была спущена, по негласному приказанию Порника, еще третья, притом так, что малаец не мог видеть ее за корпусом яхты»

Ли Ванг в сопровождении Гроляра сел в одну лодку, тогда как в другую, стоявшую впереди, сел один Саранга. Гроляр, спускаясь, искал глазами своего неизменного спутника, Ланжале, но Ли Ванг и Саранга сказали ему, что никто, кроме их троих, не может ехать на таинственный остров, оберегаемый «тиграми Зондского пролива», – и бедный «маркиз» должен был скрепя сердце подчиниться этому требованию.

Впрочем, он немного ободрился, когда Ланжале, наклонясь с борта яхты, шепнул, следя за его спуском по трапу:

– Не бойтесь ничего: мы будем следовать за вами в китоловке и при малейшей опасности поспешим к вам на помощь…

Саранга взял в руки весла и, сказав своим пассажирам «следуйте за мной», двинулся в таинственный путь.

Ли Ванг и Гроляр принялись также работать веслами на своей лодке, что для них не составляло особенного труда, так как они были достаточно опытны в этом деле.

За ними, незаметно для Саранги, отчалила от яхты китоловка.

– Ну-с! – весело воскликнул китаец. – Вот мы и у последней станции к нашей цели!

– Да поможет вам Небо! – ответил полицейский. – Но, не знаю почему, меня тревожат какие-то предчувствия.

– Что вы! На пороге к цели, к полному успеху?

– Что же делать? Вы знаете, бывают такие минуты, когда на самом исходе какого-нибудь дела вдруг словно что-нибудь ударит тебя в голову и заставит предвидеть истину – все равно как молния, которая вдруг сверкнет и осветит на мгновение скрытые в темноте предметы, грозящие опасностью бредущему впотьмах спутнику.

Как все восточные люди, Ли Ванг был суеверен и потому отчасти поддался мрачному настроению Гроляра; но полицейский добавил вслед за тем более спокойным тоном:

– Я плохо спал в прошлую ночь, и потому мысли мои не в должном порядке» Ночью, например, мне казалось, будто Лао Тсин намерен проделать с нами плохую шутку и что я напрасно последовал за вами в это путешествие, а теперь на меня неприятно подействовал отказ Саранги взять с собой Ланжале, моего помощника и преданного друга, на которого я привык полагаться во всех сомнительных случаях в моих путешествиях по Востоку.

– В этом отказе Саранги нет ничего странного, – возразил Ли Ванг, – он сделал только то, что предписывается правилами Общества Джонок, воспрещающими иностранцам проникать на остров Иен.

– Но я ведь тоже иностранец, и однако же для меня оказалось возможным отправиться на остров!

– Вы другое дело, господин маркиз! Вы очевидец кончины старого Кванга, везущий туда известие об этом важном событии и доказывающий таким образом справедливость моих притязаний на этот высокий пост. Без этого разве я согласился бы взять вас с собой? У каждого из нас своя целы у меня – сделаться главой Общества Джонок, на что я имею неоспоримое право, а у вас – получить в свои руки драгоценный «Регент», оставленный мной у Лао Тсина. Таким образом, мы опираемся друг на друга в достижении наших целей. Итак, следуйте за мной не колеблясь, потому что, в сущности, вам иначе ведь нельзя действовать… Но что там такое с Сарангой? Он остановился и делает нам знаки тоже остановиться. Посмотрим, в чем дело!

60
{"b":"30853","o":1}